Перспективы и проблемы исламского банкинга в России

На фоне кризиса в текущей экономической повестке России вновь возникла тема исламского банкинга.

В конце прошлого года об интересе к рынку исламского финансирования публично объявил государственный Внешэкономбанк. В свою очередь, об интересе к российскому рынку заявляют и крупные исламские банки.

Интерес к исламскому банкингу в России не нов. Разговоры о необходимости имплементации правил исламского финансирования в российское банковское поле ведутся не первый год, но пока не привели к осязаемым результатам.

Сейчас же, похоже, и банковское сообщество и регуляторы имеют все шансы прийти к консенсусу.

Несмотря на то, что глобальный рынок исламского финансирования пока еще достаточно молод и не велик, он, растет и как считается, имеет неплохие перспективы.

По прогнозам экспертов в 2015 г. глобальная эмиссия сукук (исламский финансовый инструмент, несколько схожий с облигациями) достигнет 145 млрд долл. США

Сегодня в «клуб» исламских эмитентов вступают не только государства, не являющиеся традиционно исламскими – Великобритания, Люксембург, Гонконг, Южная Африка, но и отдельные корпорации – «Дженерал Электрик», «Сосьете Женераль» и другие.

Какое будущее у исламского банкинга в России?

Очевидно, что попытки имплементации исламского банкинга в нашей стране столкнутся с несколькими серьезными проблемами.

Первая проблема — законодательная. Сегодняшнее российское законодательство не содержит правовой базы для создания соответствующих институтов и внедрения специфических инструментов в отечественную финансовую систему.

Строго говоря, в нынешних российских реалиях данная проблема не является проблемой в широком смысле. Учитывая скорость, но не качество (!), отечественного законотворчества, она решаема при наличии политической воли в непродолжительные сроки.

Депутатом фракции ЛДПР в Госдуме уже внесен на рассмотрении палаты законопроект,  вносящий изменения в закон «О банках и банковской деятельности» и устраняющий препятствия для внедрения в России исламского банкинга. Необходимость принятия данного закона обосновывается автором «сложной экономической ситуацией» и «практически полной экономической блокадой со стороны Европы и США». Необходимость внесения изменений в законодательство с целью создания правового поля поддерживается и Ассоциацией российских банков.

Однако, несмотря на кажущуюся простоту устранения правового вакуума в отношении исламского банкинга, на данном пути отечественную финансовую систему ожидает немало сюрпризов.

Например, несмотря на наличие различных Советов по шариату (Sharia Board), которые сертифицируют финансовые продукты на предмет их соответствия нормам шариата, в мире отсутствуют единые унифицированные стандарты для финансовых инструментов, соответствующих требованиям исламской религии.

Как следствие, еще в феврале 2008 г. шариатский комитет расположенной в Бахрейне Организации бухгалтерского учета и аудита исламских финансовых институтов произвел анализ рынка сукук и пришел к выводу, что 85% эмитированных сукук не соответствуют нормам шариата.

Важно, чтобы не получилось, что российский исламский банкинг и предлагаемые им продукты были исламскими только в России.

Соответственно создание такой нормативной базы, которая бы реально, а не формально отвечала духу исламского банкинга, представляется нетривиальной задачей. Потребуется комплексная реформа многих отраслей российского права – гражданского, налогового, финансового.

Кроме того, перед отечественной банковской системой будет стоять задача синхронизации исламского банкинга с требованиями стандартов Базельского комитета по банковскому надзору (Базель III).

Вторая проблема, с которой может столкнуться российский исламский банкинг, лежит в области ментальности российского потребителя банковских услуг.

И эта проблема представляется даже серьезнее первой.

Так, одним их главных аргументов сторонников исламского банкинга является аргумент о том, что в России проживает 20 миллионов мусульман.

Однако большой вопрос, какова среди них доля тех, кто по религиозным соображениям готов отказаться от традиционных финансовых инструментов в пользу специфических.  Да и вообще на кого, прежде всего, нацеливается отечественный исламский банкинг – на институциональных или индивидуальных инвесторов?

Большинство мусульман в мире не так уж и набожны, чтобы полностью отказаться от обычного финансирования: даже в Саудовской Аравии, активы исламских банков составляют едва ли половину всех активов банковской системы, сообщает The Economist.

Саудовская Аравия государство, в котором проживает более 27 млн человек, ислам является официальной и единственной религией, а правовая система основана на нормах шариата. В мире вообще вряд ли существует государство, в котором к соблюдению канонов ислама относились бы более ревностно.

Банкиры, работающие в сфере исламского банкинга, отмечают, что клиенты — мусульмане приходят не столько в силу набожности, сколько в силу других предлагаемых преимуществ.

Даже в такой стране как Турция, с подавляющим мусульманским населением, исламский банкинг, именуемый там «банкинг участия», пока не получил значительного доверия. На конец 2014 года в Турции работали 4 исламских банка, а их доля не превышала 5% финансового сектора. Первый суверенный сукук был выпущен в Турции только в 2012 году.

Крайне незначительна доля исламского финансового сектора и в мусульманском Египте.

И все же на рынке исламских финансов «правят бал» мусульманские страны. Так, в 2012 году 43% исламских международных банковских активов концентрировалось в Иране, 12% в Саудовской Аравии и 10% в Малайзии. На рынке сукук крупнейшими эмитентами являются Малайзия, а также государства Персидского залива.

Население России в значительной степени консервативно в вопросах выбора объектов капиталовложений. Надежными средствами сохранения и накопления являются банковские депозиты и вложения в недвижимость. Вложения в ценные бумаги, а также другие инструменты финансового рынка, не являются широко распространёнными среди физических лиц по причине низкой финансовой грамотности населения.

Большинство же исламских финансовых инструментов специфичны и требуют хотя бы поверхностного понимания природы таких инструментов. Такие инструменты будут интересны, в первую очередь, не гражданам мусульманского вероисповедания, а институциональным и квалифицированным инвесторам, что, кстати, подтверждается мировой практикой. В свою очередь, квалифицированные инвесторы любят ясность и прозрачность в инвестициях и хотя бы минимально гарантированную доходность, а она в исламском банкинге не всегда гарантирована.

В связи с этим представляется маловероятным занятие исламским банкингом в банковском секторе России значительной доли.

И наконец, третьей серьезной причиной являются риски исламского банкинга.

Так, например, до недавнего времени считалось, что сукук является безопасной для инвестиций и ликвидной ценной бумагой. Однако дефолты, допущенные некоторыми ближневосточными эмитентами сукук, это опровергли. В действительности сукук является ничуть не более безрисковой ценной бумагой, чем классическая облигация.

Серьезные вопросы возникали и применительно к судебной защите прав держателей исламский облигаций. Как отмечалось, подавляющее большинство эмитированных облигаций не соответствуют нормам шариата, а, следовательно, и не могут подлежать судебной защите в исламских странах.

Например, в проспекте эмиссии облигаций крупнейшего застройщика ОАЭ — корпорации Nakheel, было прямо указано, что законодательство ОАЭ не гарантирует защиту права на получение процентного дохода.

Признание безусловной защиты прав инвесторов в исламские финансовые инструменты на получение гарантированного дохода российской правовой системой в ряде случаев будет заведомо противоречить их исламской природе.

Напротив, отказ в защите или ограничение защиты прав инвесторов создаст благодатную почву для финансовых махинаций под видом исламского банкинга  и еще более ограничит их привлекательность.

В этой связи традиционные финансовые инструменты также будут выглядеть гораздо предпочтительнее. Например, банковские вклады физических лиц гарантированные государством на сумму 1,4 млн рублей, а также государственные и корпоративные облигации.

В заключение хотелось бы призвать законодателей, регуляторов, банковское и инвестиционное сообщество не торопиться с принятием соответствующего законодательства.

Несмотря на неочевидные перспективы исламского банкинга в России нельзя не признать, что последний пусть медленно, но последовательно интегрируется в мировую финансовую систему. Россия, безусловно, не должна оставаться в стороне от общемировых экономических тенденций.

Однако создание в России финансовых институтов с религиозной спецификой требует крайне взвешенного подхода, кропотливого изучения и учета накопленного в мировой банковской практике опыта, особенностей российской правовой системы, подготовки специфической инфраструктуры рынка и множества других факторов.

40.71MB | MySQL:66 | 1,023sec