Ситуация в Ливии: март 2015 г.

2 марта в Бенгази было объявлено о назначении генерала Халифы Хафтара на недавно учрежденный пост главнокомандующего армией. Об этом назначении генерала объявил спикер международно признанного парламента Агила Салах Иса. «Я выбрал дивизионного генерала Х.Хафтара для занятия поста главнокомандующего армией с одновременным присвоением ему воинского звания «генерал-лейтенант»», — заявил спикер.

Ранее сообщалось, что 24 февраля с.г. ливийский парламент учредил пост главнокомандующего армией. Как утверждали некоторые в этой связи, данный пост был учрежден с тем, чтобы легализовать статус отставного генерала Х.Хафтара, который возглавил отряды своих сторонников из числа бывших ливийских военных, дезертировавших из армии после начала восстания против М.Каддафи, и перешедшие на его сторону части регулярной ливийской армии в борьбе против исламистских бригад.

До сих пор 72-летний Х.Хафтар представлял себя в качестве командующего Национальной ливийской армии – милицейского формирования, составленного главным образом из бывших военных. Он начал в мае 2014 г. операцию «Достоинство» против исламистских формирований, контролировавших г.Бенгази. Первоначально власти назвали его действия «госпереворотом», однако после того, как Триполи был захвачен силами альянса «Рассвет Ливии», генерал и международно признанное правительство в Тобруке стали союзниками. В Ливии его начали называть «ливийским ас-Сиси» по имени действующего президента Египта, ранее сумевшего отстранить от власти президента-исламиста М.Мурси.

Назначив Х.Хафтара на пост главнокомандующего армией правительство и парламент в Тобруке фактически признали статус генерала как главного действующего лица в борьбе с исламистами.

Тем временем 7 из 15 членов СБ ООН блокировали просьбу правительства Ливии в Тобруке и Лиги арбских государств (ЛАГ) отменить эмбарго на поставки оружия для ливийской армии. Инициатором блокировки выступила Испания, предложившая дождаться итогов посреднических усилий эмиссара ООН в Ливии Бернардино Леона. Испанию поддержали Франция, США, Великобритания, Чили, Новая Зеландия и Латвия. Ливийские власти хотели приобрести на Украине, в Сербии и Чехии 6 боевых вертолетов, 30 самолетов типа «Су» и «МиГ», 150 танков Т-72, а также десятки тысяч автоматов с боеприпасами.

17 марта генерал Х.Хафтар заявил, что ему нужен месяц для того, чтобы город Бенгази полностью перешел под контроль сил, подчиняющихся правительству в Тобруке. Одновременно он призвал мировое сообщество усилить поддержку ливийской армии. К тому времени силы генерала Х.Хафтара контролировали значительную часть города.

24 марта боевики-смертники на двух заминированных автомашинах атаковали два блок-поста ливийских военных в Бенгази. В результате терактов погибли 7 солдат, 12 получили ранения.

3 марта самолеты ВВС Ливии нанесли удар по международному аэропорту Триполи, находящемуся под контролем формирований альянса «Рассвет Ливии». Как заявил командующий ВВС Ливии генерал Сагр аль-Джеруши, этот удар был нанесен в ответ на авианалет самолетов альянса на один из нефтяных терминалов. Два самолета типа «МиГ» вылетели с аэродрома в Сирте, находящегося под контролем «Рассвета Ливии», и пытались атаковать нефтяной терминал в Ас-Сидре. Этот налет был отражен силами ПВО.

Тем временем формирования «Рассвета Ливии» и «Исламского государства» (ИГ) продолжили действия по захвату нефтепромыслов. 3 марта они установили контроль над двумя нефтепромыслами Аль-Бахи и Аль-Мабрук в центральной части страны в 200 км к югу от Сирта. Оба нефтепромысла к этому времени не работали уже несколько недель. Персонал с них был эвакуирован сразу после первой атаки на них в начале февраля, когда погибли 11 человек. Уже 4 марта Национальная нефтяная компания NOC объявила «форс-мажорную» ситуацию на 11 нефтепромыслах в центральной части страны. Подобный статус нефтепромыслов освобождает компанию от обязательств по поставкам нефти.

6 марта формирования ИГ атаковали нефтепромысел Аль-Гани на юге Ливии. При этом погибли 8 охранявших его солдат. Нападавшие разграбили промысел, подожгли имевшиеся на нем сооружения, похитили 9 иностранцев, в том числе 4 филиппинцев. Позднее, после прибытия подкреплений, военные восстановили контроль над нефтепромыслом.

Со своей стороны правительство в Тобруке объявило, что не имеет ничего общего с NOC в Триполи, одновременно сообщив об учреждении аналога этой компании под тем же названием с базированием в Бенгази. Оно также предупредило, что будет рассматривать как незаконные любые сделки со старой NOC.

2 марта международно признанный парламент проголосовал за продолжение переговоров с делегацией Всеобщего национального конгресса (ВНК), представляющего себя ливийским «парламентом». О причинах приостановления переговоров, проходивших в феврале в Марокко, ничего не известно. Новый раунд переговоров планировался на 5 марта. 7 марта, три дня спустя после начала непрямых переговоров, проходивших в Схирате (20 км к югу от Рабата), впервые состоялась очная встреча двух делегаций. Она проходила в присутствии Б.Леона, главы МИД Марокко Салахеддина Мезуара и руководителя марокканской внешней разведки Ясина Мансури.

13 марта представители Евросоюза дали понять, что европейцы могли бы отправить в Ливию гражданскую и военную миссию в случае, если в этой стране будет сформировано правительство национального единства. Условия его формирования обсуждались на переговорах между делегациями двух ливийских парламентов в Марокко. «Мы предусматриваем гражданскую и военную миссии с тем, чтобы содействовать защите возможного правительства национального единства и помочь ему в борьбе против террористической активности», — заявил один из участников.

В марте Алжир попытался перехватить инициативу у Марокко, где прошли встречи между представителями международно признанного парламента в Тобруке и «парламента» в Триполи, в вопросах урегулирования внутриливийского кризиса. Как объявила 4 марта Миссия поддержки ООН в Ливии (Manul), политические представители противоборствующих в Ливии сторон встретятся через неделю, на сей раз  — в Алжире. Как объявил ранее официальный Алжир, за несколько недель до этого в АНДР в условиях секретности побывали до 200 представителей различных ливийских группировок. Более того, как утверждал министр-делегат МИД АНДР по делам Африки и Магриба Абделькадер Мессахель, «ряд встреч увенчался подписанием» неких документов. По его словам, «у нас хорошие отношения как с правительством в Тобруке, так и с представителями властей в Триполи».

8 марта глава МИД Алжира Рамтан Ламамра объявил, что встреча между представителями сторон внутриливийского конфликта состоится в столице АНДР 10 марта. По его словам, в ней должны принять участие «15 политиков первого плана, лидеры политпартий и известные в Ливии лица». Он выразил надежду, что встреча в Алжире приведет к формированию «правительства национального единства». Министр сообщил, что переговорщики могут находиться в Алжире столько времени, сколько им необходимо.

10 марта на церемонии открытия межливийских переговоров в Алжире эмиссар ООН в Ливии Бернардино Леон заявил, что у этой страны два выбора – либо «политическое соглашение», либо «разрушение». Он назвал встречу в Алжире «форумом политических партий» Ливии.

В марте следы ливийского оружия вновь появились в соседних странах. 6 марта МВД Туниса объявило об обнаружении близ границы с Ливией склада оружия, в котором находилось «большое количество автоматов Калашникова, гранатометов и боеприпасов к ним». По его данным, весь этот арсенал предназначался формированиям джихадистов, которые уже свыше двух лет действуют в Тунисе близ границы с Алжиром.

9 марта в том же районе был обнаружен еще один склад оружия, в котором находились 20 гранатометов, 40 противотанковых мин, а также большое количество боеприпасов для стрелкового оружия. Затем 18 марта последовал ответ джихадистов. В результате атаки на музей в Тунисе погибли 21 человек, в том числе 20 иностранных туристов. Ответственность за этот теракт взяло на себя ИГ.

Как заявили позднее тунисские власти, двое тунисцев из числа нападавших прошли военную подготовку в Ливии и придерживались такфиристской идеологии. По их данным, в Ливии близ городов Сабрата, Бенгази и Дерна действуют тренировочные лагеря, где готовятся джихадисты из числа тунисцев. По данным тунисских спецслужб, за последнее время в страну вернулись по меньшей мере 500 граждан этой страны, успевших повоевать в рядах ИГ в Ираке, Сирии и Ливии.

14 марта в Ливии случилось то, что должно было случиться. В Сирте начались бои за контроль над городом между формированиями «Рассвет Ливии» и ИГ, первые бои подобного рода. Они продолжились и на следующий день. К 18 марта стало известно, что в ходе боев в Сирте формирования «Рассвета Ливии» потеряли около 20 бойцов убитыми. На эти сообщения положительно отреагировало правительство в Тобруке, дав тем самым понять о возможности достижения договоренности с «Рассветом Ливии» перед лицом нового врага.

Похоже, что в Ливии повторилась иракская история, где в формирования ИГ вошли многие сторонники прежнего режима. Как заявили представители «правительства» в Триполи, в Ливии к отрядам ИГ примкнули многие сторонники М.Каддафи.

25 марта в 15 км к западу от Сирта формирования ИГ атаковали блок-пост 166-го батальона, входящего в «Рассвет Ливии». В результате атаки погибли по меньшей мере 5 боевиков яльянса.

20 марта формирования международно признанного правительства Ливии начали наступление на Триполи с южного направления, что привело к ожесточенным боям с отрядами альянса «Рассвет Ливии», который контролирует столицу. Эти бои продолжились и 21 марта.

23 марта правительственные войска сообщили о нанесении авиаудара по складу боеприпасов «Рассвета Ливии» к югу от Триполи. Их оппоненты позднее заявили, что удар был нанесен по лагерю беженцев близ Тархуны (80 км к юго-востоку от Триполи), в результате чего погибли 8 гражданских лиц. Похоже, что дело дошло и до воздушных боев. Правительственные войска сообщили, что сбили самолет «Рассвета Ливии» в районе Ар-Раджбана (170 км к юго-западу от Триполи).

Складывается впечатление, что сложившиеся в Ливии три стороны конфликта – правительство в Тобруке, альянс «Рассвет Ливии» и ИГ – в ходе боевых действий в конечном счете преследуют одну меркантильную цель – установление контроля над нефтепромыслами. Это затрудняет международные усилия по поиску политического пути урегулирования конфликта. В то же время появляется все больше сигналов о том, что «Рассвет Ливии» и правительство в Тобруке могут пойти на мировую перед более опасным врагом в лице ИГ.

52.36MB | MySQL:103 | 0,715sec