Что стоит за сменой американской стратегии в Ираке

По сообщениям арабского информационного канала «Аль-Арабия», США и их союзники по международной коалиции отказались поддерживать авиацией операцию иракских войск против террористической группировки «Исламское государство» (ИГ) в провинции Анбар до тех пор, пока на стороне армии будут выступать вооруженные шиитского отряды ополчения. «США отказались вступать в бои в провинции Анбар и поддерживать иракские силы ударами с воздуха, пока отряды народного ополчения не будут выведены из этой провинции и из приграничных с ней городов», — привел телеканал слова источника в командовании ВС Ирака. Таким образом, американцы четко придерживаются позиции дистанцирования от действий шиитской милиции, которые в последнее время были серьезно усилены боевиками ливанской «Хизбаллы». Это свидетельствует о том, что в Пентагоне принято решение отказаться от безусловной поддержки проиранских шиитов, что было продемонстрировано еще в период наступления на Тикрит. Напомним: американцы прекратили бомбардировки позиций ИГ во время активной фазы боев на улицах родины С.Хусейна, что сразу же сказалось на наступательном запале шиитской милиции. Только возобновление воздушной поддержки обеспечило, в конечном счете, взятие Тикрита. Тогда иракские высшие военные чины сетовали «на некие политические причины» прекращения авиаударов коалиции. И можно смело утверждать, что представленная мотивировка американцев, что «шиитская милиция погрязла в грабежах и мародерстве», в данном контексте выглядит неубедительно. В этой связи целесообразно сделать несколько выводов.

  1. Вашингтон осознал, что в Ираке он вплотную подошел к той черте, когда дальнейшее усиление прессинга на ИГ приведет к фактическому уничтожению легальных структур этой группировки и резкому перекосу шиитского влияния в стране. Особую озабоченность в силовом блоке США вызывают планы иранцев по созданию некого иракского аналога «Хизбаллы» на базе резко антиамерикански настроенной «Армии Махди» и превращения Ирака в некое подобие Ливана. Одновременно такой сценарий приведет к дальнейшей минимизации  роли суннитского сегмента в политическом устройстве государства. Отношение к такой перспективе у американцев очень настороженное, в том числе и по причине позиции Катара и КСА. Но и само резкое усиление Ирана в регионе на фоне возможного снятия экономических санкций для американцев неприемлемо. В пользу этой версии говорит и блокирование США проекта резолюции о признании ИГ «террористической структурой». Причина — принятие этой резолюции может самым негативным образом сказаться на достаточно большом сегменте суннитской элиты, поскольку подавляющая ее часть тем или иным образом причастна к действиям ИГ.
  2. Американцы активно начали реанимировать старые наработанные связи с определенной частью суннитов в Ираке. И особенно в провинции Анбар с целью создания лояльных им подразделений местной племенной милиции. Такие сепаратные переговоры уже идут, и казнь ИГ нескольких представителей местных суннитских племен об этом ясно свидетельствует. ЦРУ и Пентагон уже имели удачный пример использования внутреннего племенного фактора в период борьбы с «Аль-Каидой» во время своего военного присутствия в этой стране. По имеющейся информации, премьер-министр Ирака Хейдар аль-Абади, в чьем прямом подчинении находятся формирования ополченцев, отдал распоряжение об отводе вооруженных отрядов шиитов из провинции. Это жесткое требование американцев как основное условие продолжения их воздушной поддержки иракской армии. Таким образом, Вашингтон после долгих колебаний все-таки решил использовать в борьбе против исламистского экстремизма чисто внутренний суннитский фактор, что является наиболее действенным способом решения проблемы ИГ и не позволит Ираку окончательно попасть в орбиту Ирана. При этом похоже, что ставка Вашингтона на нынешнего премьера Х.аль-Абади, которого рассматривали, как более умеренную и способную к компромиссам с суннитами фигуру, нежели чем предыдущий премьер Нури аль-Малики, не оправдалась. Как представляется, поворотным моментом для осознания этого факта стало «добро» премьера на создание параллельных иракской армии подразделений моноконфессиональной шиитской милиции при активной поддержке Ирана. Увольнение на днях более чем 300 армейских офицеров в основном из числа суннитов и христиан выглядит лишь как дополнительное подтверждение тезиса о том, что Багдад ставит сейчас в основном на исключительно шиитский сегмент своих вооруженных сил. Оправдание такого шага в разгар военных действий слабой подготовкой уволенных выглядит неубедительно.

Очевидно, что решение отстранить шиитскую милицию от военной операции по установлению контроля над Мосулом укладывается в эту стратегию американцев. Однако, при этом не совсем понятно, кто конкретно будет штурмовать, в общем-то, серьезно укрепленный оплот ИГ, даже при наличии авиационной поддержки.

  1. Союз с суннитами позволяет Вашингтону в перспективе очень серьезно влиять на сирийскую ситуацию. Провинция Анбар имеет стратегическое значение для поставок оружия, продовольствия и топлива сирийскому режиму, что является для него основным условием политического выживания. Суннитские племена в этой связи станут основным плацдармом для реализации давно вынашиваемых планов США по созданию «новой» вооруженной оппозиции в Сирии. Но в данном варианте существуют некоторые «подводные камни», и самый главный из них — смогут ли американцы в достаточной степени повлиять на Багдад с целью убедить его в необходимости инкорпорировать «примирившиеся» суннитские племена в вооруженные силы страны. А еще шире – суннитскую элиту во властные структуры государства. Судя по последним событиям, с этим могут возникнуть серьезные проблемы. Собственно, нежелание шиитов делиться властью уже однажды оставило те же суннитские племена из провинции Анбар «за бортом» властных структур, что, в конечном счете, и привело к нынешнему ренессансу радикальных джихадистов.
52.33MB | MySQL:103 | 0,479sec