Белуджский сепаратизм создает проблемы развитию китайско-пакистанских экономических отношений

Апрельский визит китайского лидера Си Цзиньпиня в Пакистан и его переговоры с высшим пакистанских руководством вновь оживили в том числе и тему Белуджистана. Процессы, которые происходят здесь, не занимают много места в аналитических обзорах и находятся в тени более масштабных конфликтов в Сирии, Ираке и Афганистане. Вместе с тем этот богатый углеводородами и другими полезными ископаемыми регион на границе Ирана и Пакистана приобретает сейчас одно из стратегических значений в силу намерения Пекина инвестировать в экономику и логистическую инфраструктуру Пакистана 46 млрд долларов с целью обеспечения не только добычи полезных ископаемых, но и создания устойчивого транспортного коридора,  в том числе и к пакистанским морским портам. Это обстоятельство  серьезно повышает будущую геополитическую роль Белуджистана в самой ближайшей перспективе.   Большая часть китайских инвестиций будет вложена в Китайско-Пакистанский экономический коридор между Синьцзян-Уйгурским автономным районом на западе Китая и пакистанским южным морским портом Гвадар. Прохождение этого логистического пути через Белуджистан и нахождение порта Гвадара в этом же регионе вновь со всей остротой ставит на повестку дня вопрос белуджского сепаратизма.

В этой связи в Исламабаде фактически синхронно с визитом главы КНР прошло установочное совещание высших армейских чинов пакистанских вооруженных сил с присутствием командования Межведомственной разведки этой страны. На нем было зафиксировано «участие» спецслужб Индии в стимулировании и разжигании на территории Белуджистана  активности «сепаратистских групп и антиправительственных организаций», таких как часть пакистанских талибов и подрывных элементов из числа белуджских сепаратистов. Отмечалось, что служба контрразведки постоянно ощущает присутствие индийских спецслужб в Белуджистане, что выражается в прибытии туда агентуры и эмиссаров индийской разведки, а также материально-технической поддержки «антигосударственных групп». Индийская агентура резко активизировал свою подрывную деятельность и в главном портовом городе страны Карачи, в отношении чего якобы «имеются документальные материалы». По выражению министра обороны Пакистана Хаваджа Мохаммада Асафа: «Индия стремится “застегнуть” Пакистан и стереть его в конце концов с лица земли». Сказано  конечно эмоционально, но это высказывание характеризует  степень озабоченности пакистанских военных.  По оценке обозревателей, такие высказывания будут материализованы в самом скором времени в усиление военного присутствия пакистанских военных в Белуджистане. На сегодняшний день пакистанская армия вынуждены уже дислоцировать в этом регионе 12-итысячный военный контингент в составе шести армейских батальонов и шести «крыльев» гражданских сил безопасности из иррегулярных подразделений «рейнджеров» и Пограничного корпуса, которых возглавляют два двухзвездных генералов. Помимо сепаратизма белуджей и поддержки его со стороны индийских спецслужб большой проблемой для пакистанских силовиков станет и возможная дестабилизация обстановки со стороны пакистанских талибов, часть которых периодически выходит из-под контроля пакистанской Межведомственной разведки и имеет целый ряд опорных оборонительных точек по всей протяженности пакистано-афганской границы.

При этом  ничего удивительного в обвинениях пакистанских военных нет. Индия и Пакистан активно используют террористические и сепаратистские группировки в «горячих точках» на  территориях друг друга для проведения подрывной деятельности. В данном случае достаточно вспомнить ту же пакистанскую «Лашкар-е Тойбу», которая совершила резонансный теракт в индийском городе Мумбай. Кстати отметим, что эта акция в крупнейшем морском порту Индии стала своеобразном ответом индийским силовикам на их активность опять же в морском логистической узле Пакистана Карачи. Индийские силовики также не оставались в долгу достаточно вспомнить подрыв в воздухе гражданского авиалайнера Пакистана в 1980-х годах. В том что индийская разведка разыгрывает «белуджистанскую карту» нет ничего удивительного, это обычная рутина противодействия двух спецслужб. В данном случае более важно факт того, что индийцы начали активно поддерживать пакистанских талибов. Этот процесс начался не вчера, ряд обозревателей указывали на то, что т.н. «пакистанские талибы» явно «поют с чужого голоса», но тогда многие грешили на США, которые тем самым якобы создавали противовес поддержке пакистанскими военными афганских талибов.  Уже тогда в отношении этого были большие сомнения, прежде всего в силу крайней ограниченности у американских силовиков сил и возможностей в этом регионе. Теперь все более или менее становится на свои места, и необходимо отметить, что индийская разведка в данном случае создала очень серьезный задел для возможной дестабилизации ситуации в районе Белуджистана и срыва планов по экономической кооперации двух своих основных региональных конкурентов в лице Пакистана и КНР.

Еще одной потенциальной опасностью для прорывных проектов сближения Китая и Пакистана в экономической области остается Иран. А вернее не прекращающиеся попытки саудовской разведки при молчаливом содействии  пакистанских коллег открыть «второй фронт» с помощью радикальных исламистских группировок иранских белуджей («Джейш аль-Адль», «Джундалла») путем организации их рейдов в иранскую провинцию Систан и Белуджистан и нападения на иранских силовиков. Таким образом, в Эр-Рияде стараются  создать очаг напряженности у своих иранских «друзей»  на востоке и тем самым отвлечь их силы от сирийско-ирако-йеменского направления. Этот конфликт вполне может перерасти и в серьезные столкновения на межконфессиональной почве, особенно с учетом того, что в Белуджистане имеет сильные позиции, серьезно антишиитская по своей сути,  группировка «Лашкар Джанджави», которая имеет давние контакты с пакистанскими силовиками. Иран имеет большой опыт противодействия таким акциям и, что самое главное, большое количество специалистов в этой области. Спровоцировать восстание недовольных в пакистанском Белуджистане и серьезно осложнить строительство любых инфраструктурных объектов в этом регионе для иранцев не является чем-то «неподъемным». Пока Тегеран воздерживается от резких действий на этом направлении, и Исламабаду необходимо будет сделать серьезный выбор: противостоять  в Белуджистане сразу двум мощным региональным тяжеловесам им будет предельно сложно. ряд экспертов в этой связи указывают что на «иранском фронте» пакистанцы возможно уже дали «задний ход». По крайней мере так расценивается арест пакистанскими силовиками ряд эмиссаров той же «Джундаллы»  в апреле с.г. по обвинению в причастности к структурам «Исламского государства» (ИГ). Обвинение конечно очень натянутое, но отметим, что это необходимо расценивать как очевидный сигнал Эр-Рияду о том, что подрывную деятельность против Ирана надо сворачивать. Ряд рейдов белуджей против постов КСИР и полицейских участков в провинции Систан и Белуджстан, которые последовали двумя неделями позже, эксперты отнесли к отработке уже полученных от Саудовской Аравии авансов, не более. В этом же контексте обозреватели рассматривают и отказ Исламабада участвовать в планах Эр-Рияда по проведению сухопутной операции в Йемене.  Для Исламабада йеменская авантюра кажется менее привлекательным направлением по сравнению с созданием зоны относительной стабильности на границе с Ираном, что отвечает их первоочередным экономическим приоритетам в формате интенсификации сотрудничества с КНР.

51.01MB | MySQL:91 | 0,891sec