4-я коалиция Б.Нетаньяху: основные внутренние противоречия

Сама по себе «узость» коалиции, сформированной премьер-министром Израиля Биньямином Нетаньяху необязательно является доказательством её нестабильности, при этом, уже в процессе коалиционных переговоров наметились несколько потенциальных «линий разлома», способных, при определенных обстоятельствах, привести к очередным досрочным выборам уже в следующем году.

Израсходовав практически весь срок выделенный законом на межпартийные переговоры, Биньямин Нетаньяху  сумел, наконец, составить правоцентристскую коалицию минимального большинства (61 мандат из 120). В четвертую коалицию под его руководством вошли пять партий: правоцентристская партия Ликуд, центристская Кулану возглавляемая бывшим ликудовцем Моше Кахлоном, ультраортодоксальные ШАС и «Еврейство Торы», и, наконец, партия правых религиозных сионистов «Еврейский дом».

Следует отметить, что в процессе коалиционных переговоров, Ликуд потерял своего естественного союзника: партию «Наш — дом Израиль» (НДИ). Лидер НДИ, Авигдор Либерман, потеряв по результатам выборов более половины мест в парламенте (7 из 13), не захотел смириться с понижением статуса своей фракции в будущем правительстве, и громко хлопнув дверью, ушел в оппозицию.

Тем не менее, узость коалиции отнюдь не является гарантией её неустойчивости. Во-первых, партнеры партии власти по коалиции получили почти всё что просили, и, разумеется, не склонны рисковать, ставя все эти достижения под угрозу на досрочных выборах. При этом, каждому из них ясно, что раскачивание этой «утлой лодки» может привести к кризису и распаду коалиции вопреки желанию всех участвующих в дискуссии сторон. То есть, опасен даже сам торг, и попытка давления на премьер-министра.

Во-вторых, как минимум по некоторым вопросам, Нетаньяху может рассчитывать и на 6 голосов Либермана, несмотря на его оппозиционность. И дело не в былой дружбе, а в потребности НДИ доказывать собственную идеологическую состоятельность, в надежде снова завоевать доверие своих избирателей: правых и правоцентристов, русскоязычных израильтян. Например, лидеру НДИ будет непросто поддерживать оппозиционные вотумы недоверия, которые будут аргументированы в терминах левых из израильского «лагеря мира».

Также,  не стоит забывать, что при подаче вотума недоверия, подающая фракция одновременно предлагает альтернативный состав правительства. Таким образом, в рамках последнего вотума недоверия, на пост премьер-министра себя прочил глава левоцентристской партии «Есть будущее», Яир Лапид. Вряд ли потенциальным сторонникам НДИ понравится поддержка подобной кандидатуры Либерманом, даже если речь идет о символическом шаге выражения недоверия действующему правительству.

Вместе с тем 4-я коалиция Нетаньяху содержит в себе ряд противоречий, каждое из которых может, при определенных обстоятельствах, привести к её краху и досрочным выборам.

Прежде всего, следует учесть напряжение непосредственно внутри партии власти – Ликуд. Не стоит полагать, что неожиданный успех на выборах, а на 30 мандатов не рассчитывал никто, резко поднял популярность Б.Нетаньяху внутри партии, и повысил её управляемость. Ликуд уже давно очень децентрализован, достаточно упомянуть тот факт, что не менее 15 из 30 новоизбранных депутатов фракции претендовали на министерские портфели. Разумеется, кому-то портфелей не хватило. Другие получили не то, что хотели.

В этом контексте, стоит особенно выделить депутата Гилада Эрдана, занявшего на праймериз почетное второе место (!), и принявшего решение не вступать в правительство после отказа Нетаньяху предоставить ему портфель министра внутренней безопасности или МВД. После недавнего и неожиданного ухода из политики Гид’она Саара, Эрдан заслуженно считается самым перспективным молодым лидером партии, и его нынешний разлад с Нетаньяху и «фрондирование» ничего хорошего партии не сулят.

Собственно, возможное окончание в ближайшие годы политической карьеры Нетаньяху и является основным катализатором напряжения внутри партии: как минимум половина из тех, кто считает себя достойным министерского портфеля, в случае ухода лидера партии, несомненно, будут претендовать на его место.

Подытоживая, можно утверждать, что эйфория в Ликуде от впечатляющей победы на выборах очень обманчива, а внутренняя стабильность и всеобщее подчинение Нетаньяху – затишье перед возможной бурей.

Вместе с тем, сценарий падения коалиции из-за тех или иных событий внутри правящей партии наименее вероятен, хотя и наиболее катастрофичен. Для того, чтобы этот сценарий осуществился, требуется некий «триггер», толчок. Напротив, два других основных сценария могут произойти в стандартной ситуации, практически инертно.

В первом случае, речь идет о возможном столкновении центриста Кахлона и ультраортодоксов (ШАС и «Еврейство Торы»). Моше Кахлон, в прошлом прекрасно проявивший себя как министр связи в правительстве Нетаньяху[i], преуспел на последних выборах со своей новой персональной партией «Кулану», получив 10 мандатов и вытребовав портфель министра финансов, причем с расширенными полномочиями.[ii]

Однако, этот портфель наделяет его не только большим влиянием, но и огромной ответственностью. Так, после ухода НДИ и партии Яира Лапида в оппозицию, партия Кахлона является в данный момент единственной подчеркнуто «светской», секулярной партией коалиции. Ликуд, плотно связанный с ортодоксами и ультраортодоксами,  подобной партией считаться не может. Соответственно, сотрудничество Ликуда и «Еврейского дома» с ултьтраортодоксами будет освещаться СМИ и восприниматься «светским» гражданским большинством как нечто само собой разумеющееся, в отличие от выделения министром финансов Моше Кахлоном требуемых ультраортодоксами денежных средств, которое будет освещаться и восприниматься как «предательство светского большинства». Кахлон прекрасно понимает, что большая часть его 10 мандатов была отобрана у, подчеркнуто антиклерикальной партии Яира Лапида, который не преминет использовать свои обширные связи в СМИ чтобы донести до их общего с Кахлоном электората подробную и утрированную информацию о каждом денежном транше переводимом министром финансов на нужды ультраортодоксов.

Поскольку Моше Кахлон отнюдь не намерен ограничивать свою политическую карьеру нынешней каденцией, в определенный момент он может прийти к выводу, что ему выгоднее поставить под угрозу существующую коалицию, чем продолжать выполнять требования ШАС и «Еврейства Торы», и легко шантажируемого ими премьера. В таком случае он, с одной стороны, рискнет быть обвиненным в крахе «правой коалиции», и получить штамп инициатора досрочных выборов. Но с другой стороны, зарекомендует себя как смелого и принципиального центриста и защитника прав «светского среднего класса», и может не только сохранить свои 10 мандатов, но и отобрать у Лапида ещё несколько.

Этот сценарий особенно вероятен, если учесть, что ультраортодоксы отсутствовали в прошлой коалиции, и сейчас будут стремиться компенсировать своим общинам и учреждениям, всё что было «недополучено» за эти годы. В общем, выражаясь терминами теории игр, центристы и ультраортодоксы входящие в коалицию могут оказаться в ситуации «Игры с нулевым фондом» и будут готовы рисковать.

Подобное напряжение наблюдается и между ультраортодоксами и «Еврейским домом». Конфликт между ультраортодоксами и религиозными сионистами существует давно, но в последние годы достиг своего апогея. Духовные лидеры ШАС и «Еврейства Торы» не готовы смириться с фактом постепенного выхода общины религиозных сионистов из-под их влияния, и неготовности раввинов религиозных сионистов продолжать безоговорочно терпеть ультраортодоксальный галахический диктат.

В прошлой каденции, лидер «Еврейского дома», Нафтали Беннет, даже пошел на сотрудничество с Яиром Лапидом и вместе они не позволили Нетаньяху включить ультраортодоксов в состав предыдущей коалиции.[iii] У этого конфликта внутри ортодоксальной еврейской общины Израиля есть несколько составляющих. В практическом аспекте, борьба идет за квоты для раввинов того или иного течения в рамках государственного раввината и его учреждений. Однако, не менее важны идеологические и духовные разногласия в вопросах гиюра[iv], положения женщин (например, в процессе развода), и многих других существенных вопросах.

Как уже было сказано, в прошлой каденции ультраортодоксы находились в оппозиции, и представители «Еврейского дома» сумели провести несколько реформ в сфере отношений религии  и государства, а также добиться назначения большего числа раввинов представителей религиозного сионизма на посты в государственном раввинате. В данный момент, Министерство религии находится в руках ШАС. Также, совместный вес ультраортодоксов в коалиции (8+6) значительно превышает снизившийся вес «Еврейского дома» (8). При этом, несомненно, государственные и экономические аспекты намного важнее для Беннета, чем вопросы религии и государства, и он вряд ли с большой охотой пойдет на конфликт с ультраортодоксами и возможный раскол коалиции из-за одного из упомянутых вопросов религии. Однако, если представители ШАС и «Еврейства Торы» начнут действовать излишне демонстративно, публично растаптывая реформы, проведенные религиозными сионистами в прошлой каденции, при всем нежелании, у Нафтали Беннета может не остаться выбора кроме принятия ультимативной позиции, вплоть до инициирования раскола коалиции и перевыборов.

Подытоживая, следует отметить, что действующая коалиция, несмотря на свою ограниченность, может оказаться более живучей, чем может показаться на первый взгляд. Однако, возможные разногласия в партии власти, а также расхождения в вопросах отношений религии и государства среди разных членов коалиции, могут стать катализаторами процесса её краха. Символично, что по имеющейся в распоряжении автора информации, большинство партий либо не распустили свои предвыборные штабы, либо, как минимум, обратились в последние недели к работавшим на них политическим советникам и попросили находиться «в повышенной готовности», и начать разрабатывать возможные планы кампаний на случай перевыборов в ближайшее время.

Идет ли речь об излишней нервозности, как следствие не в меру бурной и агрессивной предвыборной кампании весны 2015, или о намечающихся реальных трещинах в только что составленной коалиции – покажет время.

 

[i] В частности, М.Кахлон провел существенные реформы в сфере сотовой связи и интернет-услуг, и, сломив сопротивление лоббистов, открыл этот рынок для конкуренции, таким образом, существенно снизив цену на услуги, потребляемые широкими слоями населения.

[ii]  В частности, в распоряжение министра финансов переведено Земельное управление (Минхаль Мекаркаэй Исраэль), ответственное за выделение земли для государственных и гражданских проектов строительства, а также ряд других функций, ресурсов и отделов принадлежавших ранее МВД.

[iii]  Впрочем, у ШАС вряд ли есть право жаловаться, если учесть что в ходе той избирательной кампании, они устроили самую настоящую травлю религиозных сионистов, на пике которой в открытую называли «Еврейский дом» (Ха-Байт ха-Йехуди) «Гойским домом» (Бейт ха-Гоим).

[iv] Процесс принятия иудаизма неевреями.

52.73MB | MySQL:104 | 0,457sec