Об отношениях Ливии и Лиги арабских государств

24 октября 2002 г. Лига арабских государств (ЛАГ) получила официальный меморандум от Ливии, в котором эта страна заявила о своем намерении прекратить членство в ЛАГ. Основной причиной для подобного решения стало, согласно официальным источникам, уже давно открыто высказываемое Муамаром Каддафи недовольство деятельностью ЛАГ, а также его стремление установить более тесные контакты с арабскими странами, расположенными на африканском континенте и не входящими в эту организацию. Это стало первым случаем выхода страны из ЛАГ со времени создания этой панарабской организации в 1945 г.

Несмотря на то, что такое решение Муамара Каддафи «привело в замешательство» (JANA) генерального секретаря Лиги арабских государств Амра Мусу, который пытался уговорить ливийского лидера отказаться от подобных намерений, надо заметить, что сам по себе выход Ливии из ЛАГ ни для кого не стал неожиданностью. Ливийский лидер не раз подвергал критике Лигу арабских государств, причем главным «камнем преткновения» для него была прежде всего «неэффективность» этой организации в разрешении палестино-израильского конфликта. Этот вопрос является очень болезненным для Муамара Каддафи, так как, если говорить о ливийской региональной политике, то, начиная с 1969 г. (свержение королевского режима в Ливии организацией «Свободные офицеры — юнионисты» во главе с Муамаром Каддафи), она прежде всего представляет собой совокупность двух основных тенденций: объединение всех арабов и решение палестино-израильского конфликта. Полковник Каддафи принимает самое деятельное участие в попытках урегулирования этого конфликта, однако уместно напомнить, что его позиция в отношении Израиля неизменна: он настаивает на применении силовых действий в отношении последнего. Ливийский лидер считает одной из главных целей своей революции полное уничтожение еврейского государства. Недаром еще в 1984 г. полковник Каддафи сказал: «Вооруженные силы Ливии созданы для освобождения Палестины, для уничтожения сионистского образования, а также для того, чтобы пересмотреть карту мира, созданную империалистами, и провести новые границы… Вооруженный народ овладеет всем арабским миром, он поднимется на борьбу и вылечит на своем теле сионистскую язву» (Цит. по: Егорин А.З. «История Ливии. XX век». — М., ИВ РАН, 1999 г., стр. 377-378).

Именно этим объясняется то, что зачастую те проекты и предложения, которые выдвигает Муамар Каддафи в отношении Палестины и Израиля, отличаются либо крайним экстремизмом, либо некоторой эксцентричностью, поскольку ливийский лидер требует незамедлительных и решительных действий со стороны арабских стран. Так, например, в 2001 г. полковник Каддафи выдвинул следующее предложение: Израиль может вступить в ЛАГ, если возвратит Восточный Иерусалим и другие арабские земли, отвоеванные в войне 1967 г. Разумеется, эта инициатива не принесла ему поддержку арабского сообщества.

2 марта 2002 г. Муамар Каддафи обнародовал свой новый проект по урегулированию палестино-израильского конфликта, носивший название «Белая книга по решению ближневосточного вопроса», который, по его мнению, мог бы положить конец бесконечному противостоянию этих народов. Ливийский лидер выразил свою уверенность в том, что территория Палестины слишком мала для того, чтобы там могли существовать два государства — еврейское и арабское, а в силу взаимозависимости и общности интересов палестинцев и израильтян их и вовсе невозможно разделить. Именно поэтому Муамар Каддафи не ставил в своем проекте вопрос о независимом Палестинском государстве, но предложил создать целостное еврейско-арабское государство под названием Исратин (Израиль + Палестина, или по-арабски Исраиль + Фаластин), возвратить на родину почти 7 млн. палестинских беженцев, рассеянных по миру, а также ликвидировать все оружие массового поражения, которым владеет Израиль. Затем, согласно проекту полковника Каддафи, в этом государстве должны быть проведены свободные выборы под эгидой ООН. Иерусалим же должен стать местом, где смогут собираться представители всех религий.

Однако, вопреки ожиданиям ливийского лидера, этот проект не нашел поддержки со стороны Лиги арабских государств. С точки зрения правителей арабских стран, принятие его невозможно хотя бы из-за того, что этот проект не провозглашает конечной целью создание независимого Палестинского государства. И, потом, сама мысль о том, что Израиль согласится на подобное соглашение, весьма утопична. Нетрудно представить, чем обернется для него, окруженного со всех сторон государствами межарабской лиги, тотальное возвращение «к родным очагам» палестинцев, при том условии, что Израиль ликвидирует свое оружие массового поражения (www.vesti.ru).

Лига арабских государств оказала гораздо большее предпочтение плану, предложенному наследным принцем Саудовской Аравии Абдаллой. Его суть состояла в том, что арабский мир готов признать Израиль, но только при соблюдении следующего условия: Израиль перейдет к границам 1967 г., а освобожденные территории передаст независимому Палестинскому государству со столицей в Иерусалиме. Реакция Муамара Каддафи на этот план была однозначной: «Тот, кто признает Израиль, не признает Палестину» (www.strana.ru). Полковник резко осудил подобную инициативу саудовского принца, и официально было объявлено, что Ливия не признает независимое Палестинское государство в том случае, если оно будет провозглашено на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа.

Вслед за этим был серьезно поставлен вопрос о выходе Ливии из ЛАГ. Это произошло марте 2002 г., во время выступления Муамара Каддафи перед открытием сессии Всеобщего народного конгресса Ливии, посвященной 25-ой годовщине установления «режима народной власти» — Джамахирии. Полковник Каддафи заявил, что очень разочарован в поведении арабских стран, которые «ведут себя по отношению к Западу (и в частности к США и ООН) как побежденные по отношению к победителям». Ливийский лидер подчеркнул, что «США — партнеры Израиля, и всегда будут их поддерживать», намекая, вероятно, на то, что лидеры арабских стран совершенно напрасно надеются на помощь Запада в разрешении палестино-израильского конфликта в пользу Палестины. Также Муамар Каддафи подверг резкой критике не только лидеров арабских стран, которых он назвал «низкими людьми», но и саму панарабскую организацию, заявив, что «ЛАГ смешна, она превратилась в настоящий маскарад, доказав свою полную неспособность обеспечить защиту палестинцам» (CNN). Однако налицо тот факт, что в данном случае не столько «неспособность» ЛАГ урегулировать ближневосточный конфликт, сколько личные мотивы руководили ливийским лидером.

Тем не менее, сложившуюся в марте 2002 г. ситуацию с Ливией смог исправить экстренный визит генерального секретаря Лиги арабских государств Амра Мусы, которому удалось отговорить ливийского лидера от выхода из рядов этой организации. Однако ни саммит в Бейруте (конец марта 2002 г.), ни встречи с лидерами арабских стран на протяжении этого года не смогли убедить Муамара Каддафи в том, что ЛАГ может принимать эффективные решения по ближневосточному конфликту. Ливийский лидер считает «эффективными» лишь конкретные и незамедлительные действия: он хочет либо объединения палестинцев и израильтян, либо объявления войны (или бойкота) Израилю. Что же касается Лиги арабских государств, то члены этой организации более реально подходят к решению ближневосточного вопроса, понимая, что в данном случае руководствоваться одними эмоциями и энтузиазмом отнюдь не целесообразно.

«Промедление» и «неэффективность» панарабской организации в урегулировании ближневосточного конфликта — основная, но не единственная причина, по которой Ливия окончательно решилась покинуть ряды Лиги арабских стран в октябре 2002 года. Здесь уместно вспомнить, что еще в 1998 г. Муамар Каддафи заявлял о своем желании покинуть ЛАГ по причине того, что последняя не опротестовала ужесточенные санкции ООН, наложенные на Ливию в соответствии с делом Локерби (1988 г.). Эти политические и экономические антиливийские санкции возобновляются против этой страны каждые 6 месяцев (начиная с апреля 1992 г.). Разумеется, такая постановка вопроса не устраивает Ливию, и, хотя эта страна активно сотрудничает с западноевропейскими (в основном итальянскими) бизнесменами и не лишена, в отличие от Ирака, права свободно экспортировать нефть, формально существующие санкции ООН в определенной степени подрывают авторитет Муамара Каддафи и ограничивают свободу действий Ливии.

Также объективной причиной того, что ливийский лидер принял решение выйти из состава ЛАГ, является то, что Ливия на данном этапе в большей мере стремится расширить и укрепить контакты с лидерами африканских стран. И это весьма перспективное направление для Ливии: ведь ее лидер Муаммар Каддафи является весьма популярной и харизматической личностью во всей Африке. К тому же в 1998 году Организация Африканского Единства одна из первых решила не соблюдать более режим санкций ООН в отношении Ливии.

32.34MB | MySQL:67 | 0,841sec