О планах США по созданию регулярной курдской армии

Очень неоднозначным элементом тактики Вашингтона на иракском направлении является курс на создание полноценной армии в Иракском Курдистане. Курдская автономия и так фактически уже имеет  свои силовые структуры, в том числе военные отряды пешмерга, что не раз становилось объектом серьезных разногласий между Багдадом и Эрбилем. Курс на создание полномасштабных вооруженных сил, по оценке ряда обозревателей, является весомым шагом к провозглашению полной государственной независимости Курдистана. При этом Белый дом в лице нынешней администрации в принципе не возражает против такого шага, оговорив условиями по лимитированию сроков его реализации. И сроки эти будут напрямую зависеть от результатов войны с «Исламским государством» (ИГ). Создание независимого курдского государства резко осложнит ситуацию в регионе. Вполне себе «лояльные» отношения Эрбиля с Анкарой, что выражается в активном развитии двусторонних торгово-экономических связей, особенно в нефтяной сфере, никого не должны обманывать. Любой курдский политик имеет «в загашнике» только одну мечту: стать отцом образования единого курдского государства («Великого Курдистана»), которое должно включать в себя обширные районы Турции, Ирана и Сирии, населенные курдами. Такой шаг будет, безусловно, расценен и иракскими суннитами, и шиитами как угрозу распада некого единого Ирака со всеми соответствующими последствиями, среди которых обязательный в таких случаях «парад суверенитетов» покажется очень маленьким злом по сравнению с битвой внутри Ирака между суннитами (остается только догадываться об их идеологической окраске), шиитами и курдами за «спорные» нефтяные поля и города, например, Киркука. При этом необходимо обратить внимание на нынешнюю тактику Эрбиля в противостоянии с ИГ. Если не считать малозначительных боев «местного значения», как это было недавно под Мосулом, эту тактику можно охарактеризовать одним термином — «накопление сил». Вспомним первый этап борьбы с ИГ, когда пешмерга и отряды Рабочей партии Курдистана (РПК) играли чуть ли не основную роль в наступательных операциях. Туда же, в курдскую автономию, шла начительная часть материально-технической поддержки со стороны стран Запада. Но курды, выйдя на рубежи предполагаемого будущего своего «государства», добровольно отдали инициативу иракской армии, которая не слишком преуспела в достижении побед, но серьезно обескровила свои силы. То же самое справедливо и по отношению к шиитскому ополчению.

Согласие на создание регулярной курдской армии от президента США Б.Обамы президент Региона Курдистан Масуд Барзани получил в начале мая с.г. во время своего визита в Вашингтон. Предполагается. что она будет включать в себя три рода войск: сухопутные силы, авиацию и морскую пехоту (!!!). Это само по себе свидетельствует о серьезных намерениях М.Барзани и позволяет сделать вывод о его перспективных планах. Основную роль в военном строительстве регулярной курдской армии берут на себя американцы. Они же, как планируется, станут первыми инструкторами и преподавателями в военных учебных заведениях, которые предполагается открыть в ближайшее время. Основой новой армии станут подразделения пешмерга, а их командующий Мустафа Кадир Мустафа станет главнокомандующим. В составе курдской армии также будет создан аппарат военной разведки и безопасности, который будет автономным от подчинения Курдскому совету по региональной безопасности, возглавляемый сейчас сыном М.Барзани — Масруром, который продолжит курировать «гражданские» органы безопасности в лице разведки и контрразведки. Таким образом, создается конкуренция в сфере безопасности.

В этой связи ряд обозревателей высказывают мнение о том, что инициатива М.Барзани, помимо решения «внешних глобальных» задач, преследует еще и такую цель, как создание мощного военной силы против своего основного конкурента в лице лидера Патриотического союза Курдистана (ПСК). Ну и, конечно, против отрядов РПК, которые на данный момент времени являются хоть и малочисленными, но наиболее боеспособными подразделениями в курдском сообществе. Этот конфликт в потенциале может привести к очень серьезным междоусобным столкновениям и серьезно осложнить планы М.Барзани по созданию своей властной монополии. И этой ситуацией, безусловно, постараются воспользоваться соседние государства, в принципе не заинтересованные в возникновении сильного независимого курдского государсва на своих границах. К ним, прежде всего, стоит отнести Иран, который вообще полагает М.Барзани тесно связанным с ЦРУ США. Это в принципе соответствует действительности, поскольку ЦРУ  серьезно усилило свои позиции как в Эрбиле, так и на территории всей курдской автономии путем создания полевых резидентур, которые сыграли свою весомую роль во время организации переброски подразделений пешмерга в сирийский анклав Кобани в период активной фазы боев между отрядами РПК и ИГ, а также организации воздушного моста из Эрбиля в Кобани для переброски иранского оружия и боеприпасов. При этом на базе ВВС в окрестностях Эрбиля действует резидентура Разведывательного управления Министерства обороны (РУМО) США.

Создание потенциально сильного курдского государства, однозначно ориентированного на США, расценивается Тегераном как угроза иранским национальным интересам в регионе, в том числе и лояльному ему шиитскому правительству в Багдаде. В этой связи командующий специальным подразделением «Аль-Кодс» КСИР генерал Касем Сулеймани уже начал проводить соответствующую работу. В мае месяце серьезно усилена стационарная резидентура КСИР в Эрбиле. Кроме того, генерал несколько раз за последний месяц посещал курдскую Сулейманию, считающуюся оплотом ПСК, руководство которого, естественно, также не в восторге от инициатив своего главного политического конкурента в курдской автономии. Там К.Сулеймани вел консультации с лидерами ПСК об организации двустороннего сотрудничества в области безопасности, которая должна включать обмен развединформацией и подготовку отрядов ПСК иранскими инструкторами. Одновременно среди близких контактов К.Сулеймани необходимо отметить и  влиятельного курдского политика Аделя Мурада, последовательно выступающего за раздел Иракского Курдистана на две автономные части.

53.15MB | MySQL:101 | 0,331sec