Визит начальника Штаба Сухопутных войск Пакистана генерала Р.Шарифа в Россию и «индийский фактор»

15 июня в Москву прилетела делегация Вооруженных сил Пакистана во главе с генералом Рахилом Шарифом, начальником Штаба Сухопутных войск. Официальных сообщений о составе делегации не было, но судя по видео- и фоторепортажам, она состояла из пяти генералов и одного офицера. Одним из членов делегации был генерал-майор Асим Баджва, генеральный директор Межведомственной службы по связям с общественностью.

Содержание визита

В день прилета генерал Р. Шариф возложил венок к могиле Неизвестного солдата, после чего встретился с генерал-полковником О.Л.Салюковым, главнокомандующим Сухопутными войсками ВС России. На этой встрече обсуждались проблемы региональной безопасности, российско-пакистанское сотрудничество в области обороны, антитеррористической борьбы, миротворческих миссий и обмен визитами представителей ВС двух стран (1; 2).

16 июня, когда Р. Шарифу исполнилось 59 лет, пакистанская делегация провела на форуме «Армия-2015», в котором приняли участие представители 70-ти государств.

17 июня начальник штаба СВ ВС Пакистана встретился с С.Е.Нарышкиным, председателем Государственной Думы. На встрече, в которой принял участие так же В.П.Комоедов, председатель Комитета по обороне, обсуждались российско-пакистанские отношения, включая межпарламентские контакты, антитеррористическая борьба и перспективы присоединения Пакистана к Шанхайской организации сотрудничества. Председатель Думы сказал в связи с последним вопросом: «8-9 июля в Уфе, где пройдет саммит ШОС, будет принято политическое решение о начале процедуры принятия Пакистана в члены этой авторитетной организации» (3).

В тот же день Р. Шариф встретился с А.И.Антоновым, заместителем министра обороны, отвечающим за направления международного военного и военно-технического сотрудничества. Помимо отношений между Россией и Пакистаном и их ВС, стороны обсудили проблемы терроризма и распространение наркотиков из Афганистана (2).

Заместитель министра выразил надежду, что в будущем Россия и Пакистан «смогут объединить усилия» в борьбе с терроризмом. Р.Шариф сказал на этой встрече: «Мы так же настроены на облегчение взаимодействия между нашими странами, на то, чтобы выработать тот максимум, который возможен при существующем уровне наших отношений» (4).

 «Индийский фактор»

Во встречах Р.Шарифа в Москве, которые, в целом, носили протокольный характер, все же была своя интрига. Первое, что привлекает внимание, – это попытки российской стороны показать независимость отношений с Пакистаном от влияния российско-индийского сотрудничества. Это подтверждают слова С.Е.Нарышкина: «…Сотрудничество между двумя странами имеет особую самостоятельную ценность» (3). Однако в Пакистане (как и в Индии) осознают невозможность такого подхода. Именно поэтому Р.Шариф сказал о максимуме, возможном при существующем уровне отношений.

Те цели российско-пакистанского сотрудничества, которые были обозначены на прошедших встречах, могут вызвать справедливые вопросы в Дели. Так, обмены визитами представителей ВС двух стран «для обогащения друг друга боевым опытом» (1) могут вызвать возражения Дели, потому что, во-первых, основу боевого опыта ВС Пакистана составляют войны и вооруженные конфликты с Индией и, во-вторых, «обогащение» военных Пакистана российским опытом несомненно будет использовано против его главного вероятного противника – Индии.

Объединение усилий России и Пакистана в борьбе с терроризмом, несмотря на важность этой борьбы и международного сотрудничества в этой области, спровоцирует критику из Дели, поскольку представители Индии всегда указывали на двойственную роль Пакистана как участника борьбы с терроризмом и одновременно одного из его спонсоров.

Военно-техническое сотрудничество

Вторая особенность визита пакистанской делегации заключается в полном отсутствии официальных упоминаний о перспективах продажи российских вооружений и военной техники в Пакистан, хотя этот вопрос был одним из наиболее важных для Р.Шарифа и его коллег. Можно предположить, что российская сторона побоялась публичности в этом вопросе как раз из-за «индийского фактора».

Эта боязнь приводит скорее к негативным последствиям, нежели к позитивным. Во-первых, информация о том, что во время визита делегации стороны обсуждали конкретные поставки, все равно была передана пакистанской прессе неназванным источником в Министерстве обороны этой страны. Публичности избежать не удалось.

Во-вторых, перед подобными сделками с Пакистаном нужно информировать не только политические и военные круги Индии, но и широкую общественность, которая имеет серьезное влияние на политический процесс в стране. Такое информирование, цель которого – помочь представить вероятные российско-пакистанские сделки в правильном свете и избежать негативной реакции в Индии, не проводилось.

Что касается перспектив военно-технического сотрудничества между Россией и Пакистаном, то, как стало известно пакистанской прессе, стороны обсуждали поставку четырех многоцелевых ударных вертолетов Ми-35 17 июня (видимо, на встрече с А.И.Антоновым). Источник в Министерстве обороны Пакистана сообщил, что после продолжительных переговоров был составлен проект контракта, который был передан Р.Шарифу. В настоящее время он изучается пакистанским правительством. В ожидание этого и других контрактов Министерство финансов Пакистана зарезервировало сумму в 750 млн долл. (около 7,5 млрд рупий). Этот источник из Министерства обороны уверен, что контракт будет подписан «очень скоро» (5; 6). Не является ли это намеком на возможность подписания контракта во время визита в Россию премьер-министра Наваза Шарифа, который должен состояться через несколько недель?

***

Посещение России делегацией во главе с Р.Шарифом показало, что несмотря на усилия Москвы «индийский фактор» зримо присутствует в российско-пакистанских отношениях. По мере развития сотрудничества между Москвой и Исламабадом, особенно в области обороны и торговли оружием, этот фактор будет играть более заметную роль. Если российско-пакистанские контакты будут оставаться закрытыми от властей и общественности Индии и, при этом, будут касаться вопросов, по которым позиции Дели и Исламабада расходятся, это создаст условия для негативного воздействия этих контактов на российско-индийские отношения (7).

Источники:

  1. No PR172/2015-ISPR // Inter Services Public Relations (https://www.ispr.gov.pk/front/main.asp?o=t-press_release&id=2915).
  2. Россия и Пакистан заинтересованы в совместном противодействии терроризму и наркотрафику // Министерство обороны Российской Федерации (http://function.mil.ru/news_page/country/more.htm?id=12041560@egNews).
  3. 17 июня С.Нарышкин встретился с начальником Штаба Сухопутных войск Вооруженных Сил Пакистана Р.Шарифом // Государственная Дума (http://www.duma.gov.ru/news/274/1154283/#photo1).
  4. Россия и Пакистан будут углублять военное сотрудничество // Вести (http://www.vesti.ru/doc.html?id=2631119#).
  5. Baqir Sajjad Syed. Mi-35 Attack Helicopters on the Cards // The Dawn. – Jun. 18, 2015 (http://www.dawn.com/news/1188819).
  6. Wasim Iqbal. Mi-35M Helicopters: Government Receives Draft Contract // Businees Recorder. – Jun. 20, 2015 (http://www.brecorder.com/top-stories/0/1198073/).
  7. См. пример рассуждений обозревателя Айеши Танзим, указывающей на возможность такого сценария: «Однако, стремясь переосмыслить свои отношения с Пакистаном, Россия рискует испортить отношения с Индией – традиционным союзником и крупнейшим покупателем российского оружия. Однако это соображение становится все менее весомым, поскольку в последние несколько лет Индия покупает оружие у Соединенных Штатов» (Айеша Танзим. Москва-Исламабад: переосмысление двусторонних отношений // Голос Америки. – 17 июня 2015 г. (http://www.golos-ameriki.ru/content/pakistan-army-chief-visit-russia-amidst-changing-ties/2826997.html)).
22.94MB | MySQL:57 | 0,447sec