Угроза военных конфликтов между арабскими странами из-за водных ресурсов.

Ситуация с водой сложилась в большинстве районов Земного шара сложная, особенно в четырех регионах, связанных с реками Арал, Нил, Тигр и Евфрат, Иордан. Из этих четырех районов три приходятся на страны арабского мира. Действительно, этот регион занят пустынями или засушливыми степями, и его водные ресурсы составляют лишь 0,7%  мировых запасов. В результате объем воды составляет здесь на душу населения 1,5 тыс. куб. м в год при средней мировой обеспеченности в 13 куб. м в год[i]. В техническом плане наращивание потребления решается не просто. С одной стороны, страны должны обладать финансовыми ресурсами, планами и подготовленными кадрами. С другой стороны, государства, контролирующие истоки рек, в состоянии удерживать часть водных ресурсов или прекращать сброс вод в другую страну. Генеральный секретарь ООН Бутрос Бутрос Гали признал в 1990-е годы, что новая война на Ближнем Востоке будет связана с водой[ii].

Водные ресурсы уже используются в качестве оружия «Исламским государством» в Ираке. Террористы уже перекрыли ряд плотин в частично захваченной ими провинции Анбар, заставив иракское правительство доставить огромное количество воды в незанятую ими часть провинции. По словам председателя Совета арабской воды Махмуда абу Зейда, «Исламское государство» пытается захватить водяные источники Ирака и Сирии, использовав их как средство оказания давления на своих противников[iii].

Серьезная проблема существует с водами  Нила. 95%  населения Египта проживает в долине этой реки, которая обеспечивает водой 98% потребностей государства. Между АРЕ и Суданом существует договор 1959 г. о разделе вод Нила, который предусматривает, что 83% приходится на долю египтян, а 17% — на долю суданцев[iv]. На долю каждого из жителей Египта приходилось в год в 1972 г. 1,6 тыс. м, в 1989 г. – 1 тыс. куб. м и в настоящее время — 0,8 тыс. куб. м воды. Численность населения АРЕ продолжает возрастать – 2,8% в 1986 г., 2,6% теперь. Рост населения «съел» прирост питьевой воды, созданный строительством Высотной асуанской плотины. На это накладывается расширение площади под городами, в то время как орошение новых земель требует гигантских средств. К этому добавляется десять лет засухи в Судане, сопровождаемых гражданской войной. В результате 1 млн перемещенных лиц собрался около Хартума, образовав «бидонвили»[v].

В соответствие со статьями договора Каир получил право  вето для использования вод Нила любой страной, которая примыкает к его бассейну. Государства, недовольные положениями договора, организовали в 1999 г. Инициативу бассейна Нила. В эту организацию входят Эфиопия, Бурунди, Кения, Демократическая Республика Конго, Руанда, Танзания и Уганда, а также Эритрея, имеющая статус наблюдателя. Но членами Инициативы являются Египет и Судан.

Эфиопия никогда не признавала заключенные между Египтом и Суданом договоры и требовала начала переговоров по трехстороннему регулированию стока Нила, исходя из того, что имеет право на строительство плотин на Голубом Ниле, Атбаре и Собате. Каир согласен на это, но лишь при условии, что уровень его потребления не понизиться. Таким образом, АРЕ выступает за безусловное уважение статей договора 1959 г. Тем временем все более жестокие засухи в Эфиопии побуждают Аддис-Абебу выдвигать все более жестокие требования к своим соседям и даже опять обратиться к планам строительства крупной гидроэлектростанции. В свое время президенты Анвар Садат и Хосни Мубарак обещали прибегнуть к силе, чтобы не допустить подобного развития событий. Но встает вопрос: в состоянии ли позволит себе Египет, когда обстановка внутри страны является неопределенной, Синай потрясают действия боевиков, а обстановка в Ливии остается непредсказуемой, пойти к тому же на конфликт с Эфиопией?

Каир, в свою очередь, в порядке давления на Аддис-Абебу установил связи с Джубой. Он ей оказывает помощь в осуществлении ряда проектов в области сельского хозяйства и строит электрические станции, больницы и школы.

Другой серьезной проблемой является ситуация в отношениях между Ираком, Сирией и Турцией – странами, по территории которых протекают Евфрат и Тигр. Речь идет, прежде всего, о Турции, которая контролирует истоки рек. Строительство плотины «Ататюрк» на Евфрате и других 20 плотин и 17 гидроэлектростанций на Евфрате, Тигре и притоках этих двух рек  повлияло на обеспечение водой Ирака и САР. Кроме того, поворот рек нужен Турции для того, чтобы помешать наступлению водного голода в Анкаре. Еще в январе 1990 г. начало заполнения «Ататюрка» вызвало падение воды до 40% в Сирии, а также в Ираке, приведшей к сокращению на 15% сельскохозяйственного производства этой страны. Второе перекрытие воды произошло в январе 1991 г.[vi].

Второй причиной, влияющей на снабжение Ирака по Евфрату, является сооружение плотины в Сирии. Эта река имеет при входе в Сирию 26,2 миллиарда куб. м в год, но иракцам достигает лишь 18,5 миллиарда куб. м в год[vii]. САР расходует на орошение 1,6 млн. федданов[viii] воду из Евфрата.

Ситуация осложняется тем, что между тремя странами не существует какого-либо соглашения по Евфрату и Тигру, поскольку Турция отказывается ограничивать свои потребности в ирригации, а Сирия  рассчитывает эксплуатировать евфратскую плотину. Правда, сирийско-турецкий договор гарантировал сирийцам забор воды из Евфрата, но теперь на смену ему пришел турецкий план Развития Юго-Восточной Анатолии.

При этом  в треугольнике, образованном Анкарой, Багдадом и Дамаском, Турция имеет военное преимущество. Ситуация не раз обострялась. В 1975 г. конфликт между Ираком и Сирией почти привел к военному столкновению, но спор удалось урегулировать благодаря вмешательству Советского Союза,  Саудовской Аравии и Организации Объединенных Наций[ix]. В 1990 г. и в январе 1991 г. Багдад чуть было не вступил в войну с Анкарой, поскольку турки прервали наполнение Евфрата под предлогом второй фазы наполнения плотины «Ататюрка»[x].

Бассейн реки Иордан протекает по территории пяти стран – Сирии, Ливана, Иордании, Палестинских территорий и Израиля. С самого начала палестинские евреи предавали исключительно важное значение контролю над водными ресурсами. В 1919 г. сионистская делегация на Парижской мирной конференции заявила, что распоряжение источниками будет «иметь первоочередное значение для необходимости экономического развития страны. Палестина должна иметь <…> контроль за своими реками и их истоками»[xi].

После основания Израиля руководство страны уделило исключительное внимание установлению контроля над водными источниками. В 1950-х годах Израильское правительство стало строить водосток для транспортировки вод реки Иордан во внутреннее районы государства. Сирия и Иордания в 1964 г. начали строительство дамбы для изменения стока рек Ярмук и Банияс в целях помешать осуществлению израильского водного проекта. Израильская авиация предприняла в 1965 г. налет  на строительство плотины. Арабы ответили на это многочисленными стычками в районе  реки Иордан, начавшимися в 1965 г.[xii].  13-17 января 1967 г. состоялся первая конференция  «в верхах» арабских стран. На совещании  было решено создать Орган по эксплуатации вод реки Иордан для отвода вод этой реки внутрь ближневосточных стран.

5 июня 1967 г. началась Шестидневная войнаарабо-израильская война. Естественно, для открытого столкновения между Израилем и арабами имелась немало поводов, но свою роль играла также и водная проблема. В результате войны положение между арабами и израильтянами качественно изменилось.

В настоящее время Израиль распространил свой контроль на все берега Тивериадского озера и настаивает, что граница между ним и Сирией должна проходить в  соответствии с разграничением 1923 г., т. е. в соответствие с установленным Великобританией границами Палестины. Сирия стремится к возвращению к границам 5 июня 1967 г., что значит для нее выход к Тивериадскому озеру. Впрочем, эта проблема для Дамаска отошла на задний план после начала там смуты в 2011 г.

26 октября 1994 г. было подписано соглашения между Иорданией и Израилем о разделе водных ресурсов. В соответствие с ним израильтяне согласились оставить для снабжения ИХК 30 млн куб. м из Тивериада и 20 млн. куб. м из долины Бейсан. В настоящее время израильтяне снабжают водой иорданцев по центральному водопроводу мощностью в 30 млн кубометров.

Что касается взаимоотношений между израильтянами и палестинцами, то в 1990-х запущенный в Осло мирный процесс касался и права населения Западного берега на водные ресурсы. К  сожалению, в подписанных соглашениях практические шаги не были предусмотрены. В настоящее время израильское население и поселенцы потребляют 80% воды, а палестинцы – 20%.

Проблема воды нарастает постепенно, и на нее люди – к сожалению — обращают минимальное влияние. Но эта проблема обладает способностью неожиданно приковывать к себе внимание, при чем в ситуации, когда человечество мало что сможет сделать для изменения существующего положения. По мнению большинства исследователей, удвоение численности населения ближневосточного региона к 2050 г. является реальностью[xiii]. С учетом этого дальнейшее экономическое сотрудничество открывает две возможности для будущего – или договоренности, или конфронтация. Конечно, Египет, Турция и Израиль имеют подавляющее превосходство в военной области, но у противостоящих им стран имеются другие возможности вплоть до политического давления либо прибегания к подрывным акциям.

[i] http://www.vigorconsult.ru/resources/vodnyie-konfliktyi-geopoliticheskaya-situatsiya

[ii] http://www.bbe.com/news/world-middle-east-11101797

[iii] http://www.al-monitor.com/pulce/originals/2015/05/arab-world-water-conlict-

[iv] http://www.arabpress.net.ua/node/2193

[v] http://www.ema.revues.org/1398

[vi] Ibidem.

[vii] Ibidem.

[viii] 1 феддан равен 0, 4 га.

[ix] http://www.ema.revues.org/1398; http://www.vigorconsult.ru/resources/vodnyie-konfliktyi-geopoliticheskaya-situatsiya

[x] http://www.vigorconsult.ru/resources/vodnyie-konfliktyi-geopoliticheskaya-situatsiya; Аль-Хаят, 23.01.1991.

[xi]  http://www.bbe.com/news/world-middle-east-11101797

[xii] http://www.arabpress.net.ua/node/2193

[xiii] http://bibliofond.ru/view.aspx?id=21201

28.12MB | MySQL:67 | 0,693sec