Ирано-российское соглашение «нефть в обмен на товары». История и перспективы

В 2014 году  в СМИ часто  появлялась информация о заключении договора между Ираном и Россией относительно возможности обмена иранской нефти на российскую продукцию, общей стоимостью порядка 20 млрд долл. США.

Разработка этого договора началась еще с 2011 года. Иранское правительство во главе с М.Ахмадинежадом в «разгар» санкций также объявлял о желании заключить договор с Россией в самое ближайшее время. США тут же заявили, что подписание этого договора  будет противоречить предварительным соглашениям  между Ираном и «шестеркой» международных посредников, то есть Москве дали понять, что заключения договора с иранцами может обойтись России ценой ухудшения отношений с США.  В этих условиях руководство РФ, оценив экономические последствия сделки с Ираном, решила отложить ее  заключение, продолжая, тем не менее, использовать ее в качестве информационного повода. Ту же самую политику проводил и Иран.

Двойственность позиции Москвы может объясняться также  и зависимостью российской экономики от цен на нефть. С одной стороны, Россия выступала против того, чтобы вести диалог с Тегераном с позиции силы, как и Китай и до последнего сопротивлялась введению антииранских санкций. С другой стороны, Иран – конкурент России на нефтяном рынке и введение санкций против него  в определенной мере экономически выгодно для России.

Некоторые международные эксперты высказывают мнение, что РФ изначально инициировала переговоры с Ираном о заключении подобного договора, не столько экономической выгоды, сколько для того, чтобы таким образом надавить на США, ведь проект данного договора содержал в себе ряд серьёзных противоречий.

Изначально не было выработана и озвучена формула, по которой будет рассчитываться стоимость нефти и стоимость передаваемой российской продукции.  Кроме того, не все товарные группы, в которых остро нуждается Иран, Россия может поставить.  Интересен тот факт, что еще до введения международных санкций против Ирана,  товарообмен между Ираном и Россией не превышал  1 млрд 200 млн долл. США, то сложно было бы ожидать, что Россия сможет поставить товары, стоимостью 20 млрд долл. в год в условиях усиления международного давления на Иран.

Исходя из опубликованных положений проекта договора предполагалось, что Иран ежедневно будет поставлять России 500 тыс. баррелей нефти. Иран, находясь в условиях санкций, мог продавать только около 1 млн баррелей в год, в противном случае Россия нарушила бы режим санкций.

В подтверждение этой позиции можно привести тот факт, что до сих пор Россия так и не поставила ЗРК С-300 и не объявила во всеуслышание об официальном подписании этого договора.

После присоединения Крыма внешнеполитическая ситуация в России резко изменилась. Ведь Россия сама оказалась под санкциями и теперь, «бартерный» договор с Ираном приобретает для нее большую привлекательность. С другой стороны, способствуя достижению соглашения по иранской ядерной программе, российское руководство явно намекало, что за это Западу следовало бы смягчить режим санкций. В то же время президент РФ В.В.Путин заявил о снятии запрета на поставку в Иран С-300.

Что же касается Ирана, то в случае отмены санкций, он может через 5 месяцев поставлять на мировой рынок от 3-х до 5 млн баррелей нефти в день и в таких условиях, договор с Россией становится более или менее практически выполнимым.

Договор об обмене товара на нефть продолжает оставаться «спасательным кругом» для обеих стран на случай, если договор по ядерной программе не будет ратифицирован, а режим санкций против России не будет ослаблен.  Такой расклад на международной арене несомненно приведет уже не к мифическому, а к вполне реальному  сближению Ирана и России, с уже вполне конкретными политическими и экономическими последствиями  и возможностью возникновения на Ближнем Востоке  блока третьих стран во главе с РФ.

В связи с этим администрация Б.Обамы делает все, чтобы не допустить консолидации своих противников с одной стороны и, восстановлению своей репутации, изрядно замаранной прямой или косвенной поддержкой переворотов и радикальных религиозно-политических движений – с другой.

Политика Белого дома направлена на то, чтобы при сохранении нестабильности, Америка могла бы выступить посредником между враждующими странами, которые бы сами обращались к ней как к спасителю и справедливому судье. Действуя в этом направлении, США форсируют заключение договора по ядерной программе, который в общем  усиливает позиции США на Ближнем Востоке (с определенными оговорками, разумеется) и одновременно ослабляет позиции Китая и России, как «эксклюзивных» партнеров Ирана.

Через 45 дней ожидается, что санкции будут сняты и Иран сможет продавать нефть и может стать очень привлекательным вложением для иностранных инвестиций. Руководство Ирана  планирует создание свободных экономических зон и совместных предприятий.

Тем не менее, как сложится судьба соглашения по иранской ядерной программе до сих пор неизвестно, будет ли оно ратифицировано? От этого напрямую будет зависеть судьба российско-иранского «бартерного» договора.

48.39MB | MySQL:107 | 0,700sec