Ближний Восток и глобальный рынок сжиженного природного газа

Перспективы глобального рынка сжиженного природного газа (СПГ) оцениваются неоднозначно, а иногда даже пессимистично.

С одной стороны, спрос на газ на протяжении более чем десяти последних лет продолжал уверенно расти в среднем на 2,7 % ежегодно, а в случае СПГ этот показатель был втрое выше – 7,6 % в год. Ожидается, что потребность в этом виде сырья в следующие 10-20 лет будет стабильно увеличиваться, хотя и не такими высокими темпами, как раньше. При этом газ будет единственным ископаемым, доля которого в общем энергобалансе будет расти и составит 25% к 2035 г, тогда как сегодня этот показатель 21-22%.

С другой стороны, расширяются инвестиции в сектор, создается инфраструктура. К крупным экспортерам СПГ, таким, как Катар или Австралия, в ближайшие годы могут добавиться десятки других стран. Уже к 2025 г. прогнозируется двукратное увеличение мощностей по производству СПГ. В этой связи многими аналитиками указывается на высокую вероятность превышения спроса над предложением в среднесрочной перспективе, что вызовет снижение цены на газ, ужесточение конкуренции среди производителей и в скором времени может привести к кризису отрасли.

Свой вес в пессимистические ожидания добавляет и то, что страны АТР, в первую очередь Япония, Южная Корея и Тайвань, которые являются крупнейшими потребителями СПГ (в 2012 г. на долю этих 3-х стран приходилось 50% спроса), согласно прогнозам, не будут увеличивать потребление этого вида топлива в ближайшие 10 лет.

От европейских стран ожидается незначительный рост, который не будет соответствовать растущему предложению.

По этой причине, многие инициативы инвестировать в сектор СПГ вызывали и вызывают сомнения в связи с опасением убыточности таких проектов ввиду глобальных факторов объективного характера.

Однако, в то время, как внимание аналитиков обращено к крупнейшим мировым производственным центрам, неожиданная, но логичная тенденция приходит с Ближнего Востока и, в меньшей степени, Африки. Страны этого региона традиционно не рассматриваются как крупные потребители энергоносителей, а только как их производители. Но в последние 2 года ситуация начала изменяться, и Ближний Восток в скором времени может оказать самое значительное влияние не на предложение, а на спрос определенных видов сырья, в первую очередь – СПГ

Причины этого заключаются в следующем.

Население стран Ближнего Востока увеличивается быстрыми темпами. Согласно распространенным прогнозам по многим странам региона, к 2050 г. оно увеличится почти в 2 раза. По этому показателю их опережает только Африка.

Вместе с населением, не всегда аналогичными темпами, но растет и уровень производства, повышаются объемы ВВП, разрастаются города. Это несет в себе все более отчетливые проблемы, одна из которых – высокие темпы роста спроса на все виды энергии.

Но огромные запасы энергоносителей в их недрах не всегда способны полностью удовлетворить растущие потребности. Потому что основу углеводородных богатств во многих странах составляет нефть, которая мало применяется для генерации электричества и некоторых других необходимых видов энергии.

Все больше встает вопрос о покрытии разницы между объемами производства и потребления энергии, в первую очередь электроэнергии, которую надо чем-то восполнять, диверсифицируя источники сырья.

И наиболее удобным средством этого восполнения сегодня является газ. Возможности его использования более широкие, он может применяться как для отопления, так и для производства электричества.  Голубое топливо наносит относительно меньший вред окружающей среде, а его производительность выше при меньших объемах затрат. Кроме того, технологии переработки газа более доступны, что немаловажно в условиях Ближнего Востока: если построить атомную станцию могут всего несколько компаний в мире, а сам этот процесс требует соблюдения ряда требований и зависит от многих факторов, то с газоперерабатывающими мощностями все проще. Использование гидроэлектростанций на Ближнем Востоке тоже ограничено ввиду дефицита водных ресурсов.

Поэтому, многие страны региона не первый год расширяют газовый сектор с целью решения стоящих перед ними энергетических проблем. Прогнозируется, что к 2035 г. затраты на производство электричества силами газовых электростанций составят около 120 млрд долл. в год. Это очень большие суммы, они будет превышать аналогичный показатель Китая или всех стран ЕС вместе взятых.

Однако, все это происходит на фоне все большей непредсказуемости и нестабильности, в которые погружается Ближний Восток начиная с 2011 года, когда началась «арабская весна». К традиционным региональным противостояниям, таким, как арабо-израильский конфликт, проблема Западной Сахары или непрекращающаяся война между Северным Суданом и Южным Суданом, прибавляются новые конфликты и вызовы. Гражданская война в Сирии, развал Ливии, экспансия «Исламского государства» (ИГ), конфликт в Йемене, неопределенные перспективы иранской проблемы – все они являются менее предсказуемыми и более сложными, чем конфликты и войны предыдущих лет. Кроме того, терроризм в регионе приобретает иные, более крупные масштабы.

Помимо всего прочего, это несет угрозу инфраструктуре, и одним из самых уязвимых мест являются газотранспортные сети.

Так, атаки  на объекты транспортировки газа в Египте в 2012 г. вынуждали Каир 4 раза останавливать поставки газа в Израиль, а в 2013 г. – в Иорданию.  Или провалившийся проект по строительству Транссахарского газопровода из Нигерии в Алжир и далее в Европу именно по причине угрозы стабильности, или закрытие на неопределенный срок новой газотранспортной инфраструктуры на территории Ирака в связи с разразившимися боевыми действиями против ИГ. Примеров немало.

Даже на фоне того, что регион содержит более половины мировых запасов природного газа, обеспечить его транспортировку между соседними странами не всегда возможно. Кроме того, перспективы многих производителей в качестве экспортеров сомнительны: Ливия и Йемен (последний в 2013 г. производил 3 % от общемировых объемов производства СПГ) ввиду затягивающихся войн на их территориях выбывают из игры, газодобывающая отрасль Алжира демонстрирует признаки застоя, а перспективы Ирана все еще не ясны ввиду проблем вокруг его ядерной программы.

Поэтому, правительства все чаще обращают взор в сторону СПГ. Несмотря на то, что его цена, как правило, выше обычного газа, иногда – в 3 раза, этот источник кажется более надежным и стабильным, чем газопроводы.

Результат не заставил себя долго ждать – по итогам 2014 г. импорт СПГ в страны Ближнего Востока увеличился на 31%. Быстрее всех этот показатель рос в Кувейте, ОАЭ и Израиле, которые вместе закупили 4,1 млн куб. м в 2014, а годом ранее – 3,1 млн куб. м. Кроме них, импортерами СПГ являются Египет, Иордания, Пакистан, о намерениях соорудить мощности по приему и транспортировке СПГ заявляют Марокко и Ирак. Построенные в 2014 г. в Египте, Иордании и Пакистане терминалы составляют 80 % от всех СПГ-мощностей, сооруженных в мире за тот же период.

По нашему мнению, аналогичная тенденция может в скором времени прийти и в Африку, где проблемы и условия развития энергетического сектора во многом схожи с Ближним Востоком.

Все это заставляет задуматься о пересмотре прогнозируемых перспектив глобального рынка СПГ, где к числу крупных потребителей СПГ в виде стран АТР или ЕС прибавляется Ближний Восток. И это на фоне снижения общих объемов производства этого сырья в странах региона, что только увеличивает спрос с его стороны.

Помимо Катара, рынок СПГ Ближнего Востока активно осваивается американскими, европейскими и российскими компаниями. Так, в марте сего года Египет начал импорт российского СПГ, имеются перспективы для расширения деятельности «Газпрома» в других странах.

Перспективы роста рынка СПГ в регионе имеются. Поэтому, внимание к нему должно обуславливаться не только крупными запасами углеводородов в его недрах, но и наличием растущего спроса, что делает его крупным и значимым потребителем СПГ.

44.76MB | MySQL:119 | 1,154sec