Вероятность военной операции США и/или Израиля против иранских ядерных объектов сведена к минимуму

Соглашение «шестерки» с Тегераном по вопросу иранской ядерной программы пока более на уровне отдельных заявлений американских руководителей ставит вопрос о проведении возможной военной операции в отношении ядерной иранской инфраструктуры в случае нарушения Ираном условий этого договора. То есть, президент США Б.Обама прямо сказал о том, что «США применят военные методы воздействия в случае нарушения Ираном условий сделки». Заметим, что такие заявления делаются в период «уговоров» американских законодателей поддержать это соглашение, а это навевает определенные размышления об искренности американского президента. Лаконичный и военный стиль его заявления должен подчеркнуть уверенность в военной мощи страны и ее способности нанести противнику непоправимый ущерб. Таким образом, колеблющимся сенаторам и конгрессменам посылается сигнал о том, что в случае реализации сделки в неправильном русле у Вашингтона всегда есть «джокер в рукаве». Этот же посыл обращен и к Саудовской Аравии, и к Израилю, которые восприняли заключенную сделку, как чуть ли не обвал всей системы своей национальной безопасности. Та же тональность выдержана и в заявлении Госдепартамента США в отношении договора о продаже Ирану российских ЗРК С-300. Мол, у США есть военные способы повлиять на ситуацию в случае наступления часа «х». Говоря все это, мы не сомневаемся в способности военной машины США преодолеть систему ПВО и разбомбить иранские ядерные объекты. Вопрос здесь не в гипотетической возможности, а в размере потерь при такой операции (это будет далеко не прогулки над Сербией или Ираком, во время которых американцы тем не менее самолеты потеряли от гораздо менее эффективных систем защиты), и еще — в желании американской элиты идти на такие сценарии.

21 августа с.г. бывший министр обороны Израиля Э.Барак в эфире одной из телевизионных программ заявил, что Израиль планировал несколько раз нанести авиаудары по иранским ядерным объектам, но каждый раз они отменялись. Первая — в 2010 году была забракована тогдашним начальником генштаба Г.Ашкенази, а 2012 году — министры обороны и финансов М.Яалон и Ю.Штайниц отказались от этой идеи, поскольку она по времени совпадала с совместными израильско-американскими военными учениями и визитом главы Пентагона Л.Панетты. Отметим, что интервью с Э.Бараком было записано заранее и дано в эфир только потому, что он не успел якобы вовремя передать свой запрет редактору телеканала. Старая наивная история. В любом случае констатируем, что Э.Барак в настоящее время старается заострить внимание аудитории на двух моментах: первый — США категорически против военной операции против Ирана, второе — потери от этой операции могут быть значительными. Вот, собственно, об издержках такой операции и идет в основном речь. Причем не только с точки зрения военных потерь, но и репутационных. Как это было, например, в случае операции по освобождению американских заложников в Тегеране в 1980 году. Что касается израильских возможностей, то даже без продажи Ирану российских ЗРК С-300, эти издержки, по оценкам экспертов, были бы вполне серьезными, особенно если учесть, что помимо чисто воздушных ударов, предполагался комплекс мер, связанных с операциями спецназа. Израильские спецслужбы с этой целью даже готовили и забрасывали агентуру для оседания рядом с этими возможными объектами для атаки. Они должны были принять спецназовцев. Но такие операции всегда чреваты потерями, тем более, что они планировались к проведению вдали от основных тыловых баз. Азербайджан, с которым израильтяне по этой теме работали очень плотно, в том числе и через поставки различного оружия, безусловно, в такую крупную игру входить бы не стал. Одно дело — находиться с иранцами в напряженных отношениях в формате тайных не рисковых операций, другое — оказаться с ним в состоянии фактической войны. А в случае использования азербайджанской территории, как тыловой базы, в Тегеране так бы это и расценили. Базы для подлодок на Эритрее — также спорный вариант в силу изменчивости настроений руководства этой страны. Из этого следует только один вывод — без американцев такую операцию израильтянам было бы провести крайне сложно и рискованно. И дело здесь, наверное, не только в том, что израильское руководство боялось расстроить своих американках союзников самостоятельными действиями. А, прежде всего, в малореальности проведения самостоятельно широкомасштабной операции по окончательному решению проблемы иранской ядерной программы. По оценке экспертов, самым уязвимым с точки зрения военного или иного силового уничтожения является заключительная стадия изготовления ядерного оружия. И к этой стадии иранцы не подошли. Так полагают американцы из разведсообщества. Они опираются на данные, которые свидетельствуют о том, что иранцы не имеют достаточных технологий для необходимой «упаковки» и доставки до цели своего ядерного боеприпаса. Да и такого боеприпаса у них также пока нет. Израильтяне уверяли своих союзников в обратном, используя любые способы, часто преувеличивая угрозу. Ровно по той причине, что понимали: самостоятельная операция против Ирана им или не под силу, либо чревата серьезными потерями, которые будут неоднозначно восприняты в израильском обществе. Даже несмотря на практически единодушное убеждение на бытовом уровне о том, что Иран является главной угрозой. После заключения сделки в Израиле стало очевидно следующее: дальнейшие призывы к военной операции бесперспективны в среднесрочной перспективе. Более того, в случае, если иранцы все-таки смогут сделать даже «нетранспортабельную» ядерную бомбу, то вероятность какой-либо операции равняется нулю как с американцами, так и с кем-либо другим.

Предполагаем, что интервью Э.Барака имело цель как раз публичное признание этого факта. То есть, мы (Израиль) делали все что могли и были готовы на военную операцию, но отмашки от американцев  так и не получили, а теперь время ушло. Другими словами, автономной израильской военной операции точно не будет и надо готовиться к новому формату воздействия на  проблему иранской ядерной программы, и прежде всего политико-дипломатическому. Правда, остается гипотетическая вероятность совместной операции, если вдруг в Вашингтоне сочтут, что Тегеран стоит в одном шаге от запуска ракет по Израилю. Но это очень маловероятный сценарий. Он не нужен Тегерану, а США воссоздают новую систему баланса сил на Ближнем Востоке. И Ирану в ней отведена значимая роль противовеса саудовско-катарскому доминированию.

43.76MB | MySQL:92 | 1,124sec