Военная операция России в Сирии: взгляд из Израиля

Около месяца прошло с момента встречи в Москве президента России В.В.Путина и премьер-министра Израиля Б.Нетаньяху, в ходе которой стороны обсудили координацию действий в зоне сирийского конфликта. Однако эти переговоры, равно как и сам вопрос отношения Израиля к происходящему, продолжают оставаться в центре внимания израильских СМИ, общественности и властных кругов. При этом события развиваются в двух плоскостях: на уровне руководства государств и представителей вооруженных сил.

Стоит отметить, что Израиль стал одним из первых, кто заговорил о российском военном присутствии в Сирии. Данный шаг был рассмотрен в контексте необходимости защиты интересов страны, связанных с базой в Латакии, о чем в рамках одного из брифингов для СМИ ранее заявил министр обороны Израиля М.Яалон. Интересно, что в дальнейшем после встречи на высшем уровне, организованной в российской столице, он же указал на то, что израильские военные не координируют свои действия в зоне сирийского конфликта с Россией. Аналогичной риторики стал придерживаться и Б.Нетаньяху, в последнее время несколько раз обозначивший, что одной из основных тем переговоров с В.В.Путиным было четкое указание на то, что Израиль будет защищать себя при возникновении любой угрозы, а не вопросы обмена информацией между вооруженными силами двух стран. Одновременно с этим в израильских властных кругах начали звучать и альтернативные точки зрения по данной проблеме, исходящие, как того и следовало ожидать, от представителей оппозиции. Здесь ярче всего проявила себя Ц.Ливни («Сионистский лагерь»), по сообщениям израильской прессы, заговорившая о возможности координации действий по сирийскому вопросу с Ираном. По ее словам, такой сценарий является следствием признания Западом легитимности существующего в ИРИ режима. Это заявление полностью противоречит словам Б.Нетаньяху, произнесенным на открытии зимней сессии Кнессета 12 октября 2015. Выступая с трибуны израильского парламента, глава правительства в очередной раз заявил о росте иранского присутствия в Сирии, что создает дополнительную опасность в районе северных границ государства. С другой стороны, сказанное Ц.Ливни более чем вписывается в то, как Россия видит себе участие Израиля в происходящем. Впрочем, сотрудничество с ИРИ пока кажется российской стороне недостижимой возможностью. В связи с этим Москву устроил бы отказ израильтян от заявлений и действий против иранского присутствия в Сирии.

Интересно, что рассмотренные выше расхождения по политическим вопросам фактически не затрагивают контактов в сфере информационного и военного сотрудничества. Так, в недавнее время в СМИ просочилась информация об открытии российско-израильской «горячей линии», целью корой должно стать предотвращение столкновения военно-воздушных сил в небе над Сирией. Также есть сведения о достижении договоренности по обмену развединформацией. В этом вопросе израильская позиция отличается от точки зрения США, отказавшихся от такого рода взаимодействия, руководствуясь несогласием с целями российских действий в Сирии. Указанные шаги можно считать результатом серии переговоров представителей военных кругов. В сентябре была организована встреча начальника Генерального штаба Вооруженных сил РФ В.Герасимова и его израильского коллеги Г.Айзенкота. В начале октября состоялся визит делегации во главе с заместителем начальника Генерального штаба ВС РФ Н.Богдановским в Израиль. Сами переговоры оказались полностью закрытыми, в результате чего можно лишь догадываться об их содержании. Как ожидается, в скором времени аналогичная встреча может пройти на территории России.

Таким образом, израильское руководство пока не выработало единого мнения в отношении действий России в Сирии. Общий официальный подход с момента сентябрьской встречи на высшем уровне сводиться к разработке планов, позволяющих избежать столкновения российских и израильских военно-воздушных сил. Вместе с тем, недавние выступления представителей властных кругов Израиля отражают некоторые оттенки недовольства поддержкой России Б.Асада, а также своеобразным щитом, который страна создает для действий Ирана в зоне конфликта. Следует также отметить, что особенностью сложившейся ситуации является то, что в качестве основных источников информации по проблеме выступают преимущественно официальные представители России или ближневосточные СМИ. Израильское руководство стремиться свести к минимуму свои комментарии, что можно объяснить традиционным желанием страны найти баланс между собственными потребностями и интересами ключевых партнеров в лице России и США.

42.46MB | MySQL:92 | 1,255sec