Особенности экономического развития Ирана во втором десятилетии ХХ1 века: направления и перспективы

Первое десятилетие ХХ1 века в развитии иранской экономики выявило ряд ее особенностей:

  1. В целом тренд развития экономики был не только положительный, но и часто превышал среднегодовые темпы роста мирового ВВП. Даже мировой кризис 2008-2009 г. не изменил положительной динамики, хотя темпы роста и снизились:

График №1 Темпы роста ВВП и ВВП без нефти:

image001

Уже в первый год второго десятилетия рост ВВП превысил 6%.

  1. Впервые после исламской революции, особенно после принятия в 2002 г. закона о привлечении и защите иностранных инвестиций, начался приток ПИИ.

График ПИИ, млн долл.

image002

До 2005 г. иностранные инвестиции шли в основном  из стран Европы,  а во второй половине 2000-х годов и начале 2010-х гг.-  из стран Востока, главным образом, Китая.

  1. Стал формироваться режим санкций, в том числе с 2006 г.- международный.
  2. С середины 2000-х годов стали расти цены на нефть ( в сравнении с 2000 г. вдвое, в 2008 г.- более, чем втрое).

График цен на нефть (долл. за баррель):

image003

Цены на нефть  росли до 2014 г., но, несмотря на это, уже в 2012 г. темпы роста ВВП стали отрицательными, и даже скачок нефтяных цен в 2013 г. не переломил тенденцию падения ВВП Ирана.

Более сильным оказалось влияние санкций, с грузом которых он и вступил во  второе десятилетие.  Круг стран, то вводивших санкции, то отменявших их, менялся. Образовался своеобразный неформальный международный институт, с помощью которого государства пытались решать определенные проблемы в отношениях с Ираном. Участниками этого института были и международные организации, и государственные органы некоторых стран, и коммерческие компании, и политические, и общественные организации.  В 2010 г. ЕС и США применили санкции, которые оказались наиболее тяжелыми для Ирана. Это- отключение иранских банков от системы SWIFT и  введенный ЕС запрет на импорт иранской нефти. В результате к ноябрю 2015 г. объем замороженных в иностранных банках иранских активов, по разным оценкам, в т.ч. Вашингтонского института международных финансов, составляет минимум 100 млрд долл. Основная часть средств находится в банках Китая, Японии, Южной Кореи, Турции и меньшая часть — на Тайване.

К этим санкциям в  разной степени добровольно или вынуждено присоединились многие страны. Главным образом, именно из-за этих санкций иранская экономика оказалась в  кризисе.

Для его предотвращения  в конце первого -начале второго  десятилетия Иран стал использовать  разные направления экономической политики.

а.  Ориентация  на  усиление роли государства в экономике:

— на собственные инвестиционные ресурсы,

— использование нетарифных методов (запрет на импорт автомашин и т.п.),

— усиление валютного контроля,

-попытка перевести расчеты на евро и национальные валюты.

Но этот тренд проблем наполнения внутреннего потребительского и производственного рынка не решил. Не была решена и, видимо, останется проблемой во втором десятилетии решение продовольственной безопасности. При среднем размере земельных участков в 5 га у почти 70% собственников, а товарными они считаются при размере в 7 га, одна только практика увеличения закупочных цен, применявшаяся ранее, оказалась малопродуктивной.

б. Проведение ряда реформ рыночного характера, из которых наиболее крупными были две:

— было  сокращено субсидирование ряда товаров. Реформа была одобрена МВФ и Всемирным банком. Так как отмена субсидий сопровождалась выплатой компенсаций малоимущим слоям населения, а доходная часть бюджета из-за санкций и падения цен на нефть сократилась, реформа до конца не была доведена.

— проведение крупномасштабной приватизации.

Но в условиях жестко контролируемой сверху политической и экономической системы  значительная часть приватизируемых активов оказались в руках либо полугосударственных структур, либо компаний КСИРа.

в. через милитаризацию экономики —за счет роста оборонных отраслей, особенно  ракетной промышленности. Однако милитаризация экономики, вызывавшая новые санкции, не смогла стать сколько-нибудь долговременным фактором развития экономики, а главное, ослабив давление на безработицу, породила новые диспропорции в структуре и потребительского и производственного рынка.

В результате произошла перестановка во власти политических сил, они были вынуждены пойти в обмен на отмену санкций на сокращение ядерной программы. Иранские религиозные лидеры смогли уже дважды пойти на компромиссы с ООН из-за сложной экономической ситуации, которая грозила политическими потрясениями. Верховный лидер (рахбар) Р.Хомейни согласился пойти на завершение войны с Ираком, которая после исламской революции стала объединяющим общество фактором, и рахбар А.Хаменеи   согласился на сокращение ядерной программы, также ставшей общенациональной идеей.

Уже в процессе переговоров позиция многих стран в отношении Ирана стала меняться, некоторые санкции были смягчены, другие просто не применялись. В результате бизнес активизировался, уже в 2014 г., как видно из графика №1,  динамика ВВП стала положительной, рост продолжается и в 2015 г.

Вероятность  выполнения достигнутого с «шестеркой» (пять постоянных членов СБ ООН) соглашения по иранской ядерной программе, а вернее долгосрочного плана действий, оценивается как высокая, несмотря на то, что оно одобряется не всеми политическими силами и стран «шестерки», и в самом Иране.

Поэтому одним из главных факторов экономического развития со второй половины 2010-х гг. становится отмена санкций и возвращение Ирана на мировой рынок.

Иран сразу же заговорил о необходимости вступления в ВТО ( заявка с 1996 г.), что можно прогнозировать реально через несколько лет, о вступлении в члены ШОС, что может стать реальным в ближайшее время. Вероятно, Иран без санкций, но стремящийся сохранить самостоятельность в проведении своей экономической и внешней политики, может представить интерес для ЕАЭС, и как выгодный экономический партнер, и как своеобразный буфер в отношениях России с Западом.  Участие  в ЕАЭС для Ирана тоже выгодно и экономически и политически.

Как может измениться экономическая политика в самом Иране? Наиболее вероятно, что сохранится курс на ускорение рыночных по характеру реформ. Вероятность оценивается выше, если на предстоящих парламентских выборах в феврале-марте 2016 г., проводимых одновременно с выборами в Совет экспертов, которые могут привести  к смене рахбара, укрепятся позиции  реформаторских сил.

  1. Прежде всего, продолжится приватизация, возможен пересмотр ее результатов первых лет. Однако вряд ли в ближайшей перспективе изменится ее характер, а именно преимущественное перераспределение собственности между наиболее сильными религиозно-политическими кланами. Под предлогом борьбы с коррупцией, размах которой стал угрожать внутренней стабильности, в последний год предпринимаются попытки снизить роль некоторых таких кланов в жизни общества. Прежде всего, это касается семейства Рафсанджани, своеобразного оплота сторонников Х.Роухани. Даже демонстрируемая командованием КСИРа поддержка политики Роухани не в последнюю очередь может объясняться стремлением сохранить экономические позиции Корпуса. Тем не менее, сам курс на приватизацию, независимо от ее результатов, безусловно, повлияет на улучшение инвестиционного климата в Иране, на активизацию отечественного бизнеса.
  2. Велика вероятность того, что будут сокращаться те популистские меры, которыми сопровождались ранее рыночные по характеру реформы. В первую очередь это относится к сокращению денежных компенсаций за отмену субсидий, хотя сама программа, безусловно, будет продолжена. Это и вероятность сокращения жилищной программы «Мехр» в части финансирования ее из бюджетных средств.
  3. Вряд ли государство откажется от идеи построения «экономики сопротивления». Но совершенно очевидно, что произойдет переформатирование ее целей — на первое место выйдут задачи развития наукоемких производств, поднятие производительности сельского хозяйства за счет улучшения экономической и социальной инфраструктуры на деревне.
  4. Хотя опыт жизни под санкциями показал уязвимость экономики от экспорта сырой нефти, Иран после отмены санкций будет стремиться восстановить свои позиции на нефтяном рынке. Но, вероятно, более главной для него задачей станет увеличение присутствия на газовом рынке, в т.ч. за счет закупок технологий по производству сжиженного газа. А это станет возможным только в результате прихода на иранский рынок европейских, а главное, американских компаний.
  5. Возвращение на иранский рынок иностранных инвестиций, особенно европейских компаний, изменит структуру их использования в сторону приобретения передовых технологий и оборудования для гражданской промышленности и инфраструктуры, что, безусловно, станет импульсом для модернизации национальной экономики.

Тем более, что Иран располагает для этого необходимыми условиями: имеет грамотное население,  гораздо меньшую, по сравнению с многими странами региона, долю расходов населения на потребительские расходы (городская семья — только 24%, сельская -до 40% ), значительную долю национальных сбережений. Доля национальных сбережений в 2012-2013 гг. составляла 40% в ВВП, а доля капиталовложений — 26-27%. Хотя разница в 2014 г и 2015 г. несколько уменьшилась  (35% и 26%), но  резерв для инвестиционной деятельности отечественных предпринимателей остается весьма значительным.

При этом Иран не откажется в силу идеологических причин от курса на формирование социальной политики, ориентированной на поддержание малоимущих слоев населения. При этом, на наш взгляд, все больший акцент будет делаться на создание условий для развития малого и среднего бизнеса, показавшего свою эффективность не только в обеспечении занятости, но и вклада в ВВП, и в снижении высокого уровня неравномерности развития отдельных регионов  страны.

52.77MB | MySQL:109 | 0,357sec