Партия «Еврейский дом»: тенденция или эпизод?

После длительного процесса ослабления, историческая партия религиозных сионистов МАФДАЛ[i], набиравшая на пике своего влияния (1960-е – 1970-е гг.) 10-12 мандатов, достигла в 2006 году своего минимума: фракция состояла лишь из 3 депутатов. К этому результату привели и разногласия между рядом движений на правом фланге израильской политики, и сдвиг израильского общества в сторону политического центра в середине 2000-х гг. Однако, основной причиной являлась закрытость партии, буквально запершей себя в очень узкой и специфической нише: в прослойке наиболее консервативной части условной общины религиозных сионистов.

Также, радикально сократилась сфера интересов партии. Если в прошлом, МАФДАЛ считала «своими» портфели министров образования, социального обеспечения, абсорбции и другие, то к началу 1990-х гг. её представители, по большому счету, интересовались исключительно темой строительства и расширения поселений в Иудее, Самарии и секторе Газы. Другими словами, партия, претендовавшая на общенациональное лидерство, и, исторически, представлявшая полноценную альтернативу двум светским направлениям сионизма[ii] [iii], превратила сама себя в «партию ниши», узко-профильную полузакрытую политическую организацию. Неспособность мобилизовать широкие народные массы для успешного предотвращения «Программы размежевания» (2005 г.) — демонтажа еврейских поселений в секторе Газы, особенно остро подчеркнула эту многолетнюю оторванность религиозных сионистов от израильского общества.

В 2008 году, руководство МАФДАЛ попыталось сплотить ряд правых движений вокруг партии, и провести «ребрендинг», поменяв название на «Еврейский дом». Однако, это ни к чему не привело, и на 18-ых выборах в Кнессет, в феврале 2009 года партия получила лишь 3 мандата, меньше, чем конкурирующий правый список «Ха-Ихуд Ха-Леуми» («Национальное Единство»), получивший на один мандат больше.

Однако когда на горизонте замаячила перспектива остаться за электоральным барьером на очередных парламентских выборах, в партии произошли события, вдохнувшие в неё новую жизнь.

Феномен Нафтали Беннета

В 2012 году 40-летний Нафтали Беннет принял окончательное решение о своем участии в большой израильской политике. Этому решению предшествовали несколько лет сомнений и набирания опыта в качестве главы канцелярии Биньямина Нетаньяху (на тот момент – главы оппозиции) и руководителя Совета поселений Иудеи и Самарии. За плечами Беннета имелась служба в спецназе Генштаба «Сайерет Маткаль», и успешная сделка по продаже созданной им, вместе с несколькими компаньонами, фирмы «Сайота». С учетом обстоятельств этой сделки и реалий израильской политики, можно уверенно полагать, что Беннет пришел в политику преимущественно из идеалистических побуждений. С финансовой точки зрения, несомненно, ему было выгоднее оставаться в сфере высоких технологий.[iv]

Вплоть до окончательного решения, принятого летом 2012 года, вступление Беннета в МАФДАЛ было отнюдь неочевидным. С одной стороны, речь идет о религиозном еврее, не расстающемся со своей кипой. С другой стороны, отнюдь не секрет, что Беннет относится к наиболее либеральной части религиозных израильтян. Настолько, что женился на совершенно «светской» девушке. Его консервативные оппоненты не раз утверждали, что семейство Беннет соблюдает заповеди «чисто символически», и вообще «не ортодоксы».[v] В 2010 году он создал внепарламентское патриотическое движение «Мой Израиль»[vi], которое также отстаивало позиции Национального лагеря в целом, не поддерживая ту или иную партию. Наконец, Беннет работал главой канцелярии Биньямина Нетаньяху, лидера светской, правоцентристской партии Ликуд. Позже, именно связи в Ликуде, а не в среде религиозных сионистов, привели его на пост главы Совета поселений.

Таким образом, было бы логичнее ожидать, что, приняв решение баллотироваться в Кнессет, Беннет примкнет к Ликуду, или же создаст свою собственную партию на базе вышеупомянутого движения «Мой Израиль». Однако летом 2012 года он выбрал угасающий МАФДАЛ.

Укрощение строптивых

За считанные месяцы, партия изменилась до неузнаваемости. Вслед за Беннетом, к ней примкнули десятки тысяч новых активистов, в основном из участников движения «Мой Израиль». В результате, на выборах лидера партии в ноябре 2012 Беннет наголову разгромил объединившихся вокруг раввина и профессора Даниэля Гершковича представителей «старой гвардии» МАФДАЛ.[vii]

Новый лидер стремительно провел глубокую реформу партии – открыв её для всех израильтян. А ведь прежде, в партию могли вступить лишь представители течения религиозных сионистов. Также, была кардинально изменена процедура составления списка кандидатов от партии в Кнессет. Теперь, вместо «учредительной комиссии» состав списка избирался на общепартийных «праймериз». В подтверждение объявленного новым лидером курса на открытость партии, первое место на «праймериз» (то есть – второе после самого Беннета)  заняла Айелет Шакед, «светская» израильтянка из Тель-Авива, одна из основательниц движения «Мой Израиль». Беннет открыто заявлял, что в будущем будет стремиться к увеличению числа «светских» кандидатов в списке «Еврейского дома». Наконец, половина фракций конкурирующего правого блока «Национальное единство» влились в «Еврейский дом».[viii]

В результате, на парламентских выборах в январе 2013 года «Еврейский дом» получил 12 мандатов, и вошел в коалицию Б.Нетаньяху, с несколькими существенными министерскими портфелями. Более того, эксперты сходились во мнениях, что несколько дополнительных мандатов Беннет потерял буквально в последние дни кампании, из-за острой критики со стороны блока Ликуд-НДИ.

Таким образом, ожидалось, что на следующих выборах «Еврейский дом» лишь усилится. И действительно, первые опросы осенью 2014 года показывали усиление списка до 16-18 мандатов. Однако, тенденция быстро изменилась, и на парламентских выборах в марте 2015 года «Еврейский дом» не только не сумел сохранить то, что было, но и потерял 1\3 мандатов. В связи с этим результатом, возникает вопрос: есть ли у «Еврейского дома» будущее, и если есть, то какое?

Быть или не быть?

Для того, чтобы понять, что произошло, и трезво оценить перспективы «Еврейского дома», следует проанализировать ряд ограничивающих факторов, серьёзно влияющих на возможность данного политического блока привлекать голоса избирателей. Ниже представлен перечень таких факторов, которые крайне сложно расставить по мере важности. При этом, каждый из них можно смело назвать «ахиллесовой пятой».

Во-первых, подобной «пятой» является позиция «Еврейского дома» касательно отношений религии и государства. Дело в том, что большинство духовных лидеров религиозных сионистов, как минимум в последние 50 лет пасовали перед ультраортодоксами во всем, что касается религии. Будучи по сути своей намного более либеральными в этом аспекте, они, тем не менее, в большинстве случаев послушно следовали галахическим решениям ультра-ортодоксов в большинстве вопросов. Например, касательно процесса гиюра.[ix] Разумеется, среди них есть раввины, которые не боятся озвучивать и отстаивать свои позиции, но единства нет. Ещё более остро стоит вопрос о гражданских браках. Основная масса духовных лидеров религиозных сионистов противится возникновению этого базового демократического института, точно также как и лидеры ультраортодоксов. Ни Беннет, ни его «светские» союзники в «Еврейском доме» не в силах повлиять на эту принципиальную позицию. Разумеется, этот фактор отталкивает потенциальных «светских» избирателей, и русскоязычных израильтян в частности.

Во-вторых, парадоксальным образом, именно глубокая и искренняя идеология «Еврейского дома», приверженность его представителей делу Национального лагеря, мешает партии бороться за голоса с другими правыми блоками, в первую очередь с Ликудом. Так, на последних по времени выборах, было очевидно, что отобрав даже несколько мандатов у Ликуда, «Еврейский дом» может привести к власти левых – блок Аводы и Ха-Тнуа, назвавшийся на этих выборах «Сионистским лагерем». Набрав на один мандат больше Ликуда, лидеры «Сионистского лагеря» могли получить право на составление коалиции. В результате, в течение всей кампании, «Еврейский дом» не атаковал Ликуд справа, наоборот, Беннет неоднократно защищал Нетаньяху от нападок оппонентов в своих выступлениях, публикациях в социальных сетях. Это поведение было абсолютно нелогичным с точки зрения прямой выгоды, но разумным с идеологической точки зрения. В результате, потеряв 4 мандата в пользу Ликуда, но предотвратив победу левых, представители штаба «Еврейского дома» сравнивали ситуацию с «успешным захватом стратегически важной высоты, при котором, к сожалению, погибло полроты». А ведь в обозримом будущем ситуация не изменится, разве что Ликуд научится привлекать избирателей-центристов[x], и «отпустит» сильно-правый электорат голосовать за «Еврейский дом».

В-третьих, в отличие от правоцентристской части спектра, которая делится между Ликудом и НДИ, правый фланг разрывается дюжиной разных движений, и у «Еврейского дома» не получается, и вряд ли получится, объединить их вокруг себя. Слишком велико взаимное недоверие и традиции раскольничества среди правых. Вдобавок, практика показывает, что те, кто соглашаются примкнуть к «Еврейскому дому» и идти на выборы единым блоком, делают это на чрезвычайно выгодных условиях – получая места в списке никак не отражающие их реальный, очень скромный, электоральный вес. В свою очередь, эти поблажки раздражают основных избирателей «Еврейского дома», и вызывают разногласия среди ведущих политиков партии. Беннет же является в этой ситуации заложником своего обязательства объединить правый фланг, и вынужден выбирать между признанием в невыполнимости этой миссии, или вышеупомянутой чрезмерной компенсацией примкнувшим движениям.

Наконец, ещё одной «ахиллесовой пятой» блока «Еврейский дом» является политическая неопытность её, относительно молодого лидера. Как бы ни был талантлив Нафтали Беннет, не стоит забывать, что 15 лет назад, когда он ещё делал засады на боевиков «Хизбаллы» в Южном Ливане, Нетаньяху уже успел побывать премьер-министром, глава Аводы Ицхак Герцог руководил предвыборным штабом премьер-министра Эхуда Барака, а лидер НДИ Авигдор Либерман, имея за плечами опыт работы генерального директора офиса премьер-министра, уже создал и возглавил свою собственную партию.

Неопытность Беннета проявилась особенно ярко в последней по временипредвыборной кампании (2015 г.). Например, он крайне неуклюже воспользовался данным ему уставом партии правом назначать по собственной воле каждого пятого кандидата предвыборного списка. По-настоящему удачной была лишь выбранная им кандидатура популярного журналиста Инона Магаля.[xi] Ещё две кандидатуры вызвали недоумение, а ещё одна – настоящий скандал. Беннет предложил 11-е место в списке, на тот момент – вполне достижимое, судя по опросам общественного мнения, бывшему футболисту и тренеру Эли Охане. По-видимому, лидера «Еврейского дома» и его советников привлекли популярность данного персонажа в среде футбольных болельщиков страны, а также его «восточное» происхождение, т.к. список партии получался «чрезмерно ашкеназским».

Однако эта инициатива была крайне негативно воспринята сторонниками партии, которые настойчиво требовали, чтобы их лидер руководствовался идеологическими и практическими критериями, под которые никоим образом не подпадал комичный, известный своей косноязычностью экс-футболист. К чести Беннета, стоит отметить, что он не только отменил это своё решение, но и извинился перед сторонниками, открыто признав, что совершил ошибку. Впрочем, реальный вред был уже причинен.

Также, несмотря на свою высокую внутрипартийную популярность, у Беннета не получается полностью обуздать «старую гвардию» — консервативное крыло, представители которого с одной стороны полностью и искренне поддерживают его как лидера, а с другой стороны, не позволяют «форматировать» партию так, как ему бы хотелось. В результате, список кандидатов партии в Кнессет (2015 г.) получился намного более консервативным, чем нужно было Беннету.

Наконец, «Еврейский дом» так и не разработал внятный подход к русскоязычным избирателям, несмотря на то, что большинство из них являются сторонниками Национального лагеря, и вполне могли бы отдать свой голос блоку Беннета. Русскоязычные кандидаты не попали и в первую двадцатку партии, а все инициативы «русских» активистов по созданию «русского» же штаба игнорируются, к вящей радости НДИ и Ликуда.

Резюмируя нельзя не отметить, что действия Нафтали Беннета вывели МАФДАЛ из глубокого кризиса, и привели к созданию ещё одной существенной политической силы на правом фланге израильской политики. Похоже, что «Еврейский дом» возник надолго и всерьёз. Однако верхняя планка его реального потенциала вряд ли поднимется выше 10-12 мандатов до тех пор, пока партия не разрешит свои проблемы самоидентификации: озвучит в полную силу свою позицию касательно отношений религии и государства, в частности изменит отношение к институту гражданских браков; сумеет предложить избирателю сбалансированный список, где будут представлены «светские» и религиозные кандидаты.

При этом, следует отметить, что в средней и дальней перспективе (5-10 лет), на фоне ожидаемого кризиса преемственности в Ликуде и НДИ после ухода Нетаньяху и Либермана, у «Еврейского дома» может возникнуть существенное преимущество, в лице набравшегося опыта, и, возможно, сумевшего навести порядок в своем блоке Нафтали Беннета.

Впрочем, в динамичной, чтобы не сказать лихорадочной, израильской политике, загадывать на 5-10 лет вперед крайне сложно.

 

[i] МАФДАЛ – «Мифлага Датит – Леумит», «Религиозно – национальная партия» (מפד»ל)

[ii] Религиозная-национальная партия была призвана воплотить в жизнь идеи раввина Авраама Ицхака Ха-Коэна Кука, духовного лидера и основателя движения религиозных сионистов в его современном виде. Поскольку рав Кук и другие основоположники движения видели свой путь как путь для ВСЕГО еврейского народа, это течение можно и нужно сравнивать с двумя «светскими» ветвями сионизма – социал-демократическим (МАПАЙ – Авода, Бен-Гурион, Каценельсон) и либерал-демократическим (Херут — Ликуд, Жаботинский, Бегин).

[iii] Мировоззрение раввина Авраама Ицхака Ха-Коэна Кука подробно разобрано на русском языке в книге:

Пинхас Полонский. Рав Авраам-Ицхак Кук. Личность и Учение. (Маханаим-Бейт а-Рав: 2006)

[iv] Компания «Сайота» (Cyota) была создана группой компаньонов по принципу Start-Up — разработка технологии с целью будущей продажи патента одному из крупных игроков в данной сфере рынка высоких технологий. В данном случае, речь шла о революционном подходе к программному обеспечению защиты банковской информации. В 2005 году «Сайота» была успешно продана за 145 миллионов долларов, при этом, существенная часть дохода досталась Беннету, как основному вкладчику и менеджеру проекта. Следующие годы показали, что успех не был случайным. Так, вклад Беннета в другой старт-ап: «Солюто» (Soluto) в 2009 году с лихвой окупился, после того, как компания была продана в 2013 году. Также, между 2005 и уходом в политику в 2012 году Беннет успешно консультировал ряд других компаний в сфере Hi-Tec.

При всем уважении к возможностям израильских политиков, фактически, никто из них не смог приблизиться к такому капиталу даже к концу своей карьеры. Достаточно упомянуть, что несколько министров оказались под следствием, и даже в тюрьме, за взятки и злоупотребления в абсолютно ничтожных, по сравнению с описанными выше чистыми и законными прибылями, размерах.

[v] Памфлеты с таким содержанием распространялись в рамках предвыборных кампаний 2013 и 2015 гг.

[vi] [www.myisrael.org.il]

[vii] Нафтали Беннет получил 67% голосов членов партии. В результате, два опытных функционера партии – Даниэль Гершкович и Звулун Орлев покинули политику. Гершкович вернулся в науку и возглавил Бар-Иланский университет.

[viii] Подробный анализ движений и партий находящихся «правее Ликуда и НДИ», и составлявших в разное время МАФДАЛ, «Национальное единство» и «Еврейский дом» требует, как минимум, отдельной статьи. На данном этапе, достаточно отметить, что в 2012 году к «Еврейскому дому» Беннета примкнула большая часть сторонников НЕ, в результате, те, кто не примкнули и пошли на выборы обособленно – не прошли электоральный барьер.

[ix] Гиюр — процесс принятия иудаизма неевреем, по завершению которого, он становится евреем. В Израиле проживают сотни тысяч граждан, попавших в Израиль по Закону о возвращении, но при этом с точки зрения иудаизма, евреями не являющиеся (еврее по отцу, а не по матери). При этом очень многие из них чувствуют себя евреями, их дети служат в Армии обороны Израиля, и заинтересованы пройти гиюр. Однако, пройти гиюр в его нынешнем, жестком, формате крайне сложно. Ультраортодоксы противостоят любым реформам и попыткам облегчить эту процедуру.

[x] В Центре «висят» 18-22 мандата. Это избиратели, которые в течение последних 20 лет каждый раз выбирают другую опцию для голосования: «Шинуй», «Кадима», на предпоследних выборах – партию Яира Лапида «Еш атид» (19 мандатов), на последних выборах эти мандаты поделились между двумя центристскими партиями: «Еш атид» Яира Лапида – 11 и «Кулану» Моше Кахлона – 10 мандатов.

[xi] 24 Ноября 2015, когда статья была уже завершена, вокруг депутата Инона Магаля разразился скандал в рамках которого, несколько женщин обвиняют его в сексуальных домогательствах. Таким образом,  Беннет не сумел «подгадать» и в этом случае.

52.74MB | MySQL:104 | 0,686sec