Будущее турецко-израильских отношений: мнение правящих кругов и оппозиции

После заявления президента Турции Р.Т.Эрдогана о перспективах улучшения отношений с Израилем данная тема продолжает волновать властные круги страны. От имени Министерства иностранных дел было сделано краткое заявление. В нем значилось лишь несколько формальных фраз о том, что государство изучает все возможные пути нормализации отношений с Турецкой Республикой[i]. Как и в случае с недавними шагами на иранском направлении, указанные сведения были сообщены от имени внешнеполитического ведомства, а не конкретного политического деятеля. Эта особенность подачи информации свидетельствует о нежелании правительства публично брать на себя какие-либо обязательства до окончательной формализации решения. Вместе с тем, в СМИ продолжают просачиваться детали тайных переговоров представителей двух государств. По данной информации, Израиль готов будет выплатить компенсации жертвам инцидента с судном «Мави Мармара», а Турция прекратит преследование военнослужащих ЦАХАЛа, участвовавших в операции 2010 г. Причин для сохранения режима секретности в условиях, когда обсуждение условий примирения с Турцией превратилось в «секрет Полишинеля» может быть названо несколько. Разумеется, необходимо принять во внимание трансформацию российской внешнеполитической линии на Ближнем Востоке в связи с операцией в Сирии и изменением подхода международного сообщества к Ирану. Вместе с тем, Израилю следует взвесить все «за» и «против» в отношении двух важных для себя региональных  направлений, а именно Средиземноморья и пространства СНГ. При этом ключевое значение здесь будет иметь перспектива сотрудничества в газовой отрасли.

Эта тема стала одной из центральных в работе кабинета министров и Кнессета. Стоит отметить, что с течением времени она приобретает все большее значение с точки зрения внешней политики страны. К примеру, как успел заявить генеральный директор МИД Д.Голд в процессе обсуждения проблемы в рамках парламентской Комиссии по экономике в начале декабря, развитие газовой отрасли поможет стране «войти в престижный клуб экспортеров энергии», а также укрепит ее геополитическое влияние[ii]. В ходе той же встречи интересное высказывание применительно к Турции сделал экс-посол Израиля в Анкаре А.Лиэль. С его точки зрения, на Ближнем Востоке доминирующими являются политико-дипломатические факторы, а не экономика. Как следствие, расчет на эту составляющую не должен быть слишком серьезным, т.к. такого рода действия не смогут принести столь необходимый мир и безопасность[iii].

Возвращаясь к вопросу сотрудничества с двумя упомянутыми выше регионами, стоит отметить, что ситуация вокруг Израиля складывается непростая. С одной стороны, на волне прошлого интереса к Азербайджану, входившему в число приоритетных для взаимодействия государств на пространстве СНГ, и нынешнего пониженного внимания к вопросу признания геноцида армянского народа в текущей ситуации может сложиться весьма перспективный треугольник Израиль-Азербайджан-Турция. Вместе с тем, на протяжении длительного периода времени Израиль старательно выстраивает энергетический диалог с Грецией и Кипром. Так, 16 декабря в Иерусалиме прошел новый раунд трехсторонних консультаций на уровне генеральных директоров внешнеполитических ведомств. При этом Кипр, напомним, находится с Турцией в конфликтных отношениях из-за северной части острова. В этой связи изменение отношений с Анкарой грозит не только необходимостью отдать предпочтение кому-то из крупнейших партнеров в лице США или России, но и ставит Израиль перед задачей выбора между региональными приоритетами. Кроме того, не стоит забывать, что существенным компонентом турецко-израильских отношений остается палестинская тема, менять свой подход к которой турецкие власти явно не собираются. Свидетельством тому служит встреча Р.Т.Эрдогана с одним из лидеров ХАМАСа Х.Машалем, состоявшаяся в Стамбуле 19 декабря 2015 г.

Помимо важности ситуации для правящих кругов еврейског государства, не меньше внимания происходящему уделяют и представители оппозиции. В их числе выделился экс-министр иностранных дел А.Либерман, неоднократно заявлявший о своем несогласии с внешнеполитической и оборонной линией действующего правительства. На конференции «Лимуд FSU – 2015» лидер партии «Наш дом-Израиль» подчеркнул, что сближение с Турцией он рассматривает как «оппортунизм» и считает, что сам факт обсуждения указанного вопроса уже принес негативные последствия. Соответствующее заявление было размещено на официальном сайте партии 18 декабря 2015 г. Помимо упомянутых причин, заставляющих, как минимум, еще раз обдумать перспективы сближения, политик назвал возможность ухудшения отношений с Египтом, а также то, что Турция ведет торговлю с группировкой «Исламское государство» (ИГ)[iv]. Последнее замечание во многом повторяет аргументы, используемые российской стороной при объяснении причин, мотивировавших страну пойти на охлаждение отношений с Турцией.

Подводя итог рассмотрению перспектив отношений Израиля и Турции, обсуждение которых продолжает набирать силу во властных кругах и СМИ, отметим, что фактически все, кто анализирует данный вопрос, приходят к мнению о том, что возможность сближения таит в себе слишком много опасностей для израильской внешней политики в будущем. При этом традиционно о настороженности правительства можно судить по его фактическому умалчиванию, а недовольство представителей оппозиции находит широкое выражение в различных источниках. Хотелось бы отметить, что на данном примере ярко проявилась еще одна тенденция израильской внешней политики. Заключается она в том, что о стратегических перспективах Израиля задумываются люди, чья работа в рамках МИД уже в прошлом. Этот пример еще раз доказывает, что нынешний состав внешнеполитического ведомства подбирался, скорее, с учетом решения задач, выдвинутых Б.Нетаньяху на ближайшую каденцию. В остальном их действия носят характер ситуационного реагирования.

В отношении Турции, по всей вероятности, было сделано ряд допущений, позволяющих пойти на переговоры о сближении и согласовании его условий. Касаются они, прежде всего, того, что обострение российско-турецких отношений рано или поздно завершится, а Кипр, давно имеющий разногласия с Турцией не пойдет на отмену важных решений только из-за этого факта. Вместе с тем, действия Израиля в отношении Турции во многом напоминают подход международного сообщества к взаимодействию с Ираном, столь критикуемый израильскими властями. Заключается он в том, что, делая весьма значимые уступки вызывающим опасения странам, им фактически предоставляются конкретные экономические выгоды, взамен же требуется соблюдение неких полу иллюзорных условий, от выполнения которых можно отказаться без серьезных потерь для себя.

 

[i] См.: Israel’s relations with Turkey-statement by MFA Director General // Israel Ministry of Foreign Affairs. 14.12.2015. URL: http://mfa.gov.il/MFA/PressRoom/2015/Pages/Israel%E2%80%99s-relations-with-Turkey-14-December-2015.aspx

[ii] Foreign Ministry Director-General Gold to Economic Affairs Committee: ”Further delay in development of natural gas fields will hurt Israel`s interests” // The Knesset. 06.12.2015. URL:  http://www.knesset.gov.il/spokesman/eng/PR_eng.asp?PRID=11801

[iii] Ibid.

[iv] См.: Либерман: Соглашение с Турцией еще не заключено, а ущерб на государственном уровне уже нанесен // Официальный сайт партии «Наш дом Израиль». 18.12.2015. URL: http://www.ndi.org.il/limud/

62.38MB | MySQL:101 | 0,568sec