К вопросу о поставках вооружения Турцией террористическим группировкам в Сирии

Глава турецкой Национальной разведывательной организации (НРО — MIT) Хакан Фидан (Hakan Fidan) назвал военную операцию России в Сирии против террористического организации «Исламское государство» (ИГ) — «серьезным нарушением базовых принципов ООН» и призвал западных коллег Турции приложить все силы «для расстройства планов Путина по подавлению исламской революции в Сирии». Этот факт свидетельствует о том, что Турция и ее специальные службы активно поддерживали организацию, формирование и снабжение радикальных и террористических сил в Сирии, пытающихся добиться свержения законной власти в этой стране.

«„Исламское государство“ — это реальность — цитирует слова Хакана Фидана германское информагентство AWD со ссылкой на сообщение турецкого агентства Anadolu — Мы должны признать, что  не можем искоренить столь хорошо организованное и популярное формирование как „Исламское государство“. Поэтому я призываю наших западных партнеров, чтобы они пересмотрели свои прежние представления о политических течениях в исламе, отложили в сторону свой циничный склад ума и вместе расстроили планы Владимира Путина по подавлению исламской революции в Сирии».

Хакан Фидан также добавил: «Турция разделяет беспокойство Запада насчет того, что в ИГ устремляются выходцы со всего мира, в том числе, из Европы». Для того, чтобы урегулировать эту проблему, считал директор НРО, необходимо открыть в Стамбуле постоянное представительство или офис «Исламского государства». «Это твердое убеждение Турции», — подчеркнул Фидан. Необходимость открытия на территории Турции постпредства ИГ Фидан также объяснил необходимостью оказывать медицинское обслуживание раненым жителям Сирии, которые бегут из Сирии в Турцию, «спасаясь от безжалостных авиаударов со стороны русских».

Информагентство AWD объясняет последние слова Фидана тем, что в турецких военных госпиталях сейчас находится большое количество боевиков ИГ, которые получили ранения в результате ударов российско-сирийской коалиции по базам террористов в провинциях Хомс и Хама. По данным AWD, полученным от корреспондентов в Турции и Сирии, раненых боевиков ИГ в строгой секретности переправляют в приграничный с Сирией ил (вилает) Хатай и там размещают в специально оборудованных военных госпиталях.

EADaily также напоминает: в 2011- 2012 годах в иле Хатай находились пункты базирования и военные госпитали оппозиционных режиму Б.Асада незаконных вооруженных формирований, в частности, поддерживаемой Турцией Свободной сирийской армии.

Подытоживая стратегию Анкары по вопросу «Исламского государства», Хакан Фидан резюмировал: «Вторжение Путина в Сирию направлено против ислама и международного права. „Исламское государство“ является реальностью. Мы смотрим в будущее с оптимизмом».

Турецкое правительство официально отрицает факт своей непосредственной помощи террористическим группировкам в Сирии, однако доказательства этого с каждым днем становятся все очевиднее. Недавним примером стало то, что, согласно судебным документам в Турции, Национальную разведывательную организацию этой страны обвиняют в отправке оружия в те районы Сирии, которые находятся под контролем террористических организаций.

Как сообщает иранский сайт Tabnak со ссылкой на информационное агентство Reuters, на основании судебной документации, относящейся к заявлениям некоего прокурора и свидетельствам очевидцев, НРО Турции обвиняется в том, что в конце 2013 — начале 2014 годов она оказывала помощь в отправке партий вооружения и военной техники в регионы Сирии, которые находятся под контролем террористов. Показания очевидцев противоречат неизменным заявлениям турецкого правительства, которое отрицает факт поставок оружия незаконным вооруженным формированиям.

С момента начала военного противостояния в Сирии и вплоть до настоящего времени правительство в Дамаске и даже некоторые западные союзники самой Турции отмечали, что ради свержения режима Б.Асада Анкара разрешает террористам использовать собственную территорию для переброски личного состава и оружия. Официальные представители Турции отрицают эти обвинения, заявляя, что совсем недавно ужесточили контроль над своими границами.

Вопреки этому суд располагает задокументированными свидетельствами офицеров жандармерии, которые и приводит Reuters. Согласно этим показаниям, почти год тому назад грузовики, которые сопровождали сотрудники НРО Турции перевезли в районы Сирии, находящиеся под контролем террористических организаций, реактивные снаряды (в разбираемом варианте), боеприпасы и разобранные мины.

С другой стороны, согласно заявлениям нескольких прокуроров, один грузовик в ноябре 2013 и три грузовика в январе 2014 года по распоряжению прокуратуры были подвергнуты досмотру в целях вскрытия нелегальной поставки оружия. Сейчас против самих этих прокуроров выдвинуты обвинения, и они уже дожидаются решения суда. Первый из упомянутых грузовиков был задержан, однако после угроз со стороны сотрудников НРО, которые стали мешать досмотру, три остальных продолжили движение по своему маршруту.

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил, что грузовики, которые должны были досмотреть в январе 2014 годы, принадлежали НРО и перевозили помощь для сирийского народа.

Тем не менее Озджан Сисман (Ozjan Sisman), прокурор, который в ноябре 2013 года подписал распоряжение о досмотре первого грузовика, сообщил: «Наш обыск показал, что некоторые правительственные чиновники помогли этим людям доставить их груз на место назначения». Уже некоторое время О.Сисман и еще один прокурор, занимавшийся этим делом, находятся в заключении и дожидаются решения суда по обвинению в проведении незаконного обыска и государственной измене.

В обвинительном акте против О.Сисмана, составленном «Верховной комиссией судей и прокуроров», он обвиняется в разглашении государственных тайн и оскорблении правительства своими обвинениями в содействии террористическим группировкам. Сам бывший прокурор отрицает все выдвинутые против него обвинения.

Между тем более 30 офицеров жандармерии, присутствовавших в ходе январского досмотра, тоже ожидают решения суда по поводу их обвинения в военном шпионаже и попытке свержения правительства.

Водитель одного из упомянутого грузовиков утверждает, что груз, который он перевозил 19 января 2014 года, погрузили в аэропорту Анкары с одного иностранного самолета, и что ему и прежде доводилось доставлять аналогичные партии в Сирию. Показания одного офицера жандармерии, зафиксированные в судебной документации, свидетельствуют о том, что сотрудники НРО говорили о поставках оружия сирийским мятежникам. Кстати, в ходе осуществления досмотра в турецкой провинции Хатай сирийская часть границы находилась под контролем террористической группировки «Ахрар аш-Шам».

С другой стороны, из решения суда в Турции об аресте трех человек, имеющих отношение к задержанному в ноябре 2013 года грузовику, становится ясно, что на нем перевозились стальные трубы, изготовленные в турецком городе Конья. Оказалось, что эти трубы были стволами для минометов и направляющими для РСЗО.

Другой водитель грузовика также сообщил, что до этого он дважды перевозил аналогичные грузы из Турции в район, находящийся поблизости к городу Рейханлы в провинции Хатай. В судебных документах, относящихся к аресту водителей, сообщается о полицейском досмотре, который показал, что части вооружения, находящиеся в грузовике задержанного, перевозились в лагерь террористов на сирийской границе, подчиненных «Аль-Каиде». Кроме того, по показаниям свидетелей практически каждый водитель автоцистерны, предназначенной для перевозки контрабандной (ворованной) нефти из Ирака или Сирии на территорию Турции обязан перевезти некий груз (предположительно, военный: боеприпасы, другое военное имущество) весом до 200 кг. Отметка о приемке-сдаче груза на территории Ирака или Сирии ставилась в путевые документы (накладные). Причем периодически эти отметки менялись.

 

Любой гражданин любой страны, мало-мальски разбирающийся в логистике и грузоперевозках особенно продукции военного назначения – легкого и стрелкового оружия и боеприпасов к ним – понимает, что в таком сложном с географической точки зрения регионе как Сирия и Ирак довольно трудно наладить постоянное, непрерывное снабжение воюющих сторон вооружения и военной техники (ВВТ). Переброска продукции военного назначения (ПВН) по воздуху самолетами военно-транспортной авиации (ВТА) практически исключается по двум причинам:

  1. Отсутствием вблизи боевых действий пригодных для посадки и взлета самолетов ВТА аэродромов с соответствующим навигационным и аэродромно-техническим оборудованием.
  2. Полеты, а в особенности их направления, посадки и переговоры пилотов всегда фиксируются ведущими в военном отношении странами, т.е. практически всегда можно отследить маршрут этого самолета (аэродромы взлета и посадки и т.п.). К тому же летать в районах боевых действий небезопасно – могут и сбить, что наверняка произойдет если не с первого, то обязательно со второго-третьего раза. А это уже политический скандал – ведь «все» борются с террористами.

Следовательно, остается один путь – наземный. Как представляется, никто в этом и не сомневается.

Вопрос в другом: откуда это оружие и в таких количествах?

Вариант первый и легко объяснимый. Террористы в свое время захватили крупные армейские склады вооружения и военной техники в Сирии и Ираке. Однако распределять захваченное оружие между группировками, действующими в Сирии и Ираке, сложно и накладно. Кроме того, хотите вы или не хотите, но оружие – это некая «свободно конвертируемая» валюта в районах боевых действий и его «много не бывает».

Следующий момент данного варианта. Наиболее активные боевые действия сейчас идут все-таки на территории Сирии и расход боеприпасов и оружия здесь довольно внушителен. А значит, и пополнять их боевики (умеренная оппозиция) и террористы должны чаще и на своей территории. А самый главный сосед и спонсор незаконных вооруженных формирований – Турецкая Республика.

Следующий (переходный ко второму варианту) нюанс первого варианта. Любой партизанский отряд, террористическая группа или незаконное вооруженное формирование предпочитает использовать то оружие, боеприпасы и технику, которые стоят на вооружении их противников. Это объясняется, прежде всего, использование трофейного оружия и боеприпасов в своих целях. Ни один здравомыслящий главарь банд и отрядов в Сирии и Ираке не будет просить у саудитов, турок и катарцев американские 5,56-мм винтовки М-16, карабины М-4, 12,7-мм крупнокалиберные пулеметы НВ-2-50 «Браунинг» или немецкие 7,62-мм винтовки G-3, пулеметы МG-3, 9-мм пистолеты-пулеметы МР-5 и пр. (единичные поставки «экзотического» для бандформирований высокотехнологичных пусковых установок противотанковых ракетных комплексов типа «ТОУ» и «Милан», ПЗРК «Стингер» в расчет не берем).

С автором согласятся все политологи, тем более, что на экранах ежедневно мелькают как со стороны сирийской армии, так и со стороны ИГ и «Джабхат ан-нусры» и др. виды стрелкового оружия еще советского производства. А именно, 7,62-мм автоматы Калашникова АК-47, АКМ и АКМС, пулеметы Калашникова ПКМ, снайперские винтовки Драгунова СВД, ручные противотанковые гранатометы РПГ-7, 12,7-мм крупнокалиберные пулеметы Дегтярева-Шпагина ДШКМ, 14,5-мм крупнокалиберные пулеметы Владимирова КПВТ и др.

И здесь мы переходим к рассмотрению второго варианта, на наш взгляд, наиболее интересного и актуального в связи с событиями на турецко-сирийской границе.

Стрелковое и легкое оружие, боеприпасы, артиллерийские и танковые снаряды, реактивные снаряды к реактивным системам залпового огня (РСЗО) поставляется из Турции.

В данном случае уместен вопрос либеральных политологов – откуда такое количество данного вооружения и военной техники в Турецкой Республике?

Ответ на него даст любой военный специалист, знакомый с этим оружием. Он обратит внимание читателей на то, что на экране телевизора в новостных передачах часто мелькают автоматы Калашникова, в частности… немецкого производства. В данном случае не спешите ругать правительство ФРГ и Ангелу Меркель – она к этой истории не имеет никакого отношения.

Дело в том, что лицензии на производство некоторых видов ВВТ получили в свое время отдельные страны бывшего Варшавского Договора, в том числе и Германская Демократическая Республика (ГДР) для своей Немецкой Национальной Армии (ННА).

Но две Германии в конце 1980-ых годов объединились в одну – ФРГ. Естественно стал вопрос, что делать с арсеналами ННА.

Теперь обратим ваше внимание на цитату одного международного документа, подписанного и ратифицированного в 1989 году большинством европейских государств:

(В) Термин «район применения» означает всю сухопутную территорию Государств-участников в Европе от Атлантического океана до Уральских гор, которая включает все европейские островные территории Государств- участников, включая Фарерские острова Королевства Дания, Свальбард (Шпицберген), включая остров Медвежий, Королевства Норвегия, Азорские острова и Мадейру Португальской Республики, Канарские острова Королевства Испания и Землю Францы-Иосифа и Новую Землю Союза Советских Социалистических республик район применения включает всю территорию, простирающуюся к западу от реки Урал и Каспийского моря. В случае Турецкой Республики район применения включает территорию Турецкой Республики к северу и западу от линии, простирающейся от точки пересечения турецкой границы с 39-ой параллелью до Мурадие, Патноса, Караязи, Текмана, Кемалие, Феке, Джейхана, Доганкента, Гезне и далее до моря.

Этот документ носит название ДОВСЕ – Договор об обычных вооруженных силах в Европе.

Договор всем хорош, но в свое время разрушитель Советского Союза «политический покойник» М.Горбачев вольно или невольно (скорее всего «вольно») пошел на уступки Западу и США и допустил вывода из-под условий Договора части территории Турции, а именно, Юго-Восточной Анатолии примыкающую к границам Сирии, Ирака, Ирана, Азербайджана и Армении. Тем самым, им была заложена мина замедленного действия уже под интересы и безопасность Российской Федерации.

Эта территория была остро необходима США и Европе по нескольким причинам:

Во-первых, в этой зоне в районе горы Большой Арарат находились склады ядерных боеприпасов объединенных вооруженных сил НАТО на Южно-Европейском ТВД.

Во-вторых, американцы на перспективу готовили плацдарм для решения своих глобальных задач в регионе Ближнего и Среднего Востока.

В-третьих, политическое руководство Советского Союза попросту «сдавало» Анкаре курдский анклав Турции с Рабочей партией Курдистана, а также курдов в Сирии и Ираке.

И, в-четвертых, удобное место для хранения огромной массы вооружений и военной техники бывшей ННА ГДР, а также устаревшей американской и британской техники. Другими словами, на этой территории создана солидная ОБХВТ – объединенная база хранения военной техники. Причем, не подпадающая под инспекции никаких договоров.

Чем почти сразу и воспользовалась Анкара, перевооружив большинство частей жандармских, жандармских пограничных войск, жандармских «коммандос» и горных «коммандос» советским оружием, но немецкого производства. Так на вооружении этих войск появились автоматы и пулеметы Калашникова, РПГ, ДШКМ, БТР-60ПБ и БТР-152 и др. техника.

Позже на эти склады начали завозить оружие некоторых бывших наших союзников: Болгарии, Албании, Румынии, Чехословакии. И это понятно – вооруженные силы указанных стран переходили на стандарты НАТО.

Турция недолго довольствовалась ролью «бабушки – божьего одуванчика», охраняющего столь огромные запасы ВВТ. Так в турецких вооруженных силах были приняты на вооружение типы РСЗО Т-122 и TR-122 нестандартного для НАТО калибра. Даже турецкие военные сами объясняли этот феномен тем, что у них так много реактивных снарядов к 122-мм РСЗО БМ-21 «Град», что грех не воспользоваться такой возможностью и создать свою национальную РСЗО.

Так, Грузия в середине 90-ых годов прошлого столетия в следствие двух вооруженных конфликтов против Абхазии и Южной Осетии осталась практически без боеприпасов и материально-технических запасов. Но неожиданно, как по волшебству, необходимое имущество стало поступать на склады грузинской армии, а именно 100-мм и 125-мм танковые выстрелы, 122-мм, 152-мм и 203,2-мм артиллерийские выстрелы (нестандартные для НАТО), но с нанесенной маркировкой на немецком языке. Танкоремонтный завод в Тбилиси получил ремонтные комплекты и танковые двигатели, по документам, произведенные в ГДР и др.

Как представляется, основной поток вооружения и военной техники для незаконных вооруженных формирований на территории Сирии идет непосредственно со складов вооруженных сил Турецкой Республики. Финансирование всех этих операций осуществляется Саудовской Аравией и Катаром (почему бы туркам не «содрать» с «бедных» арабов валюту за материальную помощь ИГ и «Джабхат ан-нусры). Планированием, организацией, контролем и мотивацией этих операций занимается Национальная разведывательная организация Турции. А руководителем является президент страны – Р.Т.Эрдоган.

По мнению автора именно этим можно объяснить отказ турецкого руководства России в инспекционном полете в соответствии с Договором по открытому небу (ДОН) в феврале текущего года.

42.68MB | MySQL:87 | 0,754sec