Под предлогом афганской угрозы США усиливают проникновение в Центральную Азию

Аналитики из Пентагона прогнозируют дальнейшее обострение ситуации в Центральной Азии, на которую будет оказывать растущее негативное давление динамика развития ситуации в Афганистане. Американцы не прогнозируют снижение напряжения в Афганистане и не верят в успешные перспективы диалога с талибами. Экспансия последних на север страны связывается со стремлением военного крыла талибов поставить под свой контроль территории, ранее традиционно являющиеся «зоной интересов» узбекского и таджикского населения страны. В этой ситуации необходимо учитывать, что захват территорий на севере объясняется радикализацией местного населения, разочарованого политикой Кабула, который не направляет финансовые дотации в этот регион, а также повальной коррупцией местных органов власти. Такая ситуация чревата возникновением некого нового очага «афганской весны» с распространением зоны социальной нестабильности уже непосредственно на регионы Центральной Азии. В зоне риска находятся такие республики как Узбекистан, Таджикистан, Киргизия и Туркменистан. При этом попытки властей этих республик минимизировать риски социального напряжения будут натыкаться на дефицит бюджетов, что определяется общим мировым экономическим кризисом и падением цен на углеводороды. В этой ситуации, по оценке американских аналитиков, Москва не сможет полностью компенсировать этот дефицит за счет своей финансовой помощи, как она это делала в прошлом. Низкие цены на нефть сохраняться на среднесрочную перспективу, что вместе с санкциями не дает России серьезного поля для маневра на этом направлении. В этой же связи Москва будет вынуждена и сокращать в регионе свое военное присутствие с учетом концентрации основных сил на украинском и сирийском направлениях. При этом американцы указывают на два момента, которые, по их оценке, подтверждают их же выводы. Это сокращение военного бюджета России на 10% в 2016 году, и сокращение военного контингента в Таджикистане. Последний является ключевым плацдармом для противодействия растущей угрозы исламистов из Афганистана. Эти действия, о которых было объявлено 30 января с.г., диссонируют с планами России об усилении своего военного присутствия в Таджикистане, о которых Кремль заявлял годом ранее. Тогда российские военные говорили об усилении военного контингента до 9 000 военнослужащих. Судя по последним прогнозам, численность в этом году останется на прежнем уровне в 6000 военных, Это не означает, что Россия будет оголять этот участок, ключевой с точки зрения вопросов собственной безопасности, но степень российского военного прямого присутствия будет снижаться. Помимо экономических сложностей, необходимо учитывать и «особые позиции» Ташкента и Ашхабада по вопросу «коллективной системы безопасности», которая была инициирована Москвой, и которая была фактически отвергнута узбекским и туркменским руководством. При этом военно-техническое снабжение таджикской армии будет оставаться примерно на том же уровне с учетом растущих угроз из Афганистана.

Ситуация в Афганистане, усиление там влияния сторонников «Исламского государства» (ИГ, запрещенного в России)), невнятные перспективы достижения какого-либо мирного компромисса между Кабулом и талибами, сильная фрагментация движения «Талибан» ставят на повестку дня усиление американского военного присутствия в регионе. И, возможно, возвращение в какой-то степени инфраструктуры НАТО. Москва рассматривает этот регион, как зону своего влияния и фактически нивелировала американское военное присутствие в Центральной Азии. В частности, это касается базы ВВС в Киргизии. По оценке Пентагона, необходимо наращивать усилия на направлении активизации сотрудничества в сфере безопасности с центральноазиатскими республиками. Работа в этом направлении уже ведется. Причем во главу угла ставится наращивание сотрудничества в сфере борьбы с исламистами и наркотрафиком. Американские военные планируют сосредоточить основные усилия на обучении киргизских и таджикских силовиков противодействию террористам и наркобаронам. В этой связи Пентагон запросил 22 февраля с.г. 50 млн долларов на борьбу с терроризмом в Центральной Азии. Причем большая часть этой суммы должна пойти на проекты пограничной безопасности именно в Таджикистане. Но внимание, безусловно, будет уделяться и другим странам региона. 23 февраля с.г. высшее руководство Пентагона приняло военную делегацию из Узбекистана. При этом посол США в Ташкенте Памела Спратлен охарактеризовала Узбекистан как «главного партнера по вопросам безопасности в регионе». В прошлом году Пентагон поставил в Узбекистан 300 бронеавтомобилей с усиленной противоминной защитой. Американцы всячески подчеркивают важность усиления безопасности совместной границы республик Центральной Азии с Афганистаном. В обмен на техническую поддержку американцы рассчитывают на согласие Ташкента и Душанбе на организацию логистической инфраструктуры на своей территории в рамках снабжения американского контингента в Афганистане и выход на договоренности по созданию стационарных военных баз. Отметим для себя резкий разворот политики Вашингтона по отношению к Ташкенту, с которым у него были очень сложные отношения после известных событий в Андижане в 2005 году. Тогда американцы явно не разобрались в ситуации. Сделали, по обыкновению, ставку на протестующие массы и в результате потеряли свою базу ВВС в этой стране. Теперь ситуация разворачивается на 180 градусов. То же самое справедливо и по отношению к Душанбе, куда американцы поставили 200 броневиков и готовы оказать содействие в техническом обустройстве границы с Афганистаном.

Все эти действия США, по нашей оценке, имеют мало отношения к вопросам растущей исламистской опасности из Афганистана. В данном случае работает классическая схема проникновения в зону российских интересов и закрепления там. Какого-то стратегического значения с точки зрения снабжения американского контингента в Афганистане республики Центральной Азии не имеют. Основные части американцев стоят в Кабуле. Кроме того, в случае действительно серьезных катаклизмов и социальных протестов американские военные базы никакого значения иметь не будут. И вмешиваться американцы в эти события также не будут. Что же касается ситуации в Афганистане, то происходящие там сейчас события будут оказывать, по нашей оценке, влияние на ситуацию в Центральной Азии. «Талибан» действительно фрагментирован, там обострилась борьба за власть, и говорить о какой-то целенаправленной политике движения по экспансии в изначально враждебные им этнически районы не приходится в принципе. Пока не будет достигнута некая ясность по вопросу инкорпорирования талибов во власть, говорить о каких-то внешних экспансиях нет смысла. Местные же исламисты (имеются в виду таджикские и узбекские, в первую очередь, сторонники различных исламистских групп), то они сейчас слишком слабы для того, чтобы устроить реально серьезную экспансию в центральной азиатский регион. Для этого необходим, как минимум, внешний спонсор. А у всех тяжеловесов в этом регионе сейчас на очереди совсем иные задачи.

56.86MB | MySQL:109 | 0,552sec