США надолго останутся основным стратегическим партнером Пакистана

Завершившийся в начале марта с.г. 6-й раунд Стратегического диалога США-Пакистан свидетельствует, что Вашингтон в долгосрочной перспективе будет основным политическими экономическим партнером Исламабада. Разве что Китай сможет реально составить заметную конкуренцию Соединенным Штатам в области внешнеэкономических связей, в первую очередь, после подписания с Пекином в 2015 г. Соглашения о вложении в экономику Пакистана 46 млрд долл. (строительство Китайско-пакистанского экономического коридора) с целью развития «Нового Шелкового пути».

О сохранении значительного влияния США на формирование пакистанской внешней политики свидетельствует подписанное 2 марта Совместное заявление по итогам переговоров советника премьер-министра Пакистана по внешней политике Сартаджа Азиза (фактически занимает пост министра иностранных дел) и госсекретаря Джона Керри, где зафиксированы приверженность Пакистана решать все спорные вопросы политическими методами (в том числе и Кашмирской проблемы), позитивная оценка со стороны Вашингтона действий Пакистана по защите своего ядерного арсенала, активной борьбы Исламабада с терроризмом, особенно в Северном Вазиристане, его содействие в решении афганской проблемы, в первую очередь в проведении конструктивных переговоров официального Кабула с талибами и др.[1].

Вместе с тем, предложение Джона Керри вернуться к обсуждению вопроса о сокращении ядерного арсенала Пакистана было снова встречено резко отрицательно (последний раз обсуждение этого вопроса было отклонено в ходе визита премьер-министра Наваза Шарифа в США в октябре 2015 г.)[2]. Сартадж Азиз, в частности, заявил, что «…гораздо быстрее, чем мы, увеличивает свой ядерный арсенал Индия. А концепция сдерживания является динамической. Сдерживание должно быть эффективным. В центре внимания нашего сдерживания находится Индия. К сожалению, у нас нет другого варианта сохранять эффективный арсенал сдерживания…».[3]. Однако следует отметить, что при этом он подчеркнул, что при невозможности одностороннего сокращения ядерных боеголовок вероятность позитивного решения этой проблемы не исключена, но только в случае одновременного и адекватного сокращения Индией своего ядерного арсенала[4].

Здесь следует сделать оговорку и отметить, что, по словам Сартаджа Азиза, военные расходы Пакистана составляли в середине 1990-х годов 3.5 млрд долл., в то время как Индии – 11 млрд долл. и возросли в 2015 г. соответственно до 7.5 млрд и 50 млрд долл.[5].

Любопытно, что официальная статистика обеих стран показывает несколько иную картину в этой сфере — расчеты, сделанные на основе данных Обзоров экономики Пакистана и Индии, свидетельствуют, что военные расходы составляли в 2015 г. соответственно 6.5 млрд долл. и 41.1 млрд долл.[6], т.е. меньше обнародованных пакистанской стороной данных. Это лишний раз говорит о том, что на правительственном уровне финансовые руководители склонны к занижению реальных военных расходов, которые к тому же проходят не только напрямую по статье «расходы на оборону», но и включены в некоторые другие статьи как текущего, так и капитального бюджетов в государственных финансах обеих стран.

В совместном докладе, подготовленном экспертами Центра Стимсона и Фонда Карнеги, отмечается, что в 2015 г. Пакистан обладал примерно 120 ядерными боеголовками, а Индия – приблизительно 100 боеголовками, а также средствами их доставки[7]. Заметим параллельно, что предположение (высказанное экспертами этих исследовательских организаций), что Пакистан будет и в дальнейшем наращивать ускоренными темпами свой ядерный боезапас (до 350 ядерных боеголовок в ближайшие 5-10 лет) вызывает немалые сомнения в силу хотя бы объективных причин – недостаточного для этого экономического потенциала страны, а также необходимости выйти из крайне серьезного энергетического кризиса, для чего требуется опережающее развитие в том числе и атомной энергетики, а не ускоренное наращивание ядерного потенциала.

Таблица 1

Страны – поставщики оружия в Пакистан,*

млн долл.

Страна 2014 г. 2015 г. Всего, 2014 + 2015 гг
Китай 394 565 959
США 189 66 255
Иордания 114 114
Россия 24 40 64
Турция 24 24
Канада 18 18
Италия 10 10
Украина 8 8 15
Швеция 5 5 10
Бразилия 4 4 8
Мальта 5 5
Франция 4 4
Итого 752 735 1487

*Составлено по: Aude Fleurant, Sam Perlo-Freeman, Pieter D. Wezeman and Siemon T. Wezeman. Trends in International Arms Transfers, 2015. SIPRI Fact Sheet. February 2016. // http://books.sipri.org/files/FS/SIPRIFS1602.pdf. Дата обращения – 3 марта 2016 г.

Pakistan at tenth place in list of world’s largest arms importers for 2015. // Dawn. 23.02.2016.

 

Пакистан не высказывает открыто недовольство широкомасштабным и расширяющимся сотрудничеством Дели с Вашингтоном, в первую очередь в военной сфере и в атомной энергетике, и лишь внимательно наблюдает за развитием их связей в указанных областях. Это в меньшей степени относится к Индии, которая весьма недовольна тесными связями Пакистана и США в военно-технической сфере.

Достаточно упомянуть в этой связи негативное отношение со стороны Дели к закупке Пакистаном у США в 2016 г. восьми истребителей F-16 (по этому поводу в МИД Индии даже был вызван посол США для объяснений), в то время как Индия, например, намеревается закупить в текущем году у Франции 36 истребителей «Рафаль»[8].

О широком сотрудничестве Пакистана с США в военной области свидетельствует тот факт, что именно Соединенные Штаты являются одним из основных поставщиков вооружения и военной техники в Пакистан, уступая пальму первенства в этом отношении в последние годы лишь Китаю (Табл.1). Для США, которые являются главным мировым экспортером оружия (33% всего объема мирового оружейного экспорта, в первую очередь поставки истребителей, военно-транспортных самолетов, другой авиатехники), Пакистан вовсе не является основным покупателем его военной продукции; здесь на первом месте находятся Саудовская Аравия и ОАЭ. Вместе с тем, Соединенные Штаты оказывают существенную военно-техническую помощь Пакистану для борьбы с террористическими организациями и группировками – как выделением целевых кредитов, так и направляя в Пакистан военных советников.

Таблица 2

Основные поставщики оружия в Индию*,

млн долл.

Страна 2014 2015 Всего: 2014 + 2015 гг.
Россия 1871 1964 3834
США 1141 302 1443
Израиль 152 316 468
Франция 52 148 200
Великобритания 140 140 280
Канада 15 92 107
Германия 34 45 79
Украина 37 37 74
Швейцария 25 20 45
Нидерланды 10 10 19
Италия 11 6 17
Итого 3487 3078 6565

*Составлено по: Aude Fleurant, Sam Perlo-Freeman, Pieter D. Wezeman and Siemon T. Wezeman. Trends in International Arms Transfers, 2015. SIPRI Fact Sheet. February 2016. // http://books.sipri.org/files/FS/SIPRIFS1602.pdf. Дата обращения – 3 марта 2016 г.

Pakistan at tenth place in list of world’s largest arms importers for 2015. // Dawn. 23.02.2016.

 

Для сравнения приведем статистические данные Института СИПРИ об аналогичных закупках вооружения Индией в 2014 – 2015 гг. (Табл.2). Как известно, здесь ведущим поставщиком вооружения выступает Россия – по оценкам индийских экспертов, доля советско-российского оружия в армии Индии колеблется на уровне 70%, хотя постепенно Россию здесь теснят Израиль, США, Франция.

США всячески подчеркивают и приветствуют активное участие Пакистана в антитеррористической борьбе как внутри страны (в первую очередь, поддержка военной операции «Разящий удар» в Северном Вазиристане), так и на всем протяжении афгано-пакистанской границы. Особенно активно эти действия стали проводиться в стране после жестокого расстрела 16 декабря 2014 г. боевиками движения «Талибан-Пакистан» 134 школьников и 9 преподавателей военной школы близ Пешавара. Такого рода поддержка антитеррористических действий Пакистана прозвучала в том числе и в ходе Стратегического диалога со стороны госсекретаря Джона Керри. Он, в частности, выразил надежду на полную реализацию Национального плана действий (по борьбе с терроризмом), принятого Пакистаном после этой трагедии. Со своей стороны Сартадж Азиз подчеркнул важность практически полного прекращения обстрела приграничных с Афганистаном районов Пакистана американскими беспилотниками, которые, как не раз официально заявляла пакистанская сторона, нарушают суверенитет Пакистана.

Однако, с нашей точки зрения, такого рода заявления в значительной степени носили декларативный характер, были призваны бравировать перед мировым сообществом приверженностью Пакистана суверенным принципам государственности. Скорее всего, пакистанское руководство не на словах, а на деле хорошо понимало, что без поддержки с воздуха (в том числе американской стороной) военные операции на суше были бы весьма затруднены, и потери пакистанских военных в ходе указанных боевых действий были бы неизмеримо больше, чем это стало в реальной действительности.

В пакистанских СМИ не публикуется информация об общих потерях военных в ходе начавшейся в июне 2014 г. операции, равно, как нет полной информации о погибших в терактах в стране (которые происходили и происходят в Пакистане едва ли не ежедневно) гражданских лиц – по самым приблизительным оценкам их число приближается к 4-м тыс. человек. Но при этом в СМИ можно найти точное число убитых и раненых боевиков – с начала ввода в декабре 2014 г. Национального плана действий до середины января 2016 г. было убито 2159 террористов, ранено 1724 и казнено 332 человека[9]. Хотя этой информации едва ли можно полностью доверять, поскольку не исключено, что и пакистанские журналисты, и официальные лица склонны в определенной степени вольно обращаться с такого рода статистикой, в том числе занижать цифры погибших среди гражданского населения и военных и завышать численность убитых боевиков.

Соединенные Штаты вновь высоко оценили стремление Пакистана содействовать решению афганской проблемы, усадить за стол переговоров федеральную власть и афганских талибов (хотя нам представляется, что это крайне сложная задача, которая пока что не находит своего решения; и даже в случае достижения какого-то компромисса на этом направлении, он может быть легко нарушен в любой момент). Еще в начале 2014 г. Вашингтон озвучил идею о необходимости проведения переговоров между официальным Кабулом и движением «Талибан-Афганистан», которая в то время не нашла отклика афганского руководства, возможно из-за разгара предвыборной президентской кампании. Лишь после прихода к власти Ашрафа Гани Ахмадзая последний попытался проводить эту идею в жизнь.

На заключительном заседании Стратегического диалога США-Пакистан Сартадж Азиз впервые официально сообщил, что на территории Пакистана живут и проходят курс лечения некоторые руководители афганских группировок талибов[10], что дало возможность ряду российских и зарубежных СМИ необоснованно обвинить Пакистан в потворстве, покровительстве и даже поощрении деятельности террористов[11]. Проблема заключается в том, что, несмотря на расхожее мнение о едином движении «Талибан – Афганистан» и наличии штаб-квартиры в Катаре, афганские талибы не являются организационно единой группировкой, а состоят из многочисленных групп, часть которых занимает умеренную позицию и готова сесть за стол переговоров, но часть действует под лозунгами «Исламского государства» (ИГ, запрещенного в России), т.н. «сети Хаккани» и др. и не намерена сотрудничать с афганскими властями, совершает теракты как на территории Афганистана, так и Пакистана. Причем эти и многие другие террористические организации в Пакистане, в частности, запрещены (всего их насчитывается 61, и общий список был передан в ООН в 2015 г.[12] (позднее расширен до 72); с ними ведется активная борьба на территории обеих стран.

Другая сложность в проведении переговоров заключается в том, что здесь, как нам представляется, Пакистан переоценивает свои возможности в сфере оказания влияния на афганских талибов. То, что их деятельность невозможно контролировать никем – сомнений не вызывает, но влиять можно лишь на отдельные, довольно умеренные группировки талибов (и то лишь в незначительной степени), которые и находят временное пристанище в Пакистане. На этом направлении действия пакистанского руководства направлены на недопущение их слияния с радикальными исламистскими группировками, в первую очередь с «Исламским государством», движением «Талибан-Афганистан» и «Талибан-Пакистан», террористическими организациями типа «Лашкар-и-джангви», «Лашкар-и-Тойба», «Джайш-и-Мохаммад» и др.

Несмотря на то, что в конце декабря 2015 г. военное руководство Пакистана в лице генерала  Рахила Шарифа и президента Афганистана Ашрафа Гани Ахмадзая приняли совместное решение о преследовании талибов, уклоняющихся от участия в переговорах[13], едва ли можно ожидать, что такое решение будет реализовано на практике, хотя бы в силу неподконтрольности талибов. Нет каких-то подвижек и после переговоров глав разведывательных управлений Афганистана и Пакистана, проведенных в начале февраля 2016 г. [14]. Напомним, что первый раунд неформальных переговоров между афганским правительством и движением «Талибан», состоявшийся в Мари (Пакистан) 7 июля 2015 г., не дал никаких результатов, а намеченные затем на 31 июля того же года аналогичные переговоры в Китае сорвались из-за появившихся тогда слухов о смерти муллы Омара. Проходящие регулярно 4-х сторонние консультации (Афганистан, Пакистан, США, Китай) носят лишь рекомендательный характер, но отнюдь не обязывают талибов сесть за стол переговоров.

Возвращаясь непосредственно к двусторонним отношениям Вашингтона и Исламабада, отметим, что Соединенные Штаты являются одним из ведущих торгово-экономических партнеров Пакистана, хотя в этой области Пекин постепенно опережает Вашингтон (Табл.3). Вполне понятно, что ОАЭ (вместе с Саудовской Аравией) занимают одно из основных мест в общем объеме пакистанского товарооборота (импорта), учитывая значительные поставки нефти в Пакистан в силу крайне ограниченных запасов этого углеводорода в стране.

Таблица 3

Географическое распределение внешней торговли Пакистана,*

млрд долл.

Страна 2012 г. 2015 г.
Экспорт в Импорт из Товарооборот Экспорт в Импорт из Товарооборот
США 3.4 1.4 4.8 3.6 1.7 5.3
Китай 2.1 7.3 9.4 2.2 10.1 12.3
ОАЭ 2.2 7.3 9.5 1.0 6.7 7.7
Саудовская Аравия 4.8 4.8 3.4 3.4
Афганистан 2.1 2.1 1.9 1.9
Великобритания 1.1 1.1 1.6 1.6
Кувейт 3.8 3.8 2.6 2.6
Россия 0.19 0.2 0.39 0.18 0.2 0.38

*Составлено по: Pakistan Economic Survey 2014-15. Government of Pakistan, Islamabad, Finance Division, 2015, pp. 143, 148-149.

World Food Moscow Show: TDAP arranges participation of 12 Pakistani exporters // Daily Times. 6.02.2016.

 

Объем американо-пакистанского товарооборота постепенно растет и достиг 5.3 млрд долл. в 2015 г. Из Пакистана в США поступают товары хлопковой группы (преимущественно готовые текстильные изделия), некоторые продовольственные товары, Пакистан импортирует различные машины и машино-техническое оборудование, электрооборудование.

Начиная с 2014 г., США постепенно перемещают акцент в оказании финансовой помощи Пакистану с экономической на военную, в первую очередь на борьбу с терроризмом. Уже в октябре 2014 г., в преддверии вывода войск НАТО из Афганистана и активизации действий талибов на пакистано-афганской границе Исламабад получил от США почти 400 млн долл. на эти цели[15]. В конце того же года американское правительство выделило свыше 500 млн долл. на оказание помощи населению Северного Вазиристана, которое страдало и страдает от военных действий федеральных сил Пакистана в ходе борьбы с талибами[16]. В середине 2015 г. Пакистану было выделено еще 340 млн долл. целевым назначением для борьбы с афганскими талибами, проникающими на территорию Пакистана[17]. Наконец, на 2016 г. из бюджета США Пакистану на борьбу с терроризмом выделено свыше 800 млн долл.[18]. Как свидетельствуют итоги завершившегося Стратегического диалога американская сторона в целом довольна тем, как используется предоставляемая ею военно-экономическая помощь Пакистану.

 

  1. Anwar Iqbal. «Pakistan pledges to work for easing tension in South Asia». // Dawn. 3.03.2016.
  2. Pakistan, US yet to remove differences over N-arsenal. // Dawn. 2.03.2016.
  3. Цит. по: Пакистан: «Мы готовы сократить свой ядерный потенциал, но только после Индии…» // «Военное обозрение». http://topwar.ru/91753-pakistan-my-gotovy-sokratit-svoy-yadernyy-potencial-no-tolko-posle-indii.html. 2.03.2016.
  4. Там же.
  5. Anwar Iqbal. «Pakistan pledges to work for easing tension in South Asia». // Dawn. 3.03.2016.
  6. Pakistan Economic Survey 2014-15. Government of Pakistan, Islamabad, Finance Division, 2015, Statistical Appendix, Table 4.1.

Economic Survey 2015-16. Government of India, New Delhi, Ministry of Finance, Economic Division, Statistical Appendix, pp. A52-53, A58-59.

«Новости ВПК». http://vpk.name/news/127644_oboronnyii_byudzhet_indii_v_20152016_fg_vozrastet_na_1095_proc.html?last. Опубликовано на сайте 5.03.2015.

Samarth Bansal. «Budget 2016: Where the money comes from and where it goes». // The Hindu. 1.03.2016.

  1. Anwar Iqbal. «Pakistan-India tensions: US warns against speculations about nuclear conflict». // Dawn. 29.08.2015.
  2. Dinakar Peri. «Rafale deal likely to see some progress». // The Hindu. 25.01.2016.

Посла США вызовут в МИД Индии из-за продажи Пакистану истребителей F-16. // «Газета KG». http://www.gazeta.kg/news/incidents-news/45434-posla-ssha-vyzovut-v-mid-indii-iz-za-prodazhi-pakistanu-istrebiteley-f-16.html. Опубликовано на сайте 13.02.2016.

India should not be concerned over F-16 sale to Pakistan, says Pentagon. // Dawn. 17.02.2016.

  1. 2,159 terrorists killed, over 1,700 arrested under NAP. // Dawn. 19.01.2016.
  2. Anwar Iqbal. «Pakistan underlines its influence on Afghan Taliban». // Dawn. 4.03.2016.
  3. См., например: Илья Новицкий. «Пакистан прислушался к речи Путина. Исламабад отказался продолжать американский террористический сценарий» // Новостной портал «Politikus.ru». http://politikus.ru/events/71527-pakistan-prislushalsya-k-rechi-putina-islamabad-otkazalsya-prodolzhat-amerikanskiy-terroristicheskiy-scenariy.html. 4.03.2016.
  4. 61 banned outfits named by Senate, JuD under observation // Dawn. 18.12.2015.
  5. The Express Tribune. 28.12.2015. «ТАСС». http://tass.ru/mezhdunarodnaya-panorama/2560850. 28.12.2015.
  6. Baqir Sajjad Syed. «Spy chiefs of Pakistan, Afghanistan hold talks». // Dawn. 5.02.2016.
  7. Anwar Iqbal. «Congress approves defence bill, CSF for Pakistan». // Dawn. 14.12.2014.
  8. Mubarak Zeb Khan. «US Congress notifies $532 million assistance package for Pakistan». // Dawn. 29.12.2014.
  9. Pakistan gets $336m to support forces in Afghanistan. // The News. 5.08.2015.
  10. Ibid.

 

24.74MB | MySQL:60 | 0,669sec