Ситуация в Судане и Южном Судане: апрель 2016 г.

1 апреля Южный Судан информировал Совет Безопасности ООН о предстоящем вхождении в Джубу подразделений повстанцев, как это было предусмотрено подписанным в августе 2015 года мирным соглашением, призванным прекратить кровопролитную гражданскую войну. Прибытие подразделений повстанцев в столицу Южного Судана ожидалось по воздуху. Их развертывание в Джубе должно было открыть дорогу лидеру повстанцев Риеку Машару, который вместе с президентом Южного Судана Сальвой Кииром должен сформировать переходное правительство единства.

Р.Машар был назначен на пост вице-президента Южного Судана в феврале с.г. Он уже занимал его до развязывания гражданской войны, вспыхнувшей в декабре 2013 года.

Предполагалось, что в Джубу в течение четырех дней будут переброшены 1370 повстанцев. Все они оказались там к 11 апреля, чтобы обеспечить безопасность Р.Машара. Со стороны правительственных сил в Джубе остались 3420 солдат.

Ожидается, что С.Киир и Р.Машар будут делить власть в рамках переходного правительства единства на переходный период продолжительностью 30 месяцев, по истечении которых в стране должны пройти выборы.

Прибытие Р.Машара в Джубу ожидалось несмотря на то, что в штатах Джонглей, Малакаль, Западный Экваториальный и Западный Бахр эль-Газаль боевые действия по состоянию на начало апреля продолжались.

7 апреля Бюро ООН по координации гуманитарных операций сообщило, что с начала года из Южного Судана в соседний Судан бежали по меньшей мере 55 тысяч южносуданцев. Таким образом они попытались спастись от голода и боевых действий. Считается, что всего за два с половиной года гражданской войны в Южном Судане в Судан перебрались до 230 тысяч южносуданцев.

7 апреля Р.Машар сообщил, что намерен прибыть в Джубу 18 апреля. Однако сначала стало известно, что он появится там лишь день спустя. Задержка была связана с «логистическими» проблемами. Тем не менее и 19 апреля он не прибыл в столицу Южного Судана. Р.Машар обусловил свое возвращение присутствием при нем дополнительного конвоя из 195 солдат с 20 пулеметами и 20 гранатометами. Это требование было удовлетворено. Тем не менее 23 апреля находившийся в Эфиопии Р.Машар заявил, что не получил разрешения южносуданских властей приземлиться в Джубе. Тем самым он выбился из графика мирного процесса, установленного мировым сообществом, дважды сорвав свое прибытие в Джубу выдвижением все новых требований.

24 апреля США обвинили южносуданские власти и Р.Машара в препятствовании усилиям, призванным прекратить гражданскую войну. Вашингтон предупредил, что не потерпит отступления от «дорожной карты» мирного процесса.

25 апреля в Джубу прибыл в сопровождении ста бойцов начальник «генерального штаба» повстанцев Симон Гетвич Дуал. В аэропорте Джубы его встречал командующий президентской гвардией Мариал Ханюонг Йол Мангок. Ирония судьбы – оба они находятся под санкциями ООН. На следующий день в столицу Южного Судана прибыл Р.Машар. В тот же день он был приведен к присяге в качестве вице-президента.

Как заявил в этой связи С.Киир, «я очень рад принять моего брата Р.Машара … у меня нет никаких сомнений, что его возвращение в Джубу означает конец войны».

Уже 29 апреля С.Киир сформировал новое правительство «национального единства» Южного Судана. 30 министерских постов разделили сторонники С.Киира, Р.Машара и оппозиции. Сторонники С.Киира Куол Маньянг и Давид Денг Аторбей сохранили за собой посты министров обороны и финансов. Пост министра нефти получил представитель повстанцев Дак Дуоп Бихок. Пост главы МИДа получил Денг Алор, занимавший ранее такой же пост в «большом» Судане. Лам Аколь, представляющий оппозицию, независимую от повстанцев, стал министром сельского хозяйства и продовольственной безопасности.

13 апреля двое южносуданских сотрудников Датской группы по разминированию (DDG) погибли в засаде, устроенной неизвестными близ города Ей на юге страны. По данным ООН, за время гражданской войны в Южном Судане были убиты свыше 50 сотрудников международных гуманитарных организаций.

В апреле южносуданский конфликт начал распространяться на соседние страны. 17 апреля стало известно, что двумя днями ранее вооруженная банда народности мурле из Южного Судана проникла на юго-запад Эфиопии, где в районе города Гамбелла вырезала около 200 человек, преимущественно женщин и детей. 102 ребенка были похищены.

Мурле компактно проживают на территории южносуданского штата Джонглей. В районе г.Гамбелла в 50 км от границы с Южным Суданом проживает народность нуэр. Нуэр и динка – две основных народности, живущих в Южном Судане. Конфликт между ними и их представителями стал основной причиной гражданской войны в Южном Судане.

По данным эфиопских властей, напавшие не имели отношения ни к южносуданским властям, ни к повстанцам.

20 апреля министр информации Эфиопии Гетачев Реда сообщил, что эфиопские военные, преследуя похитителей детей, вошли на территорию Южного Судана. По его данным, Аддис-Абеба обратилась за соответствующим разрешением к Джубе.

В Судане месяц начался с приезда президента этой страны Омара аль-Башира в Дарфур. Этот визит был совершен накануне задуманного властями референдума об административном статусе этой территории. Голосование было запланировано на 11 апреля. Жителям региона предлагалось два выбора: либо Дарфур сохранит существующее административное деление на 5 штатов, либо он станет единым регионом со статусом широкой автономии.

Повстанцы и суданские оппозиционные партии выступали против этого референдума, утверждая, что текущие боевые действия в Дарфуре не способствуют его организации. За сохранение существующего административного деления выступает правящая Партия национального конгресса.

По данным представителей Избирательной комиссии, которой было поручено провести референдум, в списки для голосования записались 3,58 млн человек из числа 4,59 млн потенциальных избирателей.

До 1994 года Дарфур был единым регионом. Затем суданские власти разделили его на три штата — Северный Дарфур, Южный Дарфур и Западный Дарфур. Еще два штата были созданы в 2012 году.

11 апреля голосование началось. Предполагалось, что оно будет идти 3 дня. По его итогам по официальным данным 97,72% принявших участие в плебисците высказались за сохранение в Дарфуре пяти штатов. Оппозиция бойкотировала голосование. Как заявили в связи с референдумом в Вашингтоне, «с учетом существующих реалий референдум не может рассматриваться как достоверное выражение воли населения Дарфура». В Хартуме же посчитали, что итоги референдума сделали конфликт в Дарфуре исчерпанным, что вряд ли соответствует реалиям.

1 апреля стало известно, что днем ранее суданские спецслужбы воспрепятствовали четырем представителям гражданского общества отправиться в Женеву, где они намеревались принять участие в слушаниях относительно соблюдения прав человека в Судане. На вылете в международном аэропорте у них были изъяты паспорта. Национальная служба разведки и безопасности NISS никак не обосновала действия своих сотрудников.

5 апреля Россия блокировала распространение конфиденциального доклада ООН, согласно которому проправительственные милицейские формирования в Дарфуре получают миллионы долларов доходов от незаконной эксплуатации шахт по добыче золота. Этот доклад был представлен еще в декабре прошлого года в Комитете по санкциям ООН, однако он не был опубликован из-за возражений России. По версии Москвы, мандат экспертов, готовивших доклад, не распространяется на «природные ресурсы».

Согласно докладу, шахты по добыче золота в регионе Джебель Амир контролируются милицейскими формированиями во главе с Шейхом Мусой Хилалем – союзником Хартума в борьбе против повстанцев, действующих в Дарфуре. По оценкам экспертов, за счет незаконной добычи золота эти формирования ежегодно получают по меньшей мере 54 млн долларов. Большая часть добываемого там золота направляется по воздуху в Хартум, откуда в нарушение международных санкций переправляется в ОАЭ.

7 апреля в интервью BBC 72-летний президент О.аль-Башир, находящийся у власти уже 27 лет, сообщил, что он намерен покинуть этот пост по истечении своего мандата в 2020 году. «В 2020 году в Судане будет новый президент, а я стану экс-президентом», — утверждал он.

В июне 1989 г. О.аль-Башир пришел к власти в результате военного переворота, поддержанного исламистами.

Перед президентскими выборами 2015 года он также утверждал, что не будет баллотироваться на них, однако затем передумал.

Также 7 апреля суд Северного Хартума приговорил к смерти через повешение 22 южносуданца, воевавших на стороне дарфурских повстанцев. Еще 3 получили пожизненное заключение. Все они воевали в составе одной из фракций повстанческого Движения за справедливость и равенство (ДСР), подписавшей мирное соглашение с Хартумом в апреле 2013 года. Формирования этой фракции ДСР разоружились и находились в концентрационных лагерях, где полицейские и «вычислили» южносуданцев, арестовав их в феврале 2016 года. Все осужденные обвинялись в участии в боевых действиях против государства, покушении на конституционный порядок и терроризме.

17 апреля стало известно, что в междоусобице, возникшей между двумя арабскими племенами маалия и ризейгат в штате Восточный Дарфур, погибли по меньшей мере 20 человек. Причиной, вызвавшей столкновения, стала заурядная для этих мест кража скота. Правительственные войска, дислоцированные в регионе, не стали вмешиваться в ход событий.

В целом, С.Кииру и Р.Машару предстоит решить труднейшую задачу – сделать новое правительство Южного Судана работоспособным в условиях, когда в обеих лагерях имеются радикалы, готовые вновь ввязаться в боевые действия, которые в общем то и не прекращались.

42.94MB | MySQL:92 | 1,052sec