В Турции война против РПК переходит в новую фазу

Последние месяцы в Турции в войне против Рабочей партии Курдистана (РПК) начался новый этап – «городская война». 2 декабря 2015 года турецкие власти объявили комендантский час на юго-востоке страны в ряде населенных курдами регионов, где проходили уличные столкновения силовиков и сторонников РПК. В широкомасштабной военной операции спецподразделениями армии и полиции была использована тяжелая военная техника и танки. В населенных курдами городах из-за ударов артиллерии были разрушены жилые кварталы, эти города стали напоминать разрушенные города Сирии.

Как в феврале 2016 года заявил Мурат Карайылан, второе лицо в организации «Союз курдских общин» (КСК), которая считается гражданским крылом РПК, турецкое государство перешло к операции по открытому запугиванию и притеснению курдского народа: «Это объявление войны в одностороннем порядке, выраженное в атаках на курдское население. В XXI веке Турция ведет артиллерийский обстрел городов, история которых насчитывает несколько тысяч лет, открыто уничтожает историческое и культурное наследие этого региона. Еще раз подчеркну — Турция ведет боевые действия против мирных граждан. Это произвол, преступление, жестокое беззаконие, примеров которому на земле найдется не так уж много. Сегодня похожие столкновения происходят и в Сирии. Но там у сил, сражающихся с режимом, есть танки, пулеметы, бронетранспортеры. Они вооружены не хуже, чем солдаты армий некоторых стран. За их спиной — поддержка серьезных сил. Столкновения в сирийских городах ведутся с помощью тяжелого вооружения. Между тем в Джизре у людей, выступающих против произвола турецких властей, есть только автоматы Калашникова, охотничьи ружья и «коктейли Молотова». Они могут защитить себя лишь этими нехитрыми средствами обороны. Турецкое государство, напротив, со всей жестокостью использует против них тяжелое вооружение. Таким образом, ситуация серьезно отличается от той, которую мы наблюдаем в Сирии. В Сирии происходит противостояние двух сторон. В Курдистане турецкое государство ведет боевые действия против нашего народа в одностороннем порядке»[1].

Почему турецкие власти пошли на такие действия против курдов? Здесь несколько факторов. Первый фактор связан с результатами парламентских выборов Турции (07.06.2015 г. и 01.11.2015 г.), когда прокурдская Партия демократии народов (ПДН) смогла преодолеть 10-процентный барьер и стать сначала четвертой, потом третьей крупной силой в парламенте Турции (из-за этого правящая партия Турции ПСР после июньских выборов потеряла большинство в парламенте). Это стало сигналом для президента Турции Р.Т.Эрдогана, чтобы курды Турции, проживающие на юго-востоке страны, еще больше стали мишенью.

Во-вторых, как правильно заметил М.Карайылан, это было связано с военными успехами сирийских курдов против террористических организации, действующих в Сирии: «Давайте я напомню о том, каким образом Турцией было принято решение начать против нас военную операцию. Изначально Турция подпитывала, всячески поддерживала «Джебхат ан-нусру» и «Исламское государство» (ИГ) (обе организации запрещены в России – авт.). После того, как боевики ИГ стали терпеть поражения в Рожаве (Сирийский Курдистан) от сирийских курдов и международная коалиция стала предпринимать эффективные шаги против джихадистов, турецкое государство решило объявить войну одновременно и ИГ и РПК». Власти Турции боялись, что военные успехи сирийских курдов и в особенности захват территории возле границ Турции (курдонаселенные районы) могут воодушевить курдов Турции (Турция утверждает, что Партия демократического союза (ПДС) является крылом РПК и члены РПК попадают из Сирии в Турцию, где устраивают теракты).

В-третьих, власти Турции очень беспокоит демографический облик юго-восточных провинций, и они хотят что-то изменить там. Из-за военных действий в курдонаселенных районах, более 335 000 жителей стали беженцами. Военные самолеты и вертолеты ВС Турции внутри страны тоже наносят удары по позициям РПК, что не было типичным для последнего времени. Кроме того, власти Турции предпринимают и другие шаги в этом направлении. В частности, как писал комментатор по вопросам Ближнего Востока Роберт Фиск в мае 2016 года в газете The Independent, Р.Т.Эрдоган уверен, что безвизовый режим с ЕС поможет ему решить курдский вопрос. По мнению Р.Фиска, Р.Т.Эрдоган уверен, что безвизовый режим с ЕС поможет турецким властям решить курдский вопрос: «Курдская диаспора в Европе значительно увеличится, если многострадальные и уставшие от войны люди из Диярбакыра смогут проложить свой путь в Германию, Данию и Швецию», напоминая, что турецкие власти под прикрытием антитеррористических операций продолжают истреблять местных курдов, что заставит их покинуть Турцию[2]. В этом контексте нужно упомянуть, что Р.Т.Эрдоган предлагал сирийским беженцам, проживающим в курдских районах, предоставить гражданство Турции[3], что турецкий президент распорядился на востоке Турции принять турок-месхетинцов из Донбасса[4].

Четвертым фактором можно назвать то обстоятельство, что во внутриполитическом плане руки Р.Т.Эрдогана были свободны, поскольку  следующие выборы в Турции должны состояться лишь в 2019 году, причем сразу региональные, парламентские и президентские, что является беспрецедентным событием в истории страны. Примечательно, что так называемая антитеррористическая операция в курдских районах началась через месяц после повторных парламентских выборов Турции (01.11.2015 г.).

Все это говорит о том, что война против РПК вышла на новый уровень и может стать более кровопролитной. В феврале М.Карайылан заявил: «РПК не ведет классическую вооруженную войну. В настоящий момент мы обсуждаем вопрос перенесения военных действий в города. Безусловно, для нас ведение городской войны — очень рискованный шаг. Основой для действий РПК всегда являлась сельская местность. Раньше мы следовали следующей стратегии: партизанские отряды РПК берут под свой контроль сельскую местность, городские образования в структуре РПК ведут общественную деятельность в городах, постепенно создавая свою систему управления — демократическую автономию. Но нынешние условия диктуют необходимость смены тактики. Турецкое государство ведет против курдов, стремящихся к созданию демократической автономии, полномасштабную войну, используя свои вооруженные силы и тяжелое вооружение. В настоящий момент мы обсуждаем вопрос смены своей тактики»[5].

Надо отметить, что РПК становится более мощной силой: в ее руках уже есть ракеты и она стала сбивать турецкие военные вертолеты, уничтожать танки. Еще в июле 2014 года турецкая пресса писала, что на вооружении боевиков РПК есть российские ракеты SA-8, с помощью которых они попытались уничтожить турецкие вертолеты. Эти ракеты предназначены не только для уничтожения вертолетов, но и танков. По данным турецкой прессы, эти ракеты были получены из Сирии, и что президент Сирии Башар Асад начал этими ракетами снабжать РПК, поскольку Турция не прекратила поддержку сирийской оппозиции[6].

В конце октября 2015 года в турецкой прессе появились сведения о том, что в районе Бейтушебапе провинции Ширнак в домах боевиков РПК были обнаружены ракеты российского происхождения Metis M. Опять было отмечено, что эти ракеты РПК получил от Б.Асада[7]. Сложно подтвердить или опровергнуть эти утверждения, но это логично. Б.Асад вполне мог предпринимать некоторые контрмеры против Турции, которая существенно помогает террористическим группам в Сирии. Интересно, что сейчас в Турции воюет поколение 1990-ых годов, когда турецкая армия реализовала широкомасштабную военную операция против курдов, и тогда Дамаск тоже помогал РПК.

В ноябре 2015 года турецкая пресса писала, что у РПК есть ракеты американского происхождения. Речь идет о ракетах Stinger класса «земля-воздух», которые РПК получил от ПДС. По сведениям силовых структур Турции, США отправили эти ракеты в Сирию и, по мнению, турецкой прессы, сторонники ПДС могли использовать это оружие против самолетов F-16 ВВС Турции[8]. Примечательно, что у ИГ, против которого борется ПДС, нет авиации.

В середине мая 2016 года в интернете появились кадры, из которых видно, как курдские бойцы подбили ударный вертолёт американского производства AH-1W Super Cobra, выполнявший боевую операцию против курдских повстанцев. Вертолет был сбит в горах провинции Хаккяри на юго-востоке Турции. На кадрах виден боец, который пускает ракету из ПЗРК «Игла» (9К38) советского образца. Через мгновение ракета поражает вертолет, у которого отваливается хвост, машина начинает неконтролируемо вращаться и падает за дальним холмом. Ролик опубликован телеканалом Gerilla TV, близким к РПК. Сначала Генштаб Турции сообщил, что вертолёт упал из-за технических неполадок, погибли два члена экипажа, но потом заявил, что вертолет ВВС Турции, мог быть сбит ракетой, выпущенной членами РПК. Здесь самое интересное — наличие у курдов ПЗРК. Судя по видеозаписи, боевики РПК смогли получить некоторое количество советских/российских ПЗРК 9K38 «Игла». С помощью этого средства ПВО повстанцы могут сбивать турецкие вертолёты и низколетящие самолёты (высота полёта до 4 км) на расстоянии до 5 км. Если РПК удалось заполучить большую партию этих ракет, то для турецких ВВС наступают тяжелые времена — ПЗРК идеально подходят для засад, организуемых партизанами[9].

Через несколько дней турецкая пресса сообщила, что бойцы РПК обстреляли турецкий армейский вертолет Sikorsky на юго-востоке страны. Турецкий вертолет был обстрелян в провинции Диярбакыр. С серьезными повреждениями вертолету удалось добраться до военной базы[10]. В конце мая 2016 года президент Турции Р.Т.Эрдоган заявил, что РПК имеет российские ракеты и зенитное оружие[11].

В начале июля в провинции Гиресун, на северо-востоке Турции, потерпел крушение военный вертолет S70 ВВС Турции. На борту разбившегося вертолета находилось 15 человек, в том числе высокопоставленные офицеры жандармерии, их жены и дети. Среди офицеров был начальник Управления жандармерии в провинции Гиресун генерал Мустафа Догра. Семь человек погибло и восемь получило тяжелые ранения при крушении вертолета. В связи с этим, в турецкой прессе были предположения, что вертолет в Гиресуне могли с помощью ракеты сбить бойцы РПК[12].

Во второй половине июня сайты, близкие к РПК, сообщили, что курдские боевики в провинции Ширнак с помощью противотанковой ракеты уничтожили танк ВС Турции. Танк был подбит в базе у горы Намаз[13]. До этого, в январе 2016 года, танк ВС Турции был подбит в районе Джизре (провинция Ширнак)[14]. В июне 2016 года турецкая газета Hürriyet сообщила, что РПК 29 мая и 13 июня ударил по турецким танкам противотанковыми ракетами Metis-M российского происхождения. По данным газеты, РПК эти системы получил от сирийских курдов [15]. В августе 2015 года немецкое издание Der Spiegel сообщило, что значительная часть оружия, отправленного из Германии для пешмерга (Северный Ирак), оказалось в руках РПК. Речь идет о противотанковых ракетах типа Milan. Из 500 ракет в руках РПК оказались 200, которые в итоге были отправлены в район гор Кандиль[16].

Примечательно, что в конце июня турецкий парламент предоставил правовой иммунитет силовикам, воюющим против курдских вооруженных формирований на востоке страны (чуть позже это решение подписал Р.Т.Эрдоган). Согласно решению депутатов, участники «антитеррористической операции на востоке Турции» не подлежат уголовному преследованию при нарушении положений законодательства страны. Исключения возможны в том случае, если расследование санкционировано непосредственно высшим военным или политическим руководством. Армия и спецслужбы получают дополнительные полномочия, расширяются рамки юрисдикции военных судов. Положения нового закона будут применяться задним числом, освобождая таким образом от ответственности солдат, совершивших преступления в 2015 году[17].

Однако попытка военного переворота в Турции 15-16 июля может спутать все эти планы. После провала путча, РПК заявила, что в Турции уже прошли времена переворотов и все вопросы должны быть урегулированы демократическим способом. РПК отметила, что выступает против всяких попыток государственного переворота и введния чрезвычайного положения в Турции[18]. Несмотря на это, в турецкой прессе были публикации, что боевики РПК и члени движения Гюлена (FETÖ) сотрудничали против властей Турции, что члени FETÖ с помощью РПК из Турции бежали в Сирию и нашли убежище у ПДС[19]. В начале августа премьер-министр Турции Бинали Йылдырым заявил, что РПК и FETÖ «братские организации», и что они обе предпринимают похожие атаки в стране. Б.Йылдырым отметил, что в 15 июля FETÖ потерпел неудачу и теперь на очереди РПК[20] (Р.Т.Эрдоган в свою очередь заявил, что FETÖ для властей Турции то же самое, что и РПК, «ее сирийская ветвь» ПДС и ИГ[21]).

Все это означает, что в Турции ожидается ожесточение борьбы против РПК. Нельзя забывать, что после военного переворота 1980 года в Турции резко усилились преследования курдов, многие из них были подвергнуты пыткам, оказались в тюрьмах и в итоге 1984 годе началась активная военная борьба РПК против сил безопасности Турции. Хотя в этот раз военный переворот провалился, нынешние репрессии и чистки соизмеримы с репрессиями и чистками, которые последовали за переворотом 1980 года, и это обстоятельство может способствовать активизации борьбы РПК.

Современное оружие с одной стороны помогает силам безопасности Турции более успешно бороться с курдскими боевиками, а с другой стороны позволяют РПК наносить более сильные удары по позициям турецкой армии, жандармерии, полиции, деревенским охранникам, нанося им еще серьезные потери, что увеличит недовольство населения страны. Благодаря современному оружию, и в особенности противовоздушным и противотанковым ракетам, РПК становиться более мощной силой, значительно расширяются ее возможности, и можем отметить, что с появлением в руках РПК таких видов оружия, в Турции война с РПК вступает в новую фазу. Немаловажное значение имеет и то обстоятельство, что РПК теперь может более интенсивно использовать не только территорию Северного Ирака, но и Северной Сирии (для снабжения, логистической поддержки и т.д.), где местные курды добились больших военных успехов и контролируют обширные территории.

 

[1] Мурат Карайылан: можем инициировать вооруженные выступления в Турции, РИА Новости, 17.02.2016

[2] Robert Fisk, President Erdogan knows that visa-free travel for Turkey could solve his ‘Kurdish problem’, The Independent, 29.05.2016

[3] Cumhurbaşkanı Erdoğan’dan Suriyelilere vatandaşlık açıklaması, NTV, 05.07.2016

[4] Ahıska Türkleri Muş’a geldi, Milliyet, 02.06.2016, Ahıska Türkleri’nin 2. kafilesi Türkiye’ye geldi, TRT Haber, 03.03.2016, Ahıska Türkleri, Erdoğan’ın talimatıyla Erzincan’a getirildi!, Sözcü, 25.12.2015 

[5] Мурат Карайылан: можем инициировать вооруженные выступления в Турции, РИА Новости, 17.02.2016

[6] PKK’nın elinde SA-8 füzesi var, Yeniçağ Gazetesi, 16.07.2014

[7] PKK, Rus yapımı Metis M füzesi kullanmaya başladı, Habertürk‎, 24.10.2015

[8] ABD füzesi PKK’nın elinde, Sözcü, 24.11.2015

[9] Курды сбили боевой вертолет ВС Турции, уличив Анкару в дезинформации, Regnum, 14.05.2016

[10] На востоке Турции бойцы Рабочей партии Курдистана обстреляли вертолет, РИА Новости, 26.05.2016

[11] PKK’nın elinde Rus füzeleri var, Sabah, 30.05.2016

[12] Giresun’da 7 kişinin öldüğü helikopter düştü mü, düşürüldü mü?, T24, 06.07.2016

[13] PKK, TSK’ya ait tankı vurma görüntülerini yayınlandı, 06.07.2016

[14] Cizre’de TSK’nın tankı YPS tarafından vuruldu, Palo, 04.01.2016

[15] PKK’da Rus antitank füzesi doğruymuş, Hürriyet, 23.06.2016

[16] Der Spiegel: Almanya’nın Peşmerge’ye gönderdiği çok sayıda silah PKK’nı eline geçti, T24, 14.02.2016

[17] Турция предоставила правовой иммунитет воюющим с курдами силовикам, Lenta.ru, 01.08.2016

[18] PKK’den ‘darbe girişimi’ açıklaması, soL Haber Portalı, 22.07.2016

[19] Bazı FETÖ üyeleri PYD’ye sığındı, Milliyet, 02.08.2016

[20] Başbakan açıkladı: Sıra PKK’da!, Haber7, 02.08.2016

[21] President Erdoğan: FETÖ same as PKK, DAESH, act jointly, Daily Sabah, 01.08.2016

41.21MB | MySQL:89 | 2,293sec