Этно-конфессиональные проблемы ИРИ в контексте официальной политики (на примере положения бахаи и еврейской общины)

Иран представляет собой многонациональное государство, на территории которого проживает более 40 крупных и малых народов. Особое место среди них занимают небольшие по численности этно-конфессиональные меньшинства – армяне, ассирийцы, евреи, зороастрийцы, а также бахаи. Этно-конфессиональные проблемы в Исламской Республике Иран, как в любом многонациональном государстве, находятся в ряду самых острых в контексте внутренней политики иранского руководства, которое в последнее время предпринимает отдельные положительные шаги для их разрешения. Среди них, в первую очередь, следует отметить принятие государственной программы по национальному вопросу, реализация которой призвана содействовать смягчению ситуации в сфере национальных отношений. Вместе с тем, упомянутые выше этно-конфессиональные меньшинства занимают особое место в данной схеме. В этой связи предлагается рассмотреть две проживающие на территории современного Ирана общины – еврейскую и бахаи на их примере попытаться показать общее и отличное в отношении к ним иранской власти, а также в процессах, происходящих внутри этих общин под влиянием внешних факторов.

Согласно официальной статистике около 98,4% населения Ирана составляют мусульмане (шииты и сунниты), а на остальных – христиан, иудеев, зороастрийцев и иные группы (без детализации) приходится 1,6%. Последователи религии бахаи никак не упоминаются в официальных документах.

Еврейская община современного Ирана насчитывает от 25 до 30 тыс человек. Вместе с тем, она является самой значительной на Среднем Востоке и по величине может сравниться лишь с еврейской общиной в Турции, несмотря на то, что после исламской революции Иран покинуло около 50-55 тыс. иранских евреев. Иран стал родиной для иранских евреев почти три тысячелетия тому назад, когда их предки обосновались на его территории, будучи  освобождены Киром Великим, основателем династии Ахеменидов из вавилонского рабства.

Существование общины бахаи официально не признается иранской властью, а ее члены подвергаются жестоким гонениям и дискриминации. И это происходит на фоне того, что бахаи составляют крупнейшее религиозное меньшинство в Иране и насчитывает приблизительно 300 тыс. человек. В этой связи представляет особый интерес тот факт, что религия бахаи возникла в Персии и с самого начала вызывала негативное отношение как со стороны власти, так и мусульманского большинства. Дело в том, что ее основатель Хосейн Али Нури (1817-1892 гг.) в 1863 году  объявил себя пророком – баха-уллой и изложил свое учение в священной книге «Китаб-е акдес», призванной заменить собой Коран. Надо сказать, что постепенно бахаизм в глазах персов обрастал всевозможными мифами, основанными на ложных обвинениях и искажении самого вероучения бахаи, хотя в его основе лежат гуманистические принципы. Это – установление всеобщего братства людей и народов, отказ от традиций вооруженной борьбы, создание единой религии и единого языка и, как результат, ликвидация национальных, государственных и социальных границ, призыв к миру между народами, любовь к ближнему и т.д., то есть пропаганда ценностей, часть которых близка к христианским. Надо сказать, что исламская революция 1979 года в Иране значительно усложнила положение общины бахаи, максимально приблизив его к критическому.

Представители еврейской общины Ирана, являясь не только этническим, но и конфессиональным меньшинством современного Ирана, исповедуют иудаизм и для отправления религиозного культа имеют в своем распоряжении синагоги, количество которых, по некоторым оценкам, даже достигает цифры «сто». Две самые крупные из них находятся в столице – Тегеране, а также в Ширазе, где проживает значительное количество иранских евреев. Надо сказать, что новые синагоги не строятся, что связано с сокращением численности еврейской общины по причине эмиграции. Однако в городах с большими общинами старые синагоги реставрируются, поскольку представляют собой и культурно-историческую ценность. Помимо этого, иранские евреи имеют в своем распоряжении специальные еврейские школы, где процесс обучения идет на иврите, культурные комплексы, помещения для заседаний и собраний, специальные места для резания скота в соответствии с требованиями иудаизма. Еврейские дети и молодежь не лишены возможности получать религиозные знания, и религиозное обучение идет в часы, отведенные мусульманам для изучения Корана и основ ислама. Кроме того, возможно посещение дополнительных занятий по изучению Торы и Талмуда при синагогах.

Что касается последователей религии бахаи, принадлежащих к конфессиональным меньшинствам современного Ирана, то они из-за постоянных преследований и гонений со стороны властных структур не имели возможности в прошлом и тем более не могут в наши дни свободно отправлять свои религиозные культы. В Иране нет бахаистских храмов или домов поклонения, находящихся в распоряжении общин бахаи во многих странах мира, и, видимо, религиозные собрания проводятся тайно на частной территории. Надо сказать, что бахаи постепенно лишались иранской властью даже того немногого, что имели. Так, например, в 1955 году в Тегеране был разрушен Центр бахаи. А в 2008 году Духовное собрание бахаи было арестовано и заключено в тюрьму. Не только культовые места и организации бахаи, но и их кладбища часто становятся объектами актов вандализма. Интерес представляет история, связанная с газетой «Хамшахри» или «Земляк», издание которой было приостановлено в конце 2009 года в связи с публикацией в разделе туристической рекламы фотографии бахаистского Храма лотоса, расположенного в Дели – столице Индии. Правда, существовало также мнение, что это произошло по политическим причинам, а фотография была лишь формальным поводом.

Иранские евреи считают, что в истории их общины на территории Ирана было два периода, когда они обладали достаточно широкими правами и льготами. Это случилось, во-первых, во время правления одного из царей династии Ахеменидов – Артаксеркса, женой которого стала еврейская девушка Эстер (библейская Эсфирь), а, во-вторых, в период правления последнего иранского шаха Мохаммада Реза Пехлеви, который приравнял права евреев к правам мусульман, поскольку считал, что еврейская община играет чрезвычайно важную роль в экономике страны. Бахаи же практически на протяжении всей истории своего существования оставались объектом дискриминации со стороны государства, в основе которой лежал религиозный признак.

Надо сказать, что, если для членов еврейской общины нет объективных причин скрывать свою конфессиональную принадлежность, то иранские бахаи вынуждены это делать, особенно после исламской революции 1979 года, когда учение бахаи в изданных иранскими богословами фетвах объявлялось исламской ересью. Обвинение не только в принадлежности к бахаи, но даже в связях с ними может стать роковым для любого иранца. Так, лауреатка Нобелевской премии мира иранская правозащитница Ширин Эбади была лишена нобелевской медали и других наград из-за обвинения в приверженности религии бахаи.

Преимущества положения иранских евреев перед бахаи очевидны. Помимо уже отмеченных выше, они имеют своего депутата в иранском парламенте, и их права законодательно закреплены наравне с правами других граждан страны. Однако в реальной действительности ситуация далеко не столь идеальна. Есть определенные сложности при приеме евреев на работу, когда преимущество отдается заключению контракта. В армии им также невозможно, например, дослужиться до высших военных званий. Директорами еврейских школ в Тегеране являются, преимущественно, мусульмане, хотя законодательно это никак не закреплено. Раньше, если в еврейской семье в результате несчастного случая погибал родственник, то она получала значительно меньшую компенсацию, чем в аналогичной ситуации мусульманская семья. Однако эти и многие другие вопросы, связанные с социальной сферой жизни иранских евреев, постоянно находятся в стадии обсуждения, а некоторые и на этапе принятия положительного для еврейской общины решения. Представляет также интерес вопрос о возможности смешанных браков для иранских евреев. С одной стороны, юридических препятствий не существует, есть только религиозные, но они настолько сильны, что в современном Иране таких браков либо нет вообще, либо они составляют менее 1%.

Что касается бахаи, то в соответствии с Указом Высшего совета исламской революции от 25 февраля 1991 года бахаи, кроме ограничений с трудоустройством на государственную службу, не могут также получать университетское образование, поскольку, как отмечается в документе, индивидуальность бахаи складывается именно в процессе получения высшего образования. Надо сказать, что еще в 1932 году в шахском Иране  было принято решение о закрытии школ бахаи в Тегеране, то есть они подверглись дискриминации и на уровне начального и среднего образования. В 2006 году решением Высшего совета культурной революции и Министерства информации вновь было подтверждено, что члены общины бахаи лишаются возможности поступления в высшие учебные заведения, а в случае, если такое произойдет, должны изгоняться из них. Так, совсем недавно – в марте 2016 года прошла информация, что представителя иранских бахаи были арестованы лишь за то, что отстаивали право продолжить свое образование в Иране. И это только один из многих примеров, а их можно привести великое множество, поскольку иранская власть планомерно и жестоко преследует членов общины бахаи, вынуждая их часто эмигрировать из страны. Бахаи также лишены права служить в иранской армии. Государственные служащие, являющиеся членами бахаистской общины, лишены права получать пенсию. Еще в 1925 году шах Ирана издал закон, в соответствии с которым браки бахаи аннулировались, а дети, рожденные в них, признавались незаконнорожденными. Семейным же парам даже не разрешалось занимать один номер в гостинице. И надо сказать, что дискриминация бахаи в современном Иране только усиливается. Так, в 1991 году был издан секретный Меморандум, который наметил всеобъемлющий план «блокирования» развития иранской общины бахаи. А в соответствии с конфиденциальным письмом МВД Ирана, датированным концом 2005 года, разведывательные службы и органы полиции, а также Корпус стражей исламской революции обязаны выявлять бахаи по всей стране, получать информацию об их материальном положении, социальном статусе, связях с иностранными организациями и устанавливать за ними наблюдение. А за этим письмом последовали еще несколько с аналогичным содержанием, что, безусловно, не могло способствовать установлению межконфессионального согласия, о котором говорят руководители ИРИ.

Наконец, если обратиться к повседневной жизни членов обеих общин, то иранские евреи за пределами своей общины подчиняются законам, по которым живет все иранское общество, в том числе и в отношении одежды. Внутри же общины им разрешено соблюдать традиции иудаизма. Что касается иранских бахаи, то они продолжают оставаться абсолютно бесправными в стране, и, фактически, положение иранских евреев, являющихся этно-конфессиональным меньшинством, неизмеримо предпочтительнее ситуации с конфессиональным меньшинством – бахаи. Для улучшения положения иранских бахаи, необходимо улучшение их отношений с мусульманами, а для этого необходимо, с одной стороны, признание бахаизма неисламским религиозным учением, а, с другой, снижения влияния экстремистских убеждений в среде мусульман.

60.71MB | MySQL:101 | 0,440sec