Саудовская Аравия – Израиль: возможна ли нормализация отношений?

Возможна ли нормализация саудовско-израильских отношений? Этот вопрос остается не только актуальным, но и принципиальным для всей системы международных отношений на Ближнем Востоке. Его положительное решение способно радикально изменить как существующее ныне в этом регионе соотношение сил, так и (что значительно важнее) его облик, выведя его (благодаря обретенной Эр-Риядом роли ведущего «центра силы» арабо-мусульманского мира) из ситуации бесконечно длящейся конфронтации. Предложенная в 2002 г. на бейрутском саммите Лиги арабских государств (ЛАГ) саудовским (в то время) наследным принцем и будущим монархом Абдаллой бен Абдель Азизом мирная инициатива, обретшая статус «арабской», один из показателей движения в направлении создания «нового Ближнего Востока». Более того, многочисленные и, чаще всего, публично не афишируемые (и немедленно дезавуируемые саудовской стороной, если сообщения о них становятся гласными) встречи представителей саудовского и израильского политических (да и военных) истеблишментов, достаточно очевидно доказывают, что процесс сближения обеих стран приобретает более или менее четкие очертания.

Тем не менее, на пути этого процесса (по крайней мере, для саудовской стороны) немало препятствий. Это – наследие прошлого, представленное саудовской официальной идеологической доктриной и стоящим за ней корпусом улемов. Это – вызовы и опасности настоящего, воплощаемые в притязаниях и действиях действующей под лозунгами исламизма внутренней крайней оппозиции, все более смыкающейся с экстремистами из «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) и идентичных ему террористических организаций и группировок. Обвиняя власть в ориентации на Запад и отлучая ее от веры, эта оппозиция уже сегодня считает, что эта власть идет в фарватере «израильского сионизма».

В этом контексте тем более важны, однако, голоса, представляющие определенные слои саудовского «образованного класса», ставящие вопрос об изменении отношения и к «еврейской опасности» и «воплощающему эту опасность» Израилю. Эти голоса раздаются в публичной сфере, инициируя общественную дискуссию, и уже поэтому они заслуживают пристального внимания. Речь идет о «частной» поездке в Израиль (используя приглашение, полученное от Палестинской национальной администрации) директора работающего в Джидде Ближневосточного центра стратегических и юридических исследований генерал-майора в отставке Анвара Эшки, но, в первую очередь, о серии появившихся в саудовской газете «Аль-Джазира» (в период между второй половиной июля и концом августа 2016 г.) статей работающей в этой «либеральной» газете журналистки Сихам аль-Кахтани, посвященных не только вопросу «нормализации» саудовско-израильских отношений, но и более широкому кругу проблем. Их можно было бы резюмировать как «разоблачение» арабских антиеврейских мифов.

Итак, ее первая статья – «Израиль и арабский фундаментализм», опубликованная 27 июля.

Как замечала С.аль-Кахтани, «любой разговор об отношениях арабов и Израиля будет труден» и, прежде всего, потому, «что он будет отталкиваться от идей, связанных с религией, историей и политикой», от постановки вопроса о том, «а что, собственно, есть Израиль?». Любая попытка «определить» Израиль заставляет «арабское мышление» высказывать суждения, касающиеся «евреев, сионизма» и самого еврейского государства. Конечно, замечала автор цитируемой статьи, «арабское мышление» уже привыкло к тому, что «не каждый еврей сионист и израильтянин», но ему все еще очевидно, что «каждый израильтянин сионист». Все же, несмотря на это обстоятельство, в арабском мире продолжает сохраняться определенный взгляд на евреев, связанный с «еврейским заговором», когда «за любой катастрофой в истории арабов, вне зависимости от того, идет ли речь … об убийстве халифа Османа, либо о крушении арабского халифата, как, естественно, и о “захвате” Палестины, скрываются тайные еврейские деяния». Этот же образ дополняется и представлениями о том, что «захват Палестины» определяется предписаниями иудаизма, хотя в действительности еврейская иммиграция в Палестину определялась «преследованиями евреев в Европе и европейским антисемитизмом».

Связан ли этот образ евреев с Кораном, в котором, как принято считать утверждается, что евреи представлены как «убийцы пророков и распространители пороков»? Для С.аль-Кахтани очевидно, что этот образ далек от коранического текста, но принадлежит «толкователям религиозного текста, намеренно или ненамеренно создававшим представление о порочности еврейской крови». Если эта кровь «порочна», задает автор «Аль-Джазиры» естественный вопрос, то почему же тогда «ислам разрешает брак мусульманина и иудейки», хотя, казалось бы, религия должна «стоять на страже чистоты мусульманской крови и мусульманской идентичности?». Коран же, добавляла С.аль-Кахтани, рисует образ «любого народа в зависимости от его поведения в определенных временных обстоятельствах». Если, продолжала она, «среди евреев были убийцы и распространители порока», то они же «дали миру пророков и посланников». Не отрицая существования «еврейского антиарабского заговора» и объявляя себя сторонницей этой идеи, автор «Аль-Джазиры», тем не менее, завершая свою первую статью, писала: «Этот заговор не достиг бы своей цели, если бы не невежество самих арабов, если бы не пороки их идентичности, если бы не их разобщенность. Первейший враг арабов сами арабы».

30 июля «Аль-Джазира» опубликовала вторую статью С.аль-Кахтани «Арабы и Израиль: горькая реальность». Ее содержание составлял рассказ о появлении политического сионизма, этапах его развития и основном итоге деятельности – появлении Израиля на политической карте мира.

Но речь шла не столько об этих обстоятельствах, сколько о кажущейся саудовской журналистке «неопровержимой» реальности, — сионизм апеллировал к «религии, фактам истории и географии». Его апелляция подтверждена Кораном, — иудаизм «Богооткровенная религиозная доктрина». Притязания сионизма на Палестину подтверждены историей – «там существовало великое еврейское царство “пророка Сулеймана”, там существовал “храм Сулеймана”». Выбор Палестины в качестве «места возрождения израильской идентичности» не случаен, — «символ храма и задача его возрождения, как и возрождения Израиля» там, где он существовал, «освобождали от обвинения в захвате Палестины и оправдывали задачу возвращения на заброшенную землю». Максимально возможно использовав данные религии, истории и географии, сионизм «сотворил горькую для арабов ситуацию». Им нечего было противопоставить его утверждениям и устремлениям, — «Израиль возник в Палестине».

6 августа на страницах «Аль-Джазиры» появилась третья статья С.аль-Кахтани «Арабы и Израиль: кризис признания». «Добился ли Израиль победы над арабами?», — этот вопрос ее автор выносит в начало своего нового текста.

Ответ на этот вопрос для нее очевиден: «Вопрос о победе либо о поражении решается тем, существует ли актор, определяющий движение реальности. Сегодня Израиль – актор, определяющий реальность арабского региона, как бы не прятали арабы головы в песок или как бы высоко они их не поднимали. В любом случае их позиция не влияет на эту реальность, а потому получение [Израилем] признания [арабов] вопрос всего лишь времени». Далее С.аль-Кахтани продолжала: «Израиль победил арабов как с точки зрения своего возникновения, так и с точки зрения международного права. … Он победил потому, что опирался на практический и научный расчет, арабы же – на чувства. … Если производство арабской силы опирались на количество – численность арабских народов и торговлю историческими чувствами, то Израиль … на разум и оружие, на влияние и эксплуатацию мирового общественного мнения. Арабы же так и не смогли оказать какое-либо влияние на мир, опираясь на идею своего исторического угнетения».

Тогда «каковы же причины, мешающие арабам признать законность существования Израиля?», — задает автор «Аль-Джазиры» новый вопрос. Первая из этих причин связана с «коррупционностью арабских политических систем», «их наследственным характером, что относится и к республикам», с «формальностью существования оппозиции». Все три этих обстоятельства отсутствуют в Израиле. Вторая причина из сферы психологии – «убежденность арабов в своем этническом превосходстве». Признание Израиля предполагает его вхождение в ближневосточное сообщество, но Израиль – «этнически иной», он «не связан с арабами ни языком, ни происхождением, ни религией». Отсюда, ссылаясь на слова Шимона Переса, С.аль-Кахтани делает вывод о том, что «подлинный мир между арабами и Израилем возможен только после “революции понятий”». Третья причина, по мнению автора «Аль-Джазиры», состоит в том, что арабское признание Израиля «не лишит его господства над Иерусалимом». Но поскольку Иерусалим «в арабском бытии имеет огромную религиозную ценность», постольку мир с Израилем будет рассматриваться как «предательство арабского религиозного наследия». Четвертая сводится к тому, что будут подорваны «арабские моральные устои», — «между арабской и израильскими системами морали существуют огромные различия». Пятая связана с «разрушением великой ценности арабов – их религиозного и культурного единства», — «включение еврейского, а не арабского государства в существующий регион граничит с извращением».

Для Израиля же, писала далее С.аль-Кахтани, арабское признание не только «придаст законность его существованию в регионе», но и «опровергнет все исторические притязания арабов на Палестину», «будет гарантировать всеобъемлющий и постоянный мир», «избавит от обвинений в преступлениях в отношении палестинцев». Более того, это признание «широко откроет двери арабского мира перед всем израильским, обеспечив экономическое развитие израильского государства и господство над арабской экономикой». А тот, «кто господствует над экономикой, господствует и над политикой».

Завершая свою третью статью, С.аль-Кахтани писала: «Кризис арабского признания Израиля связан и с тем, что обе стороны по-своему понимают это признание, его характеристики и особенности. Признают ли арабы Государство Израиль на израильских условиях в обмен на мир? Так или иначе, но арабы сегодня находятся между кризисом признания и тупиком мира».

20 августа «Аль-Джазира» опубликовала четвертую статью С.аль-Кахтани «Арабы и Израиль: мир и холодная война». Ее открывала важная фраза: «Наш идейный формализм чаще всего определяется расплывчатостью терминологии либо ее противопоставлении константам наших убеждений. Термин “мир”, связанный с арабо-израильским противостоянием один из таких расплывчатых терминов».

Напомнив своим читателям о том, что вопрос о мире на Ближнем Востоке был впервые поставлен после «создания в 1948 г. израильского государства в Палестине», о Кемп-Дэвиде, мирной инициативе саудовского (в то время) наследника престола, в дальнейшем короля Фахда бен Абдель Азиза, выдвинутой в 1981 г. на саммите ЛАГ в Фесе, о подписании в 1993 г. палестино-израильской Декларации о принципах, а в 1994 г. иорданско-израильского договора о мире, как и об «арабской мирной инициативе» 2002 г., автор «Аль-Джазиры» подчеркивала, что все эти начинания не достигли успеха в силу того, что каждая из конфликтующих сторон «стремится к миру в ее понимании и на ее условиях». Вместе с тем, по ее мнению, «несмотря на существующий кризис, желание мира существует и у арабов, и у израильтян». Причины этого «желания» различны, они могут совпадать, но могут и радикально расходиться. Собственно, это обстоятельство заставляет обе стороны «превращать арену мирных переговоров в поле двусторонней холодной войны».

Наконец, 27 августа была опубликована последняя, пятая статья С.аль-Кахтани «Арабы и Израиль: нормализация ради спасения». Ее предваряла цитата из израильского премьер-министра Биньямина Нетаньяху: «Перед лицом иранских угроз региону, перед арабскими государствами возникает уникальная возможность установления сотрудничества с Израилем».

Каковы обстоятельства, заставляющие арабов, по мнению автора «Аль-Джазиры», стремиться сегодня к нормализации отношений с Израилем? По ее мнению, «на карте региона сегодня действуют две основные силы – Иран и Израиль». Из этого вытекает, что «арабские государства – между молотом Ирана и наковальней Израиля», — они должны «выбирать, примкнуть ли им к Ирану, поддерживаемому Россией, либо к Израилю, безусловно поддерживаемому Америкой». И та, и другая ведущая региональная сила имеет собственные притязания на арабский мир, — «Израиль не забывает о “Великом Израиле от Нила до Евфрата”». Арабы должны выбирать из двух зол меньшее и «более полезное». Это Израиль, с которым «можно вести переговоры на основе принципа “мир в обмен на землю”» и который может стать «щитом, способным защитить арабов от иранской экспансии». Иными словами, как завершала цикл своих статей С.аль-Кахтани, «[арабо-израильская] нормализация станет спасением для всех».

29.2MB | MySQL:67 | 0,724sec