О выступлении министра иностранных дел Саудовской Аравии Аделя аль-Джубейра в фонде SETAV

9 сентября текущего года в Фонде политических, экономических и социологических исследований (SETAV) состоялось выступление и сессия «вопрос-ответ» с министром иностранных дел КСА Аделем аль-Джубейром. Надо отметить, что на памяти автора это был визит самого высокопоставленного лица в Фонд, который можно расценивать как признак того, что известный своими полностью проправительственными взглядами SETAV выходит на качественно новый, не исключено, «придворный» уровень отношений со властью.

Итак, что же сообщил его высокопревосходительство г-н А.аль-Джубейр?

Разумеется, он начал с того, что дал краткий обзор истории Королевства Саудовской Аравии и пути, который страна преодолела к своему нынешнему состоянию. Главное что было замечено гостем – это то, что КСА на протяжении истории несколько раз возникало и исчезало в своих нынешних границах. Что должно свидетельствовать о том, что у страны есть достаточно глубокие корни, чтобы раз за разом возрождаться.

А.аль-Джубейр отметил, что КСА владеет 25% мировых запасов нефти, что делает страну самодостаточной в экономическом смысле («у нас все есть»). Страна, по словам гостя, проводит сбалансированную политику, чуждую всякой идеологии. Далее, на примере целого ряда стран, включая Йемен, Ливию и Сирию саудовский министр сделал краткий обзор внешнеполитического курса страны, который сохраняет свою последовательность вне зависимости от сиюминутной конъюнктуры и направлен против «сектантства» (речь велась об Иране) и «экстремизма».

Что обратило на себя внимание, так – это предельно жесткая риторика в отношении Исламской Республики Иран, проводящего «агрессивную политику» и «поддерживающего терроризм». И при этом отсутствие хоть единого слова, сказанного в адрес Государства Израиль.

В Сирии, по словам министра, сохраняется сложная ситуация. При этом, сирийский режим (!) выбрал политику изоляционизма и отказывается от ведения диалога. При этом единственная роль, которую отводит саудовский министр Башару Асаду – это лишь передать власть в определенный момент времени. Всё… Поскольку играть сколь-нибудь значимую роль в будущем Сирии не может человек, по вине которого лишь погибло 600 тысяч человек, не говоря уже о миллионах перемещенных лиц.

И в Йемене и в Ливии Саудовская Аравия поддерживает процессы по переустройству обоих государств. Говоря о Ливии, саудовский министр отметил существующий риск повторения сирийского сценария, когда образовавшаяся пустота была заполнена со стороны «Исламского государства» (прим.: запрещенная в России террористическая организация).

Главная опасность по словам А.аль-Джубейра, исходящая от ИРИ, заключается в том, что «они считают, что каждый шиит принадлежит Ирану». Иран использует все методы для проникновения в зарубежные страны, не гнушаясь террористической деятельности. В частности, министр указал на тесные связи, подтвержденные документально, между Тегераном и «Аль-Каидой».

Вспомнил министр и про нападения на посольства, имея в виду, очевидно, инцидент, когда демонстранты, протестующие против казни шиитского проповедника Н.ан-Нимра в Саудовской Аравии, напали на посольство королевства в Тегеране и консульство в Мешхеде. После чего Саудовская Аравия и ряд государств Залива разорвали с Ираном все дипломатические отношения.

Говоря об Иране, А.аль-Джубейр указал на то, что это – «не нормальное государство», которое возникло в результате «революции сектантов». При этом КСА относится с уважением к иранскому народу, их культуре. Саудовская Аравия заинтересована в том, чтобы с ними торговать и сотрудничать, что, впрочем, по словам министра, невозможно пока Иран не изменит свою политику.

Что же до Турции, то КСА и Турецкая Республика являются двумя крупнейшими государствами региона. Две страны разделяют как общие проблемы, так и общий взгляд на пути их урегулирования. Решив внешние проблемы, Саудовская Аравия хотела бы сосредоточиться на внутренних.

Саудовская Аравия полностью поддерживает турецкое руководство и осуждает попытку военного переворота 15 июля. Министр отметил, что пример граждан, остановивших танки, пытающиеся совершить антидемократический переворот, является вдохновляющим. Равно как и пример парламентариев, которые не ушли из стен Меджлиса, спустились в подвал и продолжили работать (прим.: все разумеется так, с поправкой лишь на то, что на дворе стояла достаточно глубокая ночь…). А.аль-Джубейр выразил полную поддержку всем шагам, которые предпринимает турецкое руководство, в том числе, в рамках борьбы с террористической организацией Фетхуллаха Гюлена.

Поддерживает Саудовская Аравия и военную операцию Турции в Сирии («Щит Евфрата»), в ходе проведения которого осуществляется постоянный саудовско-турецкий контакт. Что же до готовности саудитов включиться в операцию, то министр высказал слава общей поддержки и сделал акцент на необходимости общих, коалиционных действий в стране. Саудовская Аравия пытается донести до США и до России необходимость в объявлении прекращения огня в Алеппо с целью оказания гуманитарной помощи мирным жителям.

Провозглашение изменения Турцией своего внешнеполитического курса премьер-министром страны Б.Йылдырымом, а точнее практические изменения, остались для саудитов незамеченными. Политика Турции, по словам министра, является достаточно ясной и не претерпела никаких изменений с момента заявления Б.Йылдырыма.

Говоря о курдах, министр А.аль-Джубейр отметил хорошие отношения с лидером иракских курдов М.Барзани, с суннитами и с шиитами Ирака. При этом он снова вспомнил про «дурное влияние» Ирана со своим «сектантством». В то же время, Саудовская Аравия отрицает роль сирийских курдов – Партии демократического союза – в антиасадовской коалиции и поддерживает усилия Турции по созданию на турецко-сирийской границе буферной зоны.

По поводу цен на нефть, лежащих, очевидно, некоторым образом за пределами компетенции А.аль-Джубейра, он сообщил, что если кто-то сможет сделать достоверный прогноз, то он снимет перед ним шляпу. «Вырастет? – Иншаллах».

Касательно общих вооруженных сил для Организации исламского сотрудничества, министр отметил, что ОИС – своего рода ООН для исламского мира, в точки зрения уважения и функциональности. И сейчас организация пытается быть более эффективной, как в экономической сфере, так и в сфере урегулирования конфликтов. Однако, касательно вооруженных сил, министр затруднился ответить, отметив, что сформирована исламская коалиция с целью борьбы с терроризмом (прим.: в Сирии), который имеет свою штаб-квартиру и осуществляет практическую деятельность. «Это всегда хорошо иметь военную компоненту для исламского мира», но по словам министра, «он не уверен», является ли ОИС той структурой, с которой её надо связывать. Расширение «мандата» может вызвать, как заметил А.аль-Джубейр, «потерю в глубине, которую мы хотим достичь» для того, чтобы решать проблемы исламского мира.

42.35MB | MySQL:87 | 0,879sec