Ирак: о подготовке наступления на Мосул

Кандидат в президенты США от Демократической партии  Х.Клинтон выразила надежду, что экстремисты до конца года будут выбиты из Ирака и «зажаты в тиски» с в Сирии. Об этом она заявила в ходе дебатов со своим соперником от Республиканской партии Д.Трампом. «Мы добиваемся прогресса… и мы надеемся, что в этом году выбьем экстремистов из Ирака», а также «зажмем их в тиски в Сирии». Х.Клинтон также обещала сделать все возможное для уничтожения главарей боевиков. По ее словам, необходимо остановить поток иностранных наемников и оружия в регион. «Мы должны сделать это нашим ключевым приоритетом», — резюмировала политик. Это первый момент. Второй важный момент — это то, что численность контингента войск международной коалиции во главе с США, действующих на территории Ирака, достигла 8 тыс. человек. Об этом сообщил телеканал «Ас-Сумария», цитируя заявление представителя антитеррористического военного союза. В конце июля нынешнего года официальный представитель группы войск США, участвующих в контртеррористической операции в Ираке и Сирии, полковник Кристофер Гарвер сообщил, что контингент коалиции, которую возглавляют США, по борьбе с террористической группировкой «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ) насчитывает 7 тысяч военнослужащих. Другими словами, силы коалиции увеличились за два месяца на тысячу военных. При этом надо учитывать, что практически все эти силы являются американскими. Так что без лишней стыдливости констатируем, что США резко наращивают число своих военных в Ираке. Из приведенной выше информации следует только один вывод: Вашингтон (а слова Х.Клинтон необходимо полагать как подтверждение того, что решила действующая администрация президента США Б.Обамы. Просто в силу того, что нынешние действия (или бездействия) американцев в Сирии и Ираке диктуются в первую очередь интересами предвыборной кампании) осознал невозможность взятия сирийской «столицы» ИГ Ракки в нынешних условиях и решил сосредоточить основные усилия на иракском направлении, прежде всего на Мосуле. Ранее в Белом доме полагали возможным взять два города, но позиция Турции по жесткому отрицанию участия сирийских курдов в этой операции спутала американцам все карты. Выбор в пользу Мосула обусловлен также и соображениями большей масштабности этого проекта: должен будет взят иракский город, который фактически является родиной и центром ИГ. Но самое главное, что в Ираке подготовлена почва для осуществления  операции по взятию Мосула. Обратим внимание еще на одну информацию. Совет представителей (парламент) Ирака проголосовал за неизменность административных границ северо-западной провинции страны Найнавы. Об этом 27 сентября с.г. сообщил телеканал «Ас-Сумария». По его данным, парламент большинством голосов принял постановление «о сохранении административных границ провинции Найнава в рамках, установленных до 2003 года». В специальном заявлении Совета представителей указывается, что «судьба провинции (ее целостность) будет определяться жителями Найнавы после ее освобождения от сил ИГ». Вопрос о незыблемости границ Найнавы был внесен в повестку депутатов после заявлений отдельных представителей иракских курдов о возможных территориальных изменениях в рамках провинции. Дискуссия по данному вопросу усилились после достигнутых договоренностей между командованием иракской армии и вооруженными отрядами курдов о совместных действиях в ходе операции по освобождению от радикалов центра провинции, второго по величине города страны — Мосула. Другими словами, курды затеяли торг по вопросу своего активного участия в операции по освобождению Мосула по принципу «участие взамен на территорию». И парламент четко поставил все точки наl i, послав явный сигнал суннитам в Найнаве о том, что административные границы провинции останутся неизменными. Это важно для успешного окончания тех тайных консультаций, которые сейчас ведутся между суннитским командованием иракской армии и суннитскими же племенами о схеме «перехода Мосула под контроль Багдада». Мы уже сообщали, что по таким схемам ранее были «освобождены» Рамади и Эль-Фаллуджа. У этой схемы есть «плюс» — минимизация потерь наступающих. И «минус» — сохранение боевого потенциала ИГ. Но американцы хотят добиться явно пропагандистской победы любой ценой. То, что  увеличивается численность американского контингента и приводится в порядок аэродром «подскока»» на базе Каяри свидетельствует о том, что пока переговоры идут не совсем успешно. Но Вашингтон не может ждать, его подпирают сроки выборов. Если долгий и нудный восточный торг не окончится к середине октября, то начнется штурм Мосула. Собственно, вот таким образом следует трактовать заявления американского руководства на разном уровне о том, что «штурм начнется в октябре». При этом по нашим данным, аэродром в Каяри будет готов к приему транспортных самолетов только к декабрю. Но Белый дом явно давит на Пентагон, торопя его, и это американским генералам не нравится. В этой связи интересно отметить и факт применения сторонниками ИГ «химического оружия» на прошлой неделе недалеко от иракской базы, где находились 200 американских военнослужащих. Предварительная экспертиза показали, что боеприпасы содержали иприт. Боевики террористической группировки «Исламское государство» могут применить химическое оружие при операции возглавляемой США антитеррористической коалиции и иракских сил безопасности по освобождению города Мосул. Об этом сообщил в понедельник журналистам официальный представитель Министерства обороны, капитан ВМС США Джефф Дэвис. «Я думаю, мы имеем все основания ожидать, что на пути к (освобождению) Мосула ИГ, вероятно, попытается использовать его снова, — отметил он, говоря о применении химического оружия. Д.Дэвис отметил, что поскольку боевики используют «низкотехнологичное химическое оружие», то США не считают, что оно «существенно повлияет на военные действия». При этом исследования используемых боевиками осколков снарядов «еще не окончательны», отметил Д.Дэвис. Он пояснил, что такие атаки террористы «уже проводили прежде». «Они делали это много раз, по крайней мере, несколько десятков раз, — пояснил он. В этой связи применение, в общем-то, очень низкопробного химического оружия ИГ использует, прежде всего, для того, чтобы задержать начало наступления  на Мосул, зная о том, как на Западе панически боятся любого упоминания о возможности применения химического оружия. Достаточно вспомнить, что в Сирии США во многом не стали вмешиваться прямо в события, зная о такой гипотетической угрозе. Но в данном случае сторонники в руководстве ИГ несколько просчитались — на кону президентская кампания в США, да и их самодельное химическое оружие, мягко говоря, малоэффективно.

52.44MB | MySQL:103 | 0,482sec