Обострение пакистано-индийских отношений сорвало саммит СААРК в Исламабаде

Премьер-министр Индии Нарендра Моди  выполнил часть своих угроз в отношении Пакистана  по изоляции страны в регионе.

Индия информировала  нынешнего председателя  Южно-Азиатской ассоциации регионального сотрудничества (СААРК), представителя  Непала, что «…увеличение числа трансграничных террористических актов в регионе и растущее вмешательство во внутренние дела государств-членов одной страны создали среду, которая не способствует успешному проведению 19-го саммита СААРК в Исламабаде…Именно поэтому мы отказываемся от проведения  саммита СААРК», — говорится в заявлении индийского МИДа. Предыдущий саммит организации состоялся  в Непале в 2015 г.

Выступая на 71-ой   сессии Генеральной Ассамблеи ООН  в конце сентября 2016 г., премьер-министр Индии  призвал международное сообщество изолировать  Пакистан на международной арене.  Индия обвинила Пакистан  в организации  18 сентября 2016 г. нападения   террористов на военную базу в местечке Ури, расположенной в индийской части Кашмира, заявив, что в этом основная причина  бойкота саммита.

19-я встреча на высшем уровне глав государств, входящих в СААРК, согласованная со всеми членами еще в марте 2016 г. и назначенная на 9-10 ноября 2016 г. в Исламабаде, отложена на неопределенное время.  Помимо Пакистана в состав СААРК входят Афганистан, Бангладеш, Бутан, Индия, Мальдивы, Непал и Шри-Ланка. Согласно Хартии организации саммит не может быть проведен в случае отказа одного из ее членов. Первоначально отказалась  Индия, затем Бангладеш, Афганистан и Бутан  последовали ее примеру.

Наблюдая за усилением конфронтации на Линии контроля в Кашмире  в последние три месяца, еще до официального отказа Нью-Дели  председатель СААРК высказывал робкую надежду, что вопросы будут решены в ближайшее время.

Пакистанская сторона незамедлительно отреагировала, обвинив Индию  в том, что именно Нью-Дели препятствует поступательному  развитию организации, и стремится, таким образом, отвлечь внимание  мировой общественности от противоправных действий на территории индийской части Кашмира и, что срыв саммита  противоречит призывам премьер-министра Н.Моди бороться  с бедностью в регионе.

Согласно пакистанским СМИ  лидеры восьми стран СААРК неоднократно выражали разочарование медленными темпами прогресса в направлении более тесной региональной интеграции. Организация до настоящего времени остается относительно бездействующим региональным механизмом, постоянно сталкиваясь с глубокими противоречиями между двумя ее членами — Индией и Пакистаном. Население стран Южной Азии действительно имеет  низкий доход на душу населения, но те же страны владеют одним преимуществом – рынок  дешевой рабочей силы. Именно это обстоятельство, по мнению пакистанской стороны, является одним из основных  для продвижения коммерческих проектов в рамках СААРК.      Пакистан придает большое значение региональному сотрудничеству,  содействию росту благосостояния народов Южной Азии, улучшению качества жизни, ускорению экономического роста, социального прогресса и культурному развитию.

Срыв  Нью-Дели саммита  СААРК Исламабад рассматривает как очередное звено в цепочке антипакистанских актов в последнее время.  Напряженность в отношениях между двумя соседними странами усилилась с приходом к власти новых лидеров в обеих странах (премьер-министра Мухаммада Наваз Шарифа в Пакистане в июне 2013 г. и премьер-министра Нарендра Моди в Индии в мае 2014 г.). Первый (2014-2015г.) год прошел без особых нападок друг против друга, за исключением нескольких перестрелок на Линии контроля, в краткие сроки урегулированных военными.  Но уже в 2015 г.  напряжение в отношениях нарастало.  Одним из побудительных мотивов стало подписание в марте 2015 г. в Исламабаде проекта Китайско-пакистанского экономического коридора, т.е. трассы, которая берет начало в китайском Кашгаре, тянется через территорию Пакистана и заканчивается проект в пакистанском порту Гвадар на берегу Ормузского пролива. Нью-Дели расценил проект как дальнейшее доминирование Пекина в регионе, с использованием Пакистана для укрепления  своих позиций.

Очередная волна напряженности  между Индией и Пакистаном  поднялась в июне 2016 г., когда Нью-Дели подал заявку на вступление в Группу ядерных поставщиков (ГЯП). Исламабад незамедлительно выступил с заявлением, что присоединение Индии к ГЯП  подорвет стратегическую стабильность в регионе.

В июле 2016 г.  в индийской части Кашмира развернулись массовые беспорядки, столкновения с индийскими силами правопорядка, одной из причин которых  стало убийство лидера организации  «Хизбул  Муджахидин»,  призывающей к вооруженной борьбе против Индии в Кашмире. Исламабад развернул беспрецедентную антииндийскую кампанию  в СМИ, обвиняя Нью-Дели в нарушении прав человека и призывая к  срочному проведению референдума в соответствии с  резолюциями  Организации Объединенных Наций; при этом МИД Пакистана подчеркивал, что нарушение прав человека в индийской части Кашмира  не является внутренним делом Индии.

В ответ премьер-министр Н.Моди «пообещал» поставить в ООН вопрос о нарушении прав белуджей в пакистанской провинции Белуджистан.

Дальше – больше. 20 августа 2016 г. США и Индия подписали Меморандум о соглашении по логистическому обмену  , согласно которому  стороны вправе использовать военные объекты  обеих стран для проведения антитеррористических операций,  поставок запасных частей, услуг и  дозаправок, а также осуществлять контроль за  растущим влиянием Китая в Азии.   Вооруженные силы США согласно Меморандуму  вправе задействовать индийские базы, а Индия вправе использовать американские военные базы, расположенные по всему земному шару. Подобное военно-политическое американо-индийское сближение обескуражило Исламабад.

Пакистан по-прежнему поддерживает  проведение 19-го саммита СААРК в Исламабаде в кратчайшие сроки, подчеркивая, что  цели регионального сотрудничества под эгидой этой организации должны  осуществляться более энергично.

Последние события убедили Пакистан, что Индия и далее   планирует играть ведущую роль в нынешнем составе  СААРК. Учитывая это, Исламабад в настоящее время изучает возможность создания более широкого экономического альянса в  Южной Азии, чтобы противостоять доминирующему влиянию Индии на остальных членов организации.

40.66MB | MySQL:66 | 0,939sec