Об изменениях в военно-политической обстановке на Ближнем Востоке и в Северной Африке (28 ноября – 4 декабря 2016 года)

На минувшей неделе в регионе сохранялась сложная, а в ряде стран напряженная и нестабильная обстановка. В Сирии, Ираке, Ливии и Афганистане продолжается вооруженное противостояние сторонников правительства с силами антирежимных и террористических группировок. Сложная обстановка сохраняется в Йемене, Южном Судане и на Синайском полуострове в Египте.

В Сирии главные военные события по-прежнему происходили на севере страны в районе Алеппо, где правительственная армия и союзные ей силы продолжали в целом успешное наступление на позиции боевиков экстремистских группировок в восточной части города. По состоянию на 4 декабря от экстремистов и их пособников освобождено более 52% территории Восточного Алеппо. Боевики несут тяжелые потери, однако, по мере продвижения проправительственных сил оказывают все более ожесточенное сопротивление. К тому же сирийские военные и их союзники вышли к хорошо укрепленной зоне обороны джихадистов, до сих пор еще весьма значительной по площади. Силы экстремистов регулярно контратакуют сирийскую армию. На прошедшей неделе группировки боевиков, действующие в восточной части города, объединились в «Армию Алеппо» и отказываются сложить оружие. Таким образом, в освобождение Восточного Алеппо потребует еще значительных усилий, да и времени. Падение Алеппо не означает конец борьбы против режима Б. Асада, заявили в сирийской оппозиции.

3 декабря передовой отряд российских саперов прибыл на базу в Хмеймиме и в ближайшее время приступит к разминированию освобожденных от боевиков районов Восточного Алеппо.

При активном участии российских военных удалось организовать выход части мирного населения из районов, находящихся под контролем боевиков. В МО РФ заявили, что никаких препятствий для доставки помощи по дороге Кастелло в Восточный Алеппо нет, и Москва недоумевает, почему ООН не начала поставки гуманитарной помощи в этот город. Россия надеется, что международные организации, включая ООН, присоединятся к оказанию гуманитарной помощи в Восточном Алеппо.

В Анкаре при посредничестве Турции прошли переговоры представителей России и сирийской оппозиции о прекращении боев в Алеппо. Глава МИД РФ С. Лавров считает, что, «никакой сенсации в том, что Россия работает с сирийской оппозицией, нет. Мы с самого начала сирийского кризиса разговаривали со всеми без исключения сирийскими оппозиционерами». При этом требование ухода президента Сирии Б. Асада неприемлемо, таких договоренностей никто не заключал, подчеркнул С. Лавров. Российский министр считает, что «ситуация вокруг Восточного Алеппо является результатом неудачи ряда государств отделить сирийскую оппозицию от террористов».

2 декабря госсекретарь США Дж. Керри на встрече с С. Лавровым в Риме передал американские предложения, «которые идут в русле подходов, давно отстаивающихся российскими экспертами на переговорах с американцами» по Алеппо и которые Москва готова немедленно обсуждать и претворять в жизнь.

Турция, Саудовская Аравия, ОАЭ и Катар предложили созвать чрезвычайную сессию Генассамблеи ООН для обсуждения ситуации в Алеппо, чтобы эта сессия сформулировала свои рекомендации после того, как в Совете Безопасности ООН не смогли решить этот вопрос.

В ночь 28 ноября израильские ВВС впервые атаковали объект «Исламского государства (ИГ, запрещено в РФ) на территории Сирии. Премьер-министр Израиля Б. Нетаньяху в этой связи заявил: «Мы не позволим исламским экстремистом открыть против нас фронт на сирийской границе» и пообещал, что помимо ответных ударов, Израиль оставляет за собой право наносить превентивные.

Турция не имеет видов на сирийскую территорию, и начала операцию в Сирии, чтобы положить конец руководству Б. Асада, заявил 29 ноября турецкий президент Р. Т. Эрдоган. В Москве потребовали разъяснений от Анкары по вопросу о данном заявлении. По инициативе турецкой стороны 30 ноября состоялся телефонный разговор между президентами В. Путиным и Р. Т. Эрдоганом, в ходе которого два лидера обсудили «перспективы скорейшего прекращения столкновений в Алеппо», а Р. Т. Эрдоган дал пояснения по своему заявлению относительно вхождения турецких войск в Сирию для свержения Б. Асада. Целью турецкой операции «Щит Евфрата» в Сирии «не является какая-либо страна или человек, она направлена только против террористических организаций» — заявил 1 декабря Р. Т. Эрдоган. В то же время глава МИД Турции М. Чавушоглу сообщил, что позиция Анкары в отношении судьбы Б. Асада «ясна и остается прежней».

Анкара выступает за целостность Сирии и не допустит создания коридора между кантонами, которые контролируются сирийской курдской Партией демократического союза, говорится в заявлении по итогам заседания Совета национальной безопасности Турции, состоявшегося 1 декабря под председательством Р. Т. Эрдогана.

1 декабря Турцию с визитом посетил глава МИД России С. Лавров. Главными темами его переговоров с турецким коллегой М. Чавушоглу стали ситуация в Сирии, Центральной Азии, Закавказье и на Украине, состояние и развитие российско-турецких отношений. По итогам диалога С. Лавров сообщил, что Москва и Анкара едины в необходимости борьбы с терроризмом и политического решения кризиса в Сирии. Министр подчеркнул, что Россия руководствуется в работе с Турцией по Сирии договоренностями президентов, а не односторонними заявлениями. При этом договоренности, достигнутые президентами РФ и Турции, «выполняются по всем линиям». М. Чавушоглу отметил наличие у Турции и России общего понимания необходимости прекращения огня в Сирии и доставки гуманитарной помощи в Алеппо. М. Чавушлглу считает, что переговоры РФ с представителями вооруженной оппозиции в Сирии являются естественными и полезными для урегулирования. Министры приняли участие в заседании Совместной группы стратегического планирования. Было заявлено, что Россия и Турция заинтересованы в дальнейшем восстановлении двусторонних отношений. Меджлис (парламент) Турции 2 декабря одобрил законопроект о ратификации межправительственного соглашения с РФ о строительстве газопровода «Турецкий поток».

Президент Р. Т. Эрдоган заявил 1 декабря, что Турция хочет «удерживать на самом высоком уровне» отношения с Россией, Ираном, Китаем и Японией, а связи Турции с Востоком и Западом «дополняют друг друга». «Это же касается Черноморского и Средиземноморского регионов». Говоря о конфликте Анкары с Брюсселем, Р. Т. Эрдоган потребовал от Евросоюза придерживаться данных этой организацией обещаний. «Терпение и энергия для того, чтобы гоняться за ЕС подходят к концу», — заявил президент. В то же время, если «Евросоюз будет придерживаться своих обещаний о либерализации визового режима, гуманитарной помощи и открытии новой главы на переговорах о вступлении Турции в ЕС, то и Анкара продемонстрирует добрые намерения».

Правящая в Турции Партия справедливости и развития и оппозиционная Партия националистического движения 1 декабря достигли консенсуса по проекту новой конституции страны и намерены в течение недели передать его на обсуждение Меджлиса.

Турция предложила России и Китаю перейти на взаиморасчеты в национальных валютах в торговле, заявил 3 декабря Р. Т. Эрдоган.

На минувшей неделе Москву с визитом посетил командующий Национальной армии Ливии генерал Х. Хафтар. На встрече с Хафтаром глава МИД России С. Лавров заявил, что наша страна неизменно выступает за поиск путей национального примирения в Ливии в соответствии с решениями, которые принимал Совбез. С. Лавров дал высокую оценку роли Х. Хафтара «в отстаивании независимости, территориальной целостности ливийского государства». В рамках визита генерал также имел встречи с министром обороны РФ С.Шойгу и главой Совбеза РФ Н. Патрушевым. Х. Хафтар сообщил, что на встрече в военном ведомстве он озвучил свои пожелания по получению помощи в борьбе с терроризмом. При этом он заявил, что Ливия пока не намерена просить поставок вооружения от России, так как его стране достаточно стабильной позиции РФ по отношению к ливийскому кризису.

США исходят из того, что единственным законным получателем военной помощи в Ливии является в настоящее время правительство национального согласия (ПНС) этой страны во главе с Ф. Сараджем, заявили в Госдепартаменте США, комментируя визит Х. Хафтара в Москву. Вашингтон убежден, что «всем ливийским силам, включая генерала Х. Хафтара и Ливийскую национальную армию, следует объединиться под гражданским командованием ПНС». «Вопрос заключается в том, кем себя считает генерал Х. Хафтар».

Ожесточенные бои вспыхнули 1 декабря в столице Ливии Триполи между формированиями соперничающих вооруженных группировок. В то же время 3 декабря враждовавшие между собой на юге Ливии племена ауляд Сулейман и аль-каддафа подписали примирительное соглашение.

Необходимо стимулировать все стороны в ливийском конфликте на поиск общеприемлемых договоренностей, заявил 2 декабря С. Лавров по итогам переговоров с итальянским коллегой П. Джентилони.

28 ноября президенты России и Ирана В. Путин и Х. Роухани обсудили по телефону актуальные вопросы сотрудничества двух стран, в том числе приоритетные совместные проекты в торгово-экономической сфере, координацию шагов на мировых рынках углеводородов и урегулирование в Сирии. Стороны дали высокую оценку «уровню российско-иранского взаимодействия на антитеррористическом треке. Условлено продолжить плотную совместную работу в целях обеспечения долгосрочной нормализации обстановки в Сирии».

Договоренности по иранской ядерной программе (2015 г.), не привели к изменению поведения Тегерана, считает глава Центрального командования ВС США генерал Дж. Вотел. Генерал даже «указал на небольшое увеличение злонамеренных действий со стороны Ирана в регионе после подписания соглашения», что вызывает обеспокоенность в Вашингтоне. В то же время Вотел подчеркнул, что все достигнутые с Исламской Республикой договоренности «осуществляются надлежащим образом».

1 декабря Сенат Конгресса США поддержал ранее принятый Палатой представителей законопроект о продлении на 10 лет действия нынешнего закона о санкциях против Ирана. Документ позволяет президенту США вводить ограничения против тех, кто причастен к разработке Ираном баллистических ракет, поддержке терроризма, а также виновен в нарушении прав человека. Как ожидается, президент США Б. Обама не станет накладывать вето на этот документ.

Меджлис (парламент) Ирана принял 3 декабря закон о запрете импорта американских товаров широкого потребления «в качестве симметричного ответа на продление Сенатом Конгресса США срока действия закона Д’Амато» (закон 1996 г. «О санкциях в отношении Ирана»). В Тегеране обещают, что «другие ответные меры последуют». Так, министр иностранных дел ИРИ М. Д. Зариф предупредил, что Иран остановит реализацию соглашения по атому, если США продлят санкции, так как этот шаг нарушает условия ядерной сделки. Президент Ирана Х. Роухани также пригрозил США решительными ответными мерами, если Б. Обама подпишет закон о продлении санкций в отношении Ирана. В то же время американские конгрессмены в ходе голосования пояснили, что продление закона не нарушит условий соглашения по ядерной программе ИРИ, так как является лишь продлением санкций, введенных много лет назад.

Политическое руководство мятежных формирований в Йемене утвердило 28 ноября состав правительства национального спасения. Назначенный мятежниками в октябре премьер-министр А. А. Салех бен Хабтур представил список членов правительства на рассмотрение Высшему политическому совету, созданного шиитскими мятежниками-хоуситами и сторонниками бывшего президента А. А. Салеха. Действия мятежников были негативно восприняты сторонниками президента Йемена М. Хади и Саудовской Аравией.

 

Приложение

 

 

О некоторых особенностях внешней политики Судана

 

 

Важнейшим направлением внешнеполитической деятельности суданского руководства являются отношения с соседними странами, особенно с Южным Суданом – бывшей частью единого Судана, ставшей в 2011 г. независимым государством. Большое внимание в Хартуме уделяют отношениям с Египтом, а также аравийскими монархиями, главным образом с Саудовской Аравией и Катаром. Налажен достаточно хороший уровень отношений с Эфиопией и Эритреей. Положительная динамика характерна для отношений с Чадом и ЦАР. Что касается Ливии, то Хартум формально признает правительство национального единства во главе с Ф. Сараджем. Суданское руководство стремится улучшить отношения с США, добиться отмены жестких американских санкций, введенных в отношении официального Хартума.

В период, предшествовавший получению Южным Суданом независимости, две страны не сумели урегулировать целый ряд проблем и взаимных претензий, что сделало отношения между двумя странами напряженными, с отчетливо выраженной взаимной враждебностью. Речь, прежде всего, идет демаркации двухсторонней границы и наличии спорной территории Абъей, на которую претендуют как Судан, так и Южный Судан. Хартум и Джуба активно вмешивались в вооруженные конфликты на сопредельных территориях, поддерживая антиправительственные силы. В результате после 2011 г. два Судана неоднократно оказывались на грани войны.

Под давлением возможных санкций со стороны Совбеза ООН и учитывая катастрофическое состояние экономик двух стран, Хартум и Джуба смогли подписать ряд соглашений по вопросам обеспечения безопасности в районе границы и экономическом сотрудничестве. Так, была достигнута договоренность о создании буферной демилитаризованной зоны по обе стороны границ. Недавно Хартум и Джуба в очередной раз договорились о взаимном прекращении поддержки повстанцев. Достигнуто согласие в вопросе оплаты транзита южносуданской нефти через территорию Судана. В то же время две страны в обозримой перспективе вряд ли смогут прийти к согласию по демаркации границы и принадлежности района Абьей. Стороны продолжают трудный диалог, а напряженность между Суданом и Южным Суданом сохраняется. Вместе с тем, эксперты считают, что два Судана «не начнут широкомасштабные военные действия: у них для этого просто нет сил и финансов», да и достаточных военных сил.

Сложный характер носят отношения Судана с Египтом. В Хартуме считают необходимым уладить спорные пограничные вопросы, прежде всего, о принадлежности «треугольника Халаиб» на побережье Красного моря (площадь до 10 тыс. кв. км, население – 18-20 тыс. человек). В настоящее время территорию «треугольника» контролирует АРЕ. Здесь важное значение имеет «эмоциональная составляющая конфликта. Отказаться от претензий на Халаиб для каждой из сторон означает перенести национальное унижение», что серьезно затрудняет решение проблемы.

К числу важнейших вопросов в египетско-суданских отношениях следует отнести распределение вод Нила. В 1959 г. Египет и Судан подписали договор по Нилу, который юридически закрепил квоты двух стран на воды этой реки. В последние годы водную проблему очень серьезно осложняет проблема строительства плотины Эфиопией на реке Голубой Нил, против чего решительно выступают в Каире, где опасаются уменьшения сброса нильских вод, что критично для Египта. «Хартум же играет на этой проблеме, то соглашаясь на условия Аддис-Абебы, то подтверждая поддержку старого, еще «британского» договора о разделе вод Нила, который давал явные преимущества Египту». Пока же Египет, Эфиопия и Судан не пришли к согласию по вопросам, связанным сооружением эфиопской плотины.

Между Суданом и Египтом имеются и идеологические разногласия. Так, режим в Хартуме ассоциирует себя с «Братьями-мусульманами» — главным врагом нынешней власти в Каире. В то же время две страны заинтересованы в выстраивании добрососедских партнерских отношений, прежде всего, в экономической сфере. В последние годы Хартум и Каир подписали целый ряд соглашений, благоприятствующих развитию инвестиционного и торгово-экономического сотрудничества, особенно в области сельского хозяйства. И еще, Судан, ослабленный политической и экономической изоляцией, рассматривает Египет как одного из потенциальных посредников между ним и Западом в вопросе ослабления санкций. Каир же «всячески готов поддержать Хартум в его стремлении установить мир в Дарфуре (регион на западе Судана, — авт.) взамен на блокирование материально-технической поддержки исламистов в Ливии».

В сентябре 2014 г. Судан начал свертывать тесное сотрудничество с Ираном. Этот процесс завершился в январе 2016 г. разрывом дипотношений между Хартумом и Тегераном. Взамен суданское руководство взяло курс на всемерное развитие отношений с Саудовской Аравией. Продолжилось укрепление связей с Катаром, имеющих давнюю историю. Изменение внешнеполитического курса Хартума во многом объясняется обещаниями Эр-Рияда спасти от краха суданскую экономику. По официальным данным, на начало 2016 г. саудовские инвестиции в Судане достигли 11 млрд долларов, что позволило Хартуму «серьезно минимизировать дефицит бюджета». Кроме того, власти КСА сняли запрет с саудовских банков на ведение финансовых операций с Суданом. Немаловажно и то, что «саудовский капитал является сейчас, пожалуй, единственной возможностью для суданских банков сохранить хоть какую-то связь с мировой финансовой системой в условиях американских санкций». В ответ Хартум поддерживает саудовские внешнеполитические инициативы, в частности, присоединился к возглавляемой КСА аравийской коалиции, ведущей войну в Йемене против повстанцев-хоуситов и сторонников бывшего президента А. А. Салеха. Суданские войска были направлены в Йемен. Поддерживает Хартум и саудовскую политику в Сирии, хотя здесь суданское руководство «в общем-то пока отделывается общими декларациями» и реально в сирийском кризисе участия не принимает.

Катар долгое время играл «не последнюю роль» в посредничестве властей Судана с повстанцами в Дарфуре. Доха оказывала Хартуму и финансовую помощь. В 2014 г. две страны подписали договор о взаимодействии в военной сфере. Но главным успехом для Судана стал договор о поставках катарского природного газа, начиная с 2015 г.

В целом отметим, что укрепление отношений Судана с аравийскими монархиями в определенной мере прорывает международную изоляцию страны.

Судан в течение длительного времени находится под международными санкциями, введенными в связи обвинениями в нарушениях прав человека, поддержке терроризма и ряда видных деятелей радикального исламистского движения. Кроме того, в отношении Хартума с 1997 г. действуют односторонние американские экономические санкции, которые ежегодно продлеваются. Напомним также, что в отношении президента Судана О. аль-Башира действует мандат на арест, выданный Международным уголовным судом в связи с обвинениями в геноциде в Дарфуре. В этой связи О. аль-Башир свои зарубежные поездки осуществляет очень избирательно, только в дружественные Судану страны.

Хартум всеми силами добивается отмены санкций и пытается вырваться из международной изоляции, «что является крайне важным для экономического, да и политического выживания страны». В этой связи Судан стремится «повторить успех Ирана и за счет целого ряда уступок и компромиссов резко улучшить свои отношения с Западом, и прежде всего – с США. Это подразумевает отказ от жесткой исламистской риторики и возможное предоставление своей территории как под концессии на льготных условиях иностранным компаниям, так и под чисто военные базы». Так, на территории Судана на протяжении длительного времени уже находится крупнейшая станция Агентства национальной безопасности США в регионе. Вместе с тем, Вашингтон пока не намерен идти на уступки в вопросе санкций, и продолжает обвинять Хартум в спонсорстве терроризма, но при этом несколько раз заявлял о том, что Судан «активно участвует в мировом контртеррористическом сотрудничестве». Хартум желает развивать отношения с Европой, «но Брюссель делать этого не будет без отмашки из Вашингтона».

Стремясь улучшить свои международные позиции, суданское руководство предпринимает шаги по созданию позитивного имиджа режима. Однако «попытки Хартума позиционировать себя в качестве одного из столпов борьбы с исламистским терроризмом и краеугольным камнем противодействия незаконной миграции в Европу никого не убедили». США и их западные союзники желают смены правящего режима в Судане, прежде всего, отставки О. аль-Башира, что для Хартума в настоящее время неприемлемо.

В целом успешно развиваются отношения Судана с Россией в политической и военно-технической сферах. В Хартуме заинтересованы в дальнейшем упрочении связей с Россией.

50.26MB | MySQL:89 | 0,824sec