Экономический фактор в политике Великобритании на Ближнем Востоке: особенности отношений с Саудовской Аравией и Ираком

Как уже неоднократно упоминалось, Великобритания имеет особую историю взаимодействия со странами Ближнего Востока. Наряду с политическими, одним из наиболее важных британских интересов в регионе был и остается экономический. Особенно ярко это проявляется в  отношениях Соединенного Королевства с Ираком и  Саудовской Аравией.

Саудовская Аравия

Саудовская Аравия является одним из самых близких партнеров Великобритании. Первым важным направлением сотрудничества является торговля оружием. По данным Отдела торговли и инвестиции за предыдущий год Великобритания поставила Саудовской Аравии оружия больше, чем любой другой стране. Если быть точнее – 83% всего оружейного экспорта Великобритании в 2015 году пришлось на Саудовскую Аравию (для сравнения —  импорт США, одного из главных покупателей британского оружия и «особого партнера» королевства составил всего 120 миллионов фунтов, тогда как Саудовская Аравия «закупилась» на 872 миллиона). [1] Более того, статистика показывает, что объемы торговли оружием постоянно растут: если в 2008 году сумма поставок не превышала 36 миллионов фунтов, то за период с 2010 по 2015 годы Саудовская Аравия закупила у Великобритании оружия на сумму более миллиарда фунтов. [2] Эта тенденция, вероятно, не случайна – именно в 2010 году к власти вновь пришли консерваторы, являющиеся в большинстве своем активными сторонниками развития отношений с Саудовской Аравией. [3]

Второй по порядку (но не по важности) областью сотрудничества Великобритании и Саудовской Аравии является нефть. В 2015 году Соединенное Королевство импортировало из Саудовской Аравии нефти на 900 миллионов фунтов. [4]

Еще одним направлением сотрудничества, тесно связанным с предыдущим, являются финансы и инвестиции. В 2013 году правительство заявило о том, что оно выделит 450 миллионов фунтов для участия британских компаний в нефтехимическом проекте (Проект Садара)  в Саудовской Аравии. [5] В 2014 правительство заявило  о своем желании также инвестировать  в энергетическую и туристическую отрасли страны. [6]

Итак, как можно было заметить, Лондон и Эр-Рияд связывают крепкие дружеские отношения, основанные на самом прочном фундаменте – экономических интересах. Этот фундамент не может разрушить даже серьезное давление на правительство как со стороны оппозиции и некоторых парламентариев, так и  неправительственных организаций. Правительство Великобритании фактически обвиняется в попустительстве  — Саудовская Аравия широко известна вопиющими случаями нарушения прав человека (смертная казнь, жестокие наказания, нарушение прав женщин). Великобритания же, объявляя себя приверженцем демократических ценностей и принципов, совершенно не спешит привнести их в Саудовскую Аравию, как до этого в Ирак или Ливию. Кроме того, многие обвиняют Лондон и в усугублении ситуации в Йемене, поскольку именно там Саудовская Аравия и использует приобретенное оружие. [7] Тем не менее, правительство явно не собирается отказываться от такого выгодного «друга» и «клиента».

Ирак

Ирак традиционно привлекает внимание Британии. Дело здесь не только в вопросах безопасности и борьбы с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России), которые сейчас выходят на первый план и занимают умы парламентариев и военных. Ирак также представляет интерес с экономической точки зрения. Вернее – не столько Ирак в целом сколько один его регион – Курдистан.

Если посмотреть на сайты Британско-Иракской торговой палаты [8] или материалы с сайта правительства Великобритании [9] или «Твиттер» британского посольства в Ираке, [10] можно заметить с одной стороны, что в Лондоне много говорят о своем желании инвестировать в Ирак, развивать двусторонние отношения и бизнес. Проходят многочисленные конференции и заседания (например, ежегодная Конференция иракской нефтяной промышленности). [11] Однако по большей части экономическое сотрудничество идет довольно вяло. Выступая на Конференции 2015 года Андреа Лидсом, на тот момент министр энергетики Соединенного Королевства отметила некоторые успехи  — так, ВР в 2015 году заявила о своем желании утроить объемы нефтедобычи, а британский филиал Shell подписал с иракскими властями соглашение о строительстве 11-миллиардного нефтеперерабатывающего завода в Басре, который должен создать до 50000 рабочих мест. [12] В то же время министр признала, что развитие отношений все же идет довольно медленно, перечислив несколько основных препятствий к этому и условий для дальнейшего прогресса:

  1. Проблема безопасности в Ираке;
  2. Необходимость установить и развить сильные политические и экономические институты в стране, установить принцип верховенства закона;
  3. Установление «хорошего правления» и уважение прав курдов, а также обеспечение им политического представительства;
  4. Необходимость диверсификации экономики Ирака. [13]

В то же время, экономические отношения с курдской автономией в Ираке развиваются не в пример активнее. Так как именно здесь находятся основные нефтяные месторождения страны (провинция Киркук),  именно здесь работают  и основные нефтяные компании Великобритании. Иракский Курдистан имеет свое собственное представительство в Лондоне, и, судя по всему, оно работает гораздо более эффективно в сфере развития двусторонних отношений, чем иракское посольство, судя по количеству встреч проходящих между представителями курдов и британским истеблишментом, а также по количеству материалов и обновлений, публикуемых на сайте. [14] Заметно, что курдская автономия воспринимается британцами скорее как независимая политическая и  экономическая единица. В последнее время становится заметно, что Эрбиль все больше и больше пытается «оттеснить» центральное правительство от нефтяного сектора экономики, чему оно пытается сопротивляться. Волнение Багдада вполне понятно и оно связано не только с вопросом целостности государства, но и с чисто экономическими факторами – курды для Британии, вероятно, могут быть гораздо более выгодными партнерами, как за счет географического положения, так и за счет отсутствия в повестке дня таких вопросов как права человека, чего не скажешь об Ираке в целом.  Впрочем, британские парламентарии неоднократно подчеркивали во время многочисленных слушаний, что, несмотря на необходимость предоставить курдам голос в управлении Ираком и уважения их прав и свобод, Великобритания все же придерживается территориальной целостности страны.

 

 

 

[1] HM Revenue & Customs, UKTradeinfo.org., URL: https://www.uktradeinfo.com/Statistics/BuildYourOwnTables/Pages/Home.aspx, дата посещения 10.12.2016.

[2] Data: How guns and oil dominate UK-Saudi Arabia relationship, Energy-Desk.Greeenpeace.org, URL: http://energydesk.greenpeace.org/2016/01/15/data-how-guns-and-oil-dominate-uk-saudi-arabia-relationship/,  дата посещения 10.12.2016.

[3] Ibid.

[4] Ibid.

[5] Ibid.

[6] Ibid.

[7] Ibid.

[8] 34 IBBC: News, Tenders, IBBC, last modified 18 December 2016, http://www.webuildiraq.org/news-room/tenders/.

[9] Iraq: Commercial opportunities in a changing business environment, July 2014, Gov.UK, accessed 25 September 2015, https://www.gov.uk/government/publications/iraq-commercial-opportunities-in-a-changing-business-environment-july-2014/iraq-commercial-opportunities-in-a-changing-business-environment-july-2014.

[10] 33 UK in Iraq, 4 September 2015, Twitter, https://twitter.com/ukiniraq.

[11] Iraq Petroleum Conference 2017, URL:  http://www.cwciraqpetroleum.com/, дата посещения 18.12.2016.

[12] Iraqi Petroleum Conference, 9 June 2015, Gov.UK, URL: https://www.gov.uk/government/speeches/iraqi-petroleum-conference-2015, дата посещения 18.12.2016.

[13] Ibid.

[14] KRG UK Representation, URL: http://uk.gov.krd/index.aspx?lngnr=12, , дата посещения 18.12.2016.

31.32MB | MySQL:67 | 0,762sec