Военная доктрина Государства Израиль

Военная доктрина Израиля начала формироваться одновременно с созданием еврейского государства. На всем протяжении его существования она постоянно обновлялась и совершенствовалась в соответствии с изменениями политического курса руководства страны, появлением новых моментов в региональной и международной обстановке, изменениями в соотношении сил между Израилем и арабскими государствами, появлением новых средств ведения вооруженной борьбы. Неизменной оставалась лишь ставка на оказание силового давления на потенциального противника – враждебные арабские государства.

Военная доктрина Израиля представляет собой совокупность официально принятых взглядов военно-политического руководства на угрозы национальной безопасности государства, характер возможной войны, способы и формы ее ведения, военное строительство и подготовку страны к войне.

Главная цель войны — нанесение противостоящей стороне решительного военного поражения, уничтожение или максимальное ослабление военных и экономических структур противника путем применения всех имеющихся в распоряжении средств ведения вооруженной борьбы, включая оружие массового поражения. Реализация этой цели заключается в вынуждении потенциального противника подписать мирные договоренности на израильских условиях.

Израиль считает своими основными противниками Сирию, Ирак, Иран и Ливию. Не исключается полностью военная угроза и со стороны Египта. Постоянным источником напряженности для израильтян являются вооруженная борьба сил исламского сопротивления в приграничной с Ливаном зоне, а также террористическая деятельность палестинских группировок на территории страны.

Основным военно-стратегическим союзником Тель-Авива являются США, которые официально гарантируют его безопасность и предоставляют значительную военно-экономическую помощь. Израильтяне не имеют реальных союзников непосредственно в регионе Ближнего Востока. В настоящее время, несмотря на положительные сдвиги в ближневосточном урегулировании, израильская военная доктрина по-прежнему строится с учетом наличия враждебного окружения арабских стран и носит характер «активного реагирования» на возможные кризисные ситуации. Ее главным составляющим элементом является так называемая «стратегия устрашения», основанная на неизбежности «наказания агрессора». Израильтяне считают, что их победы в войнах против арабов, результатами которых стал захват территорий противника, удерживают арабские страны от развязывания новых вооруженных конфликтов.

При разработке концепции применения вооруженных сил в региональных конфликтах израильское командование учитывает, что незначительные размеры Израиля и отсутствие стратегической глубины приводят к необходимости переноса боевых действий на территорию противника. Ограниченность ресурсов, прежде всего людских, исключает возможность ведения боевых действий в течение длительного времени и выдвигает необходимость быстрого разгрома противостоящей стороны. В настоящее время этого можно добиться только с помощью оружия массового поражения или угрозой применения такового.

Основной формой ведения войны израильскими ВС считается наступление путем проведения воздушно-наземной операции. Израильтяне полагают, что боевые действия будут носить скоротечный и решительный характер, сочетать широкий маневр войск и массированное применение высокоэффективных средств поражения на большую глубину. Именно данная концепция, основанная на захвате и удержании инициативы, дезорганизации противника путем нанесения мощных ударов с неожиданных направлений и лишении его группировки возможности восстановить свою боеспособность, может предопределить успешный ход войны.

Наряду с использованием обычных видов вооружений, военно-политическое руководство Израиля допускает применение в войне оружия массового поражения в качестве крайнего и наиболее мощного средства воздействия на противника.

Израильская военная доктрина допускает возможность ведения превентивной войны или нанесения упреждающих ударов по важнейшим объектам противника в случае неизбежности возникновения вооруженной конфронтации или их деятельности, создающей реальную угрозу безопасности Израиля. При этом наиболее вероятными могут быть следующие способы развязывания войны:

— внезапное наступление передовыми группировками войск, заблаговременно созданными в мирное время;

— наступление после частичного мобилизационного развертывания и ускоренного усиления передовых группировок войск;

— наступление после завершения всех мероприятий по мобилизационному развертыванию и перегруппировке войск.

Вместе с тем следует отметить, что последнее время в ВС Израиля наряду с отработкой наступательных задач повысилось внимание к разработке оперативных планов и подготовке войск к ведению и оборонительных действий.

В ходе боевой подготовки в войсках отрабатываются задачи по ведению наступательных операций с элементами обороны на трех направлениях: северном — против Ливана и Сирии (основное); восточном — против Иордании; южном, в направлении Синайского полуострова — против Египта.

Учитывая географическое положение страны, израильское командование рассматривает ВВС как главную ударную силу и основное средство для нанесения ударов по объектам на территории противника. В сухопутных войсках основные усилия направляются на совершенствование бронетанковых (механизированных) и воздушно-десантных войск. Небольшим по численности, но хорошо оснащенным ВМС ставится задача нейтрализации действий противника на море. Израильские военные специалисты считают, что победа в современной войне достигается прежде всего в результате согласованных действий всех видов ВС и родов войск. Поэтому особое значение придается организации четкого взаимодействия между ними. Повышенные требования предъявляются к разведке, как основному виду боевого обеспечения.

Важным сдерживающим фактором считается поддержание постоянного качественного превосходства над вооруженными силами арабских государств, прежде всего Сирии и Египта. В соответствии с данной установкой в Израиле осуществляется модернизация всех средств ведения войны. На современной технологической базе создаются новые виды оружия и военной техники, прежде всего ракетной и бронетанковой, совершенствуются системы управления войсками и оружием, связи, разведки, в том числе с использованием космических средств, а также организационно-штатная структура соединений и частей всех видов ВС. Однако главная ставка в достижении военно-технического превосходства над арабскими странами делается на развитие широких связей с США в военной области.

В целом военная доктрина Израиля отвечает требованиям руководства страны по обеспечению национальной безопасности. С учетом позитивных изменений ситуации в регионе, командование израильских ВС пересматривает ее положения, усиливая в них оборонительные компоненты, сбалансированные с наступательной стратегией.

Немаловажное значение Израиль уделяет месту оружия массового поражения в своих военно-доктринальных взглядах.

Так, Израиль подписал в 1993 году Конвенцию о запрещении разработки, производства, накопления и применения химического оружия, но до настоящего времени не ратифицировал ее. Это связано, прежде всего, с тем, что, опасаясь наращивания потенциала химического оружия в Сирии, Иране и Египте, Тель-Авив считает необходимым обладать достаточным арсеналом средств сдерживания этих государств. Кроме того, в случае ратификации Конвенции Тель-Авив будет обязан допустить на свои научные и промышленные объекты инспекторов Организации по запрещению химического оружия, что считается пока нецелесообразным.

Таким образом, военно-политическое руководство Израиля, заявляя о своем стремлении к ограничению распространения химического оружия на Ближнем Востоке, не намерено в ближайшем будущем на деле содействовать сокращению его запасов и контролю за ним на собственной территории.

Что касается ядерного оружия, то Израиль официально не признает, но и не отвергает его наличие.

42.67MB | MySQL:87 | 0,905sec