Последняя линия обороны Саддама

К вопросу о суде над Саддамом Хуcейном

1 июля с.г. состоялась передача бывшего президента Ирака Саддама Хусейна, а также 11 ближайших его сторонников в руки правосудия временного иракского правительства. Едва ли не первый раз в истории Арабского Востока диктатора судят при его жизни. Как правило, арабские правители в отставку не выходят оставляют президентские или королевские дворцы, чтобы переселиться „в лучший мир”.

Как известно, оценка роли в истории того или иного диктатора его соотечественниками никогда не бывает однозначной. Как правило, люди делятся на сторонников и противников диктаторов. Очевидно, преклонение перед диктаторами в известной мере можно объяснить комплексом неполноценности части рядовых людей, которые с большим уважением относятся к проявлению волевых качеств сильного вождя, независимо от точки их приложения, и таким способом подсознательно компенсируют нехватку этих качеств у себя. При этом волевые качества вождя, как правило, отделяются от результатов их проявления и становятся „вещью в себе”. Более того, воспринимая волевые и умственные качества вождя как позитивный элемент, вся его деятельность автоматически воспринимается положительно, а очевидные негативные проявления этой деятельности отходят на задний план.

Специальный трибунал

Специальный трибунал по делу бывшего президента Ирака и 11 его пособников был создан 10 — го декабря 2003 года под руководством адвоката Салима Челаби (племянника председателя Иракского Национального Конгресса Ахмеда Челаби) согласно распоряжению главы Временной коалиционной администрации (ВКА) П. Бремера за три дня до ареста С. Хусейна. При этом следует подчеркнуть, что С. Челаби является не председателем Специального трибунала, а его генеральным директором, то есть управляющим делами. Председатель трибунала, очевидно, будет назначен позже. Следует отметить, что один из пунктов временной конституции Ирака, утвержденной в начале марта с.г., не допускает создания в стране специальных трибуналов.

При создании этого трибунала предусматривалось, что он будет рассматривать все преступления, совершенные баасистским режимом в период с июля 1968 по май 2003 года. Упомянутый трибунал состоит из суда первой инстанции (5 судей назначаются на 5 лет) и апелляционного суда (9 судей назначаются на 3 года). Кроме того, в состав Спецтрибунала входят 20 обвинителей и 20 судей, ведущих дознание. Они допрашивают обвиняемых, пострадавших и свидетелей. Если судья-дознаватель считает нужным задержать подозреваемого, он обращается за санкцией к председателю трибунала. Обвиняемый может обжаловать приговор в апелляционном суде. В случае отмены приговора проводится новое судебное разбирательство.

В состав трибунала могут входить иностранные судьи, в частности, специалисты в области военных преступлений. В состав адвокатской группы защиты также могут входить иностранные адвокаты, однако руководителем группы должен быть иракский гражданин. Решение Специального трибунала принимается простым большинством голосов. С.Челаби заявил, что на первом этапе суд над Саддамом не будет публичным, поскольку „обвиняемые не будут говорить откровенно, если будут знать, что каждое их слово обнародуется”. С. Челаби согласился на участие группы арабских адвокатов в процессе С.Хуcейна при условии, если группу возглавит иракский адвокат.

Группа защиты прав человека Human Rights Watch подвергла критике такую организацию суда, считая, что назначенные иракские судьи не имеют достаточного опыта. Однако, согласно информации министерства юстиции Ирака, все судьи Спецтрибунала имеют, по меньшей мере, 15 лет стажа по специальности. На протяжении последних шести месяцев для всех иракских судей американские специалисты прочитали ряд специальных курсов о специфике ведения судебных процессов по делам военных преступников.

Как сообщил в начале июля заместитель официального представителя госдепартамента США Адам Эрли, правительство США оказывает юридическое и финансовое содействие иракским властям в организации работы Специального трибунала. По словам Эрли, это содействие возглавляет министерство юстиции США, а координацией с иракскими юристами занимается американское посольство в Багдаде. При этом он отметил, что США предоставили правительству Ирака 75 млн. долл. для финансирования работы трибунала и проводимых им расследований преступлений режима С.Хуcейна. В настоящее время при Спецтрибунале работает американский советник со своим аппаратом.

Следует напомнить, что во время пребывания в руках у американцев, С.Хусейн имел статус „военнопленного” и на него распространялись положения соответствующих Женевских соглашений. Однако с момента его передачи в руки иракского правосудия он утратил этот статус и стал „военным преступником”. Определенная торопливость с началом суда над С. Хусейном связана с тем, что Международный Красный Крест предъявил новому руководству Ирака требование судить его или освободить на протяжении двух недель, поскольку в соответствии с международными законами, никто не может содержаться в заключении без предъявления обвинений.

В интервью газете «Гардиан» С. Челаби отметил, что американцы настаивают «по политическим мотивам» на сокращении количества слушаний в суде по делу С. Хусейна до 30-50, в то время как он предлагает провести не менее 300 таких слушаний. Временное правительство Ирака будет пытаться помешать С. Хуcейну политизировать суд, как это сделал прежний президент Югославии С. Милошевич. Выражаются опасения, что бывший иракский лидер может вспомнить о поддержке, которую ему предоставляли США и другие западные страны до первой войны в Заливе. В частности, от расследования этого вопроса может пострадать нынешний министр обороны США Дональд Рамсфельд. В 1983 и 1984 годах он посетил Багдад в качестве специального посланника президента Р.Рейгана с целью возобновить официальные отношения с Ираком и успокоить иракское руководство относительно «вынужденной» официальной американской критики по поводу применения Ираком химического оружия против Ирана.

Подавляющее большинство законов, по которым должны судить С.Хусейна и его соратников, утверждены им в 60-70-х годах. Согласно этим законам, которых никто не придерживался во время правления С. Хусейна, все заседания суда должны быть публичными и происходить в присутствии СМИ. Суд сам назначает подсудимому адвоката в случае, если он лично этого не требует. Подсудимый также может привлекать к участию в процессе любого адвоката из любой страны мира при условии, если вместе с ним будет работать иракский адвокат. Подсудимый имеет неограниченное право встречаться один на один со своими адвокатами, количество которых практически не ограничивается. Соответственно все адвокаты имеют право знакомиться со всеми деталями и документами процесса.

Предусматривается, что сначала перед судом предстанут сообщники Саддама, которые, как ожидается, многое расскажут о своем патроне. Среди них бывшие вице-президент Таха Ясин Рамадан (другой вице-президент Иззат Ибрагим ад-Дури до сих пор не найден), вице-премьер-министр Тарик Азиз, генерал Али Хасан аль-Маджид по прозвищу «химический Али», министр обороны Султан Хашем Ахмед, сводные братья и советники С.Хусейна Ватбан Хасан Тикрити и Барзан Хасан Тикрити, начальник военной контрразведки Абдель Азиз ад-Дури, высокопоставленный функционер партии Баас Азиз Салех Но’ман, член Совета революционного командования Мухаммед Хамза Зубейди, командующий Республиканской гвардии Камаль Мустафа Абдалла, начальник президентской охраны Сабауи Хасан, личный секретарь С.Хуcейна Абд Хаммуд и другие.

По сообщению иракской газеты «Аз-Заман», С. Хусейн не может простить Тарику Азизу то, что тот опознал его при задержании в декабре прошлого года. Очевидно, наибольшее разочарование постигнет С. Хуcейна от „измены” его “сподвижников”, когда они, спасая и выгораживая себя, будут „продавать” своего прежнего повелителя и валить всю вину на него. Горький вкус измены он уже отведал, когда в декабре прошлого года его выдали ближайшие охранники и родственники Ибрагим Маслат и Мухаммед Хаттуш.

Саддама обвиняют

Закованного в кандалы по рукам и ногам С. Хусейна двое охранников завели в зал суда в одном из помещений на территории международного аэропорта. Саддам выглядел исхудалым, мрачным, однако вел себя достаточно уверенно и даже надменно, как это привык делать в течение 24 годов президентства. По сообщению американских военных врачей, здоровье С.Хуcейна (68 лет) в целом удовлетворительно, хотя у него есть определенные проблемы с сердцем. Впервые после его ареста в декабре прошлого года Саддам появился на телеэкранах. От его растерянности и подавленности не осталось и следа. Похоже, что он тщательным образом готовился к первому заседанию суда, хорошо продумал ответы на все возможные вопросы и для своей защиты избрал тактику контробвинений.

Судья следственного отдела Раид аль-Джохи объявил С.Хусейну перечень обвинений: применение газа против курдского населения в Халабдже (1988), где в один день погибло около пяти тысяч курдов; проведение военной операции «Аль-Анфаль» в 1988 году, в результате которой были уничтожены 80 курдских деревень; подавление восстания шиитов (1991); массовые захоронения (около 250); нападение на Кувейт (1990); уничтожение шиитских духовных лиц и иракских оппозиционных политических лидеров. С.Хусейн также обвиняется в преступлениях против человечности, что включает понятие преднамеренного убийства.

Некоторые юристы отмечают, что обвинить Саддама в совершении упомянутых преступлений будет довольно сложно. Пока что ни один из арестованных сподвижников С. Хуcейна не желает свидетельствовать против диктатора, прежде всего, опасаясь за жизнь находящихся на свободе своих родственников. Кроме того, иракский трибунал на данный момент не имеет в своём распоряжении достаточных письменных доказательств совершения Саддамом вменяемых ему преступлений. Как оказалось, президент Ирака давал указания преимущественно устно, а его подчиненные оформляли их письменно.

Массовое убийство курдов с применением отравляющих веществ в Халабдже — одно из главных обвинений против Саддама. Однако, когда эти обвинения были зачитаны, он заявил, что узнал об истреблении курдов из газет. По некоторым данным, отравляющие вещества в Халабдже применили иранцы и все попытки обвинить в этом преступлении Саддама инспирированы иранскими спецслужбами. Во всяком случае, такая версия обнародована в январе 2003 года на страницах газеты The New York Times в статье бывшего офицера ЦРУ Стивена Пелетье, который работал главным политическим аналитиком по Ираку во время ирано-иракской войны. По его данным, результаты вскрытия показали, что курдов убил газ на основе цианида, который использовался иранской армией, а не горчичный газ, который применяли в Ираке.

Обвинение С.Хуcейна в войне против Ирана (1980-1988), в ходе которой c двух сторон погибло около 1 миллиона человек, было снято. По мнению Саддама, война против Ирана была „естественном явлением”. На этот счет прежний президент Ирана Г. Рафсанджани отметил: „Если иракский суд решил не рассматривать вопрос развязывания Саддамом войны против Ирана, это означает, что есть соответствующее указание американцев. Почему рассматривается война против Кувейта, которая длилась всего несколько месяцев, и игнорируется рассмотрение войны против Ирана, которая длилась 8 лет?” Г. Рафсанджани считает, что Соединенные Штаты, которые на протяжении иранско-иракской войны оказывали всевозможную поддержку и помощь режиму С.Хусейна, теперь не хотели бы, чтобы эта не совсем привлекательная на сегодня страница в истории американо-иракских отношений была обнародована в ходе публичного суда над бывшим иракским президентом.

Кроме официальных обвинений, выдвинутых Спецтрибуналом, готовятся отдельные иски различных политических партий и отдельных лиц. Так, самая крупна иракская партия — Партия исламского призыва («Даава») собирается выдвинуть против С.Хусейна обвинение в уничтожении в период с 1968-го по 2003-ий год около семидесяти пяти тысяч человек. По заявлению представителя этой партии, 31 марта 1980 года С.Хусейн утвердил постановление «о смертной казни членов партии, а также всех тех, кто сотрудничал с ней либо пропагандировал ее идеи». Нынешний премьер-министр Ирака Айяд Аллави также обвиняет С. Хусейна в неоднократных попытках его физического уничтожения.

По мнению влиятельного иракского шиитского духовного лидера аятоллы Али ас-Систани, суд над С. Хуcейном не должен отвлекать иракцев от решения их первоочередных проблем и, прежде всего, от подготовки к проведению выборов в национальную ассамблею (парламент), а также избранию нового переходного правительства страны в январе 2005 года. По словам шиитского лидера, суд над С. Хусейном сам по себе не удовлетворит все требования иракцев, важнейшим из которых является «ликвидация последствий прежнего диктаторского режима и построение нового Ирака».

По сообщению иракской газеты «Аз-Заман», следующее заседание Спецтрибунала, если он не будет распущен к тому времени, состоится 25 января 2005 года.

Саддам обвиняет

С. Хусейн отказался подписывать перечень предъявленных ему обвинений в отсутствии своих адвокатов. При этом он держался вызывающе и даже пытался выдвигать контробвинения. В частности, он спросил судью: как можно судить президента Ирака в условиях оккупации страны? Он также уточнил, будут ли его судить по тем законам, которые он подписывал. Саддам обратился к судье; „Ты служишь оккупантам и в то же время пытаешься судить меня по законам, которые я утверждал”. Кстати, в соответствии с этими законами президент Ирака пользуется иммунитетом перед любым судебным разбирательством.

С. Хусейн настаивал, чтобы к нему обращались как к президенту страны, заметив, что „гордится этим званием, поскольку уважает волю иракского народа, который избрал его на этот высокий пост”. Иракский адвокат Имад аль-Фелляхи также считает, что С. Хусейн должен предстать перед судом в качестве президента Ирака, поскольку его „устранение от власти путем агрессии и оккупации является незаконным”. К тому же, по его мнению, на данное время нет ни одного официально признанного документа, согласно которому С.Хусейна лишили должности президента республики. Другие иракские адвокаты считают, что в случае признания априори период правления С.Хусейна преступным и незаконным, то, исходя из этого, нельзя применять против него законы, которые были внедрены в этот период и утверждены самим С.Хусейном. Кроме того, по мнению иракских специалистов в сфере юриспруденции, поскольку иракские законы не предусматривают наказаний за массовый геноцид и преступления против человечности, С.Хусейна должен судить международный суд.

В ответ на протокольный вопрос о месте проживания, бывший диктатор высокомерно выразил убеждение, что он „живет в каждом иракском доме”. Президента США он назвал „подлым преступником”, отметив, что суд над ним является спектаклем, что имеет целью повысить шансы Дж. Буша на следующих президентских выборах.

Относительно оккупации Кувейта, С. Хусейн утверждал, что эта страна является частью Ирака, поэтому речь может идти о её присоединении, а не оккупации. В ответ на вопрос о мотивах развязывания войны против Кувейта, С. Хусейн ответил, что ему „нужно было чем-то занять свою армию”. Самих кувейтян С. Хуcейн обозвал „собаками”. Другим мотивом оккупации Кувейта было стремление Саддама защитить… честь иракских женщин. По его утверждению, „кувейтяне угрожали, что они принудят иракских женщин пойти на панель за 10 динаров”. Эти заявления вызвали волну возмущения в Кувейте как на официальном уровне, так и среди рядовых кувейтян. Министр информации Кувейта назвал С.Хусейна военным преступником, совершившим геноцид против иракского и кувейтского народов, и потребовал смертной казни для него.

В начале июля С. Челаби находился в Кувейте, где местные юристы вручили ему досье на С. Хуcсейна и его сообщников, которое состоит из 200 томов, содержащих тысячи документов. Кувейтские юристы считают, что лишь одного „кувейтского дела” достаточно для того, чтобы приговорить С. Хуcейна к смертной казни. В то же время, некоторые арабские аналитики отождествляют нападение Ирака на Кувейт и нападение США на Ирак, считая, что обе акции были проявлением агрессии и заслуживают одинаковое осуждение. Следует заметить, что до сего времени американцам практически не удалось получить от С. Хусейна информацию о его планах разработки оружия массового поражения, об организаторах просаддамовского движения сопротивления после оккупации Ирака и о его связях с „Аль-Каидой”.

А судьи кто?

Наилучший выход для обанкротившегося диктатора — гибель или самоубийство. Однако С.Хусейну не повезло, и сегодня его судят те, которые когда-то убежали за границу от его преследований. В этих условиях разговоры об „объективности и справедливости” иракского суда вызывают, мягко говоря, определенные сомнения. Некоторые наблюдатели считают, что этот суд будет больше похожим на возмездие. Подавляющее большинство прежней антисаддамовской оппозиции, которую американцы привели сегодня к власти, жаждет его быстрейшего исчезновения. Так, министр юстиции Ирака Малик Дохан аль-Хасан недавно заявил, что Саддам будет казнен сразу же как только будет доказана его вина в совершении многих преступлений. Министр сообщил, что временное правительство возобновило действие положения закона о смертной казни, которое было прекращено прежним главой оккупационной администрации П. Бремером. Примером „беспристрастия” иракского министра юстиции может быть его телефонный разговор с иорданским адвокатом, в ходе которого министр сказал буквально следующее: „Если вы собираетесь прибыть в Ирак, чтобы защищать С. Хуcейна, то мы не только убьем Вас, но и разорвем на куски, невзирая на то, кто вас поддерживает, и кто за вами стоит”. Позже министр публично отказался от этих своих слов. М.Рашдан сообщил об угрозах неизвестного лица взорвать дом, в котором находится офис адвокатов Саддама в Аммане.

Публичный характер суда может иметь для нынешней иракской власти как позитивные, так и негативные последствия. С одной стороны, по мере того, как в ходе открытого судебного расследования будут раскрываться преступления прежнего режима, политические дивиденды нынешней иракской власти, как „поборницы демократии и справедливости”, будут расти. В этом смысле суд над Саддамом для новой иракской власти имеет символическое значение и является демонстрацией ее суверенитета. В то же время, публичность суда может быть нежелательной для нынешнего состава иракского правительства. Нельзя исключать, что определённая его часть опасается разоблачения С. Хусейном своих собственных неприглядных деяний, совершенных в тот период, когда они ему служили верой и правдой. И тогда может возникнуть классический вопрос: „а судьи кто?” Хотя этот вопрос возникает уже сегодня. Кроме того, нынешняя власть стремится как можно быстрее отправить С.Хусейна на тот свет еще и потому, что его существование будет воодушевлять его сторонников в борьбе против неё. Нынешняя власть опасается также, что воинственное и разоблачительное поведение С.Хусейна на суде (в случае проведения открытого суда) превратит его в символ борьбы за восстановление независимости Ирака.

Защита С. Хусейна

С просьбой о защите С.Хуcейна к группе иорданских адвокатов обратились его первая жена Саджида и три дочери Рагед, Рана и Хала. В июне в Аммане (Иордания) был создан Комитет по защите С. Хусейна. Желание участвовать в той или иной мере в его защите выразили около 1500 адвокатов-добровольцев из различных стран мира. Из числа этих добровольцев по состоянию на средину июля было избрано около 20 адвокатов и 500 ассистентов и консультантов. Руководителем группы избран иорданский адвокат Мухаммед Рашдан.

В начале июля Комитет по защите С. Хусейна объявил об избрании адвоката, который будет представлять на судебном процессе интересы бывшего иракского диктатора. В соответствии с иракскими законами, которые запрещают иностранцам выступать в суде в роли защитника, эта задача поручена иракцу по национальности. Адвокат был избран из числа 20 добровольцев-иракцев. Из соображений безопасности его имя пока не разглашается

В одном из своих заявлений М. Рашдан отметил, что нынешнее судебное расследование по делу С. Хусейна является незаконным, поскольку незаконным является само временное иракское правительство, назначенное оккупационной властью. По мнению М. Рашдана, после передачи власти иракскому временному правительству незаконным является также удержание С. Хусейна американскими спецслужбами (ЦРУ и ФБР). М.Рашдан назвал все обвинения, которые предъявлены „господину президенту” безосновательными. Некоторые юристы из США, Великобритании и Франции утверждают: трибунал не располагает ни одним документом, подтверждающим личную причастность Хусейна к перечисленным преступлениям в Ираке.

Группа защитников С.Хусейна намерена парализовать работу Специального трибунала под тем предлогом, что он сформирован «незаконными временными властями, созданными оккупационными силами». Защита надеется добиться решения о сформировании нового состава суда при участии ООН и новых иракских властей, которые будут избраны в начале 2005 года.

Группа адвокатов С.Хусейна, штаб-квартира которых находится в Аммане, пытается выехать в Багдад, однако это пока ей не удается в основном из-за постоянных угрозы в её адрес. Международный Красный Крест и ООН отказались гарантировать безопасность адвокатов во время их пребывания в Ираке. Сообщается, что Европейский Суд по правам человека в Страсбурге отклонил просьбу адвокатов С.Хусейна не передавать его в руки иракского правосудия.

С целью обсуждения вопросов, связанных с проведением судебного расследования по делу С. Хусейна, С.Челаби и М.Рашдан договорились о проведении встречи в Вене в конце июля. С. Челаби также намерен выяснить — каким образом адвокаты собираются защищать С.Хуcейна в случае, если Т. Азиз будет давать против него показания. После встречи в Париже в средине июля с французскими членами адвокатской группы защиты С. Хусейна М. Рашдан направится в Вену, затем в Рим.

По некоторым данным, С. Хуcейн доставлен в Катар, где ему, очевидно, будет предоставлена возможность встретиться со своими жёнами — Саджидой (первая) и Самирой (вторая). До сих пор неизвестно — где и когда адвокаты Саддама смогут с ним встретиться. Обращения адвокатов к С.Челаби с просьбой обеспечить встречу с подзащитным в Ираке или за его пределами (Швейцария, Австрия) или освободить его под залог встречают категорический отказ.

Привлекает внимание и то обстоятельство, что в состав группы адвокатов С.Хусейна вошла также старшая дочь ливийского лидера адвокат Аиша Каддафи. Дочь ливийского лидера, получила юридическое образование в Великобритании и Франции. Ливийский университет в городе Ат-Тархуна присвоил ей докторское звание. В 2000 г. Аиша посетила Ирак во главе ливийской делегации и была принята С. Хусейном, которого после этой встречи стала называть «дядей».

По некоторым данным, ливийский лидер М. Каддафи решил оказать материальную и финансовую поддержку группе арабских адвокатов, которые намереваются защищать С. Хусейна. С этой целью в Триполи создан специальный фонд, в который, как ожидается, будут поступать взносы от неправительственных организаций из различных стран. В то же время, Аиша Каддафи заявила, что участие ливийских адвокатов в защите С.Хусейна осуществляется исключительно на общественных началах и не имеет отношения к официальной позиции Ливии по этому вопросу. Следует отметить, что во время длительного судебного процесса в Международном Суде в Гааге над двумя ливийцами, которые обвинялись в подрыве пассажирского самолета „Пан-Америкен” над шотландским городком Локерби в декабре 1988 года, ливийские адвокаты получили значительный опыт, который будет использован ими в процессе над Саддамом. Сообщается, что в начале июля трое иорданских дипломатов и адвокат М. Рашдан побывали в Ливии, где встретились с Аишой Каддафи.

Сообщается, что в начале июля в Каире состоялось заседание Союза арабских адвокатов, в ходе которого была принято „тайное” постановление о нецелесообразности защиты С.Хуcейна в иракском Специальном трибунале, поскольку, по мнению арабских адвокатов, в условиях оккупации Ирака этот трибунал является незаконным. Председатель союза иорданских адвокатов Х. Маджали поддержал это решение Союза. Однако иорданские адвокаты, которые намереваются защищать Саддама, расценили решение Союза как попытку уклониться от его защиты. Кроме того, в заявлении Союза арабских адвокатов утверждается, что генеральный директор иракского Специального трибунала С. Челаби в свое время сотрудничал с адвокатами Израиля, который формально находится в состоянии войны с Ираком. В заявлении Союза отмечается, что С.Челаби тесно сотрудничает с Пентагоном и «приписан» к одному из судов Нью – Йорка. В то же время президент Союза арабских адвокатов Ибрагим Самлаки отметил, что он не будет возражать против направления делегации арабских адвокатов в Ирак для встречи с С. Хусейном и получения от него поручения на его защиту.

В Египте также создан комитет по защите С. Хусейна. Его председателем стал адвокат Абдель-Халим Мансур, который ранее защищал в суде интересы ряда религиозных экстремистов.

Председатель союза адвокатов Ирака Камаль Хамдан заметил, что первое заседание суда, во время которого С.Хусейну были предъявлены обвинения, происходило с нарушениями действующего судопроизводства. Согласно иракским законам, обвинения должны предъявляться тремя судьями, а не одним. Кроме этого, обвиняемый должен предстать перед судом в присутствии своего адвоката, чего в действительности не было. Относительно желания некоторых арабских адвокатов принять участие в судебном процессе, К.Хамдан отметил, что для этого нужно получить согласие иракского союза адвокатов, который он возглавляет, а также разрешение со стороны министра юстиции Ирака. По его словам, на данное время союз не получил ни одного официального обращения от какого-либо адвоката из Ирака или за его пределами с просьбой на разрешение принимать участие в защите С. Хусейна.

Известный французский адвокат Жак Вержье (80 лет), который собирается принимать участие в защите С.Хусейна, намеревается „вызвать” на суд министра обороны США Д. Рамсфельда и бывшего госсекретаря Г. Киссинджера в качестве свидетелей на процессе С. Хусейна. Ж.Вержье утверждает, что США и Великобритания в 80-х годах поставляли оружие массового поражения в Ирак. Относительно массовых захоронений, то по мнению Ж.Вержье, это преимущественно жертвы блокады Ирака. Ж.Вержье известен тем, что брался защищать таких „безнадежных” преступников, как бывший руководитель лионского гестапо Клаус Барбье и известный террорист Ильич Санчес Родригес („Карлос”), дела которых не давали никаких оснований рассчитывать на оправдательный приговор.

Согласно сообщению газеты Washington Times, единственный американский адвокат С. Хусейна Кертис Добблер обратился в Верховный суд США с требованием признать содержание своего подзащитного под стражей незаконным. По мнению этого адвоката, его подзащитного незаконно лишают возможности общаться с адвокатами. Добблер утверждает, что иракские власти нарушают несколько международных законов и Пятую поправку к Конституции США, которая закрепляет за каждым человеком право «не быть лишенным жизни, свободы или имущества без вердикта суда».

Сообщается, что апелляция Добблера может быть рассмотрена не ранее, чем через три месяца. Не исключено, что Верховный суд США вообще может отказаться от рассмотрения дела под тем предлогом, что на некоторых документах, представленных Добблером, нет подписи Хусейна.

Позиция иракцев

Отношение к С. Хуcейну со стороны рядовых иракцев неоднозначно. Для некоторых из них С. Хусейн будет оставаться символом независимого и сильного Ирака, а разговоры о его преступлениях воспринимаются ими как выдумки злопыхателей. Свыше 30 лет нынешнее поколение взрослых иракцев жило с С.Хусейном, харизма которого стала неотъемлемой частью их бытия. На протяжении этих лет его ежедневно показывали по телевидению и ни одна газета не могла выйти без портрета „отца нации”. За годы правления С.Хусейна, особенно в 70—80-х годах, в Ираке был значительно повысился уровень жизни. В иракском обществе существовала определенная социальная защищенность. Все было как в СССР в годы сталинизма — максимум порядка (лагерной дисциплины) и минимум демократии. Невзирая на террор против определенной части населения, большинство иракского населения жило в более или менее приличных материальных условиях.

Согласно последним опросам, большинство иракцев надеется, что суд на Саддамом будет публичным. Все хотят узнать о тайнах и преступлениях прежнего режима, получить убедительное подтверждение их совершения. В частности, иракцы хотят знать на самом ли деле были такие преступления, которыми можно оправдать оккупацию Ирака. Большинство из них считает, что нынешнее временное правительство является нелегитимным и не имеет права выносить окончательный приговор Саддаму. По их мнению, это может сделать лишь следующее правительство, которое в 2005 году будет назначено всенародно избранным парламентом.

Один из соратников радикального шиитского лидера Муктады ас-Садра имам Хафаджи в своей проповеди в первую пятницу июля заявил о необходимости вместе с Саддамом судить также американскую администрацию. Другой шиитский имам шейх Раид аль-Казими назвал адвокатов Саддама „наемниками”, угрожая им расправой, если они осмелятся прибыть в Ирак для защиты бывшего иракского президента. Каждую пятницу после молитвы на улицах шиитских городов Неджеф и Карбела появляются сотни иракцев с транспарантами, на которых написано : „Смерть безбожнику Саддаму от рук иракцев!”. Периодически подобные демонстрации происходят также и в курдском городе Халабджа.

В то же время в иракских городах где преобладает сунитское население, демонстранты выражают поддержку Саддаму, выкрикивая лозунги: „жизнью и кровью присягаем тебе, Саддам!”, “Весь Ирак поддерживает Саддама — гордость страны!”. В родном городе Саддама Тикрите, начало суда над ним вызывало большую печаль среди его жителей.

В политических кругах, близких к нынешнему иракскому правительству, опасаются, что Саддам может использовать скамью подсудимых в качестве политической трибуны, с которой будет призывать к борьбе против «американских агрессоров и их иракских марионеток». Это может спровоцировать новую волну насилия и беспорядков.

По сообщению представителей иракского МИДа в начале июля американские войска предотвратили попытку нападения сторонников С. Хусейна на тюрьму на территории международного аэропорта на окраине Багдада, в которой он содержится. Сторонники Саддама планировали инспирировать массовые беспорядки и вооруженные столкновения в прилегающих к аэропорту районах с целью отвлечь внимание американцев от штурма здания тюрьмы. С.Хусейна планировалось освободить и спрятать в безопасном месте. Нападение на тюрьму удалось предотвратить благодаря системе раннего оповещения.

По сообщениям арабских газет, суд над Саддамом вызывает сочувствие к нему не только в Ираке, но и среди „ улицы” в других арабских странах, поскольку простые арабы расценивают этот суд как унижение Ирака и всей арабской „уммы”, то есть всех арабских народов. Ссылаясь на хаос и отсутствие безопасности в стране после устранения Саддама от власти, некоторые иракцы оправдывают диктатуру С.Хусейна тем, что такой страной как Ирак можно управлять лишь „железной рукой”.

Мнение политиков и экспертов

Во время недавней встречи в Париже президент Франции Ж. Ширак и премьер-министр Италии С. Берлускони заявили, что Саддама должен судить иракский суд. Официальный Париж считает, что нет оснований подвергать сомнению законность иракского суда, поскольку „Ирак возобновил свой суверенитет”. Вместе с тем, официальный Париж выступает против смертной казни Саддама.

По мнению госсекретаря США К.Пауэлла, Саддама следует судить, теоретически допуская, что он является невиновным. По его мнению, Ирак получил шанс осуществлять настоящее судопроизводство, которого не было в Ираке на протяжении длительного времени.

Вновь назначенная Уполномоченная ООН по правам человека Луиз Орбор (в прошлом прокурор по делам военных преступлений) призвала мировое содружество следить за процессом над С.Хусейном с тем, чтобы он был справедливым. В то же время она не поддержала призывы активистов в сфере прав человека направить в иракский суд международных наблюдателей, чтобы предотвратить превращение судебного процесса над С.Хусейном в акцию возмездия.

В статье газеты „Нью-Йорк Таймс” от 2 июля отмечается, что суд должен начаться лишь после избрания законного иракского парламента. По мнению газеты, проведение суда до этого момента может быть полезным для временного иракского правительства или для переизбрания Дж.Буша, однако “он не будет справедливым”.

Известный российский политолог Георгий Мирский считает, что «Хусейна с полным правом можно назвать палачом иракского народа, но, подходя строго юридически, эти преступления трудно доказать”. Проводя аналогию с судьбой лидеров гитлеровской Германии, Г.Мирский считает, что если бы Гитлер предстал перед трибуналом в Нюрнберге, он был бы приговорен к казни потому, что его режим был признан преступным, хотя сам лично он никого не расстреливал и не пытал. По его мнению, это ожидает и С.Хусейна, режим которого также будет признан иракским судом преступным.

Ожидается, что суд на Саддамом и его пособниками будет длиться не один месяц и начнется не раньше следующей весны, поскольку на следственный процесс уйдет много времени. К началу суда следователи должны рассмотреть 160 тысяч документов. В Багдаде понимают, если будет торопливо объявлен смертный приговор С. Хусейну, то это может подорвать и без того слабое доверие к новой иракской власти. Поэтому, скорее всего, этот процесс будет происходить медленно. Представители иракского правительства надеются, что, знакомясь ежедневно в течение долгих месяцев с перечнем преступлений саддамовского режима, иракцы должны постепенно привыкать к мысли о неотвратимости и законности сурового наказания С. Хусейна.

Некоторые политические деятели Ирака, в частности один из лидеров курдов Джалаль Талабани, выступает против смертного приговора для С.Хусейна. Некоторые иракские политики считают, что С. Хуcейна нельзя казнить хотя бы как источник информации по истории новейшего Ирака, поскольку он был причастным ко всем более или менее важным событиям страны на протяжении последних 40 лет.

Ожидается, что в процессе суда над Саддамом так или иначе будут возникать вопросы законности оккупации Ирака, законности новой власти в этой стране, роли ООН и мирового содружества в стабилизационных процессах у Ирака, статуса разных течений иракского движения сопротивления. Это также будет суд над всеми арабскими режимами, которые не смогли навести порядок в своем „арабском доме” без иностранного вмешательства.

Саддам вступил в свой последний бой, в котором он неминуемо получит сокрушительное поражение. И он это знает. Однако, он будет бороться до конца, потому что сдаться, потерять свой привычный имидж «героя арабизма» и признать себя виновным для него хуже смерти. Для таких людей как Саддам, не столь важно кто они есть в действительности, более важным для них есть то, что о них думают и как их воспринимают окружающие. Это похоже на театр одного актера, в котором актер одновременно является придирчивым зрителем самого себя. Ведя свой безнадежный бой, Саддам надеется получить шанс записать свою последнюю страницу в истории Ирака и умереть побежденным но непокоренным. Если Саддам получит возможность беспрепятственно защищаться и даже выдвигать контробвинения, он сможет выступать в роли „борца против американской оккупации» и ради этого значительная часть иракцев будет готова закрыть глаза на его преступления против их соотечественников на протяжении прошлых десятилетий. Ведя свой последний безнадежный бой, Саддам получит шанс остаться в памяти своих соотечественников и всех арабов „гордым и несокрушимым иракским лидером, который сложил голову в неравной борьбе против американского империализма”. Другой вопрос — дадут ли ему это сделать и доживет ли он до дня, когда ему будет вынесен окончательный приговор суда?

44.75MB | MySQL:110 | 0,802sec