Россия и США после войны в Ираке

Мы постепенно привыкаем к иракскому конфликту, который начался 20 марта 2003 года, через полтора с небольшим года после совершенных международными террористами 11 сентября 2001 года масштабных террористических актов в Нью-Йорке и в Вашингтоне. Военно-политическое руководство США и Великобритании совместно со своими союзниками начали тогда военную операцию в Ираке, названную этим альянсом «Шок и трепет». Она изначально нацеливалась на свержение режима Саддама Хусейна и правящей партии Баас, установление контроля над вторым по значимости в мире нефтяными полями Ирака, проведение принудительной «демократизации» этой страны по американским лекалам, правилам и рецептам. Геополитическое значение иракского конфликта исключительно велико. Стало ясно, что для США оно было связано с претензиями на единоличное лидерство, ради его достижения Америка способна была идти на самые большие риски. Речь шла не о будущем Ближнего Востока, не о войне с террором. Речь шла о той роли, которую США намерены играть в XXI веке. Это подтверждает текст ежегодного послания президента США Джорджа Буша, выступившего в Конгрессе США 21 января 2004 года, в котором он достаточно резко заявил, что США не будут колебаться и спрашивать разрешения и поддержки у других стран, когда дело будет касаться национальных интересов Соединенных Штатов. Америка готова при необходимости действовать в одиночку, не считаясь ни с кем. Позиция эта возведена в ранг государственной, и президент не намерен от нее отходить.

До вторжения в Ирак почти в течение года в Совете Безопасности ООН шли навязанные американцами напряженные дискуссии вокруг возможной роли Багдада в поддержке международного терроризма, выполнения иракским руководством резолюций СБ ООН по вопросам ликвидации и не возобновления разработки и производства оружия массового уничтожения (ОМУ), соблюдения его лидерами других условий послевоенного урегулирования после предыдущей войны 1991 года «Буря в пустыне». Международное сообщество тогда не получило практически никаких доказательств виновности Багдада по всем пунктам обвинения, предъявленных Вашингтоном и Лондоном .

После скоротечной войны положение в Ираке внушало больше оптимизма, чем пессимизма, но, увы, с каждым новым терактом, который уже ассоциируется не с заурядным терроризмом, но с началом массированного сопротивления, оптимизм этот постепенно истощался. Все больше политиков и специалистов стали видеть в Ираке долговременный негативный фактор мировой политики. 1

То, что происходит сейчас в Ираке и ближневосточном регионе в целом после начала американо-британской агрессии, возможные перспективы послевоенного урегулирования, — все это является важнейшим политическим фактором начала третьего тысячелетия. Саму по себе агрессию необходимо отнести к категории наиболее значимых действий, направленных на очередной передел мира и завоевание господства в регионе, позволяющем доминировать в Евразии и контролировать развитие обстановки на континенте.

После официального окончания военных действий в мае прошлого года, несмотря на незначительную интенсивность, по мнению американцев, партизанского движения число жертв, в том числе и среди американских военнослужащих продолжало расти. По сведениям министерства обороны США, с начала войны в этой стране погибли ( на 4 июля с.г.) 858 американских военнослужащих. Из них жертвами так называемого «вражеского огня» стали 636 солдат, 222 человека погибли в результате инцидентов, не связанных с нападениями иракских боевиков. Жертвами военных действий стали также 58 британских солдат, 18 итальянских военных, 8 военнослужащих из Испании, 7 украинских солдат, по 6 из Болгарии и Польши, трое из Словакии, двое из Таиланда, по одному из Дании, Сальвадора, Нидерландов, Эстонии, Латвии и Венгрии. 2

Ситуация, складывавшаяся к первой годовщине окончания официальных боевых действий в Ираке потребовала от мировой общественности активного поиска взаимоприемлемую модель иракского урегулирования.

Оккупационные державы возлагали большие надежды на то, что начавшийся под влиянием мировой общественности процесс политической стабилизации переломит не утихающее насилие в стране. Вашингтон и Лондон приветствовал принятие 8 марта проекта временной конституции Ирака. Она вселила надежду на ускорение процесса политического и экономического обустройства страны. Этому важному событию предшествовала острая полемика между основными иракскими политическими течениями – арабами-суннитами, шиитами, курдами-автономистами, а также представителями американской администрации, по ключевым вопросам. Все эти разногласия накаляли обстановку в стране и могли привести к непредсказуемым последствиям. Все-таки эти споры были урегулированы, и подписанный 25-страничный документ временной конституции Ирака был опубликован на арабском и английском языках.

Система правления в новом Ираке будет республиканская, федеративная и плюралистическая. Федерализм основывается на географических и исторических принципах и разделении властей, а не на этничности или сектантстве. Иракская армия будет подконтрольна иракскому гражданскому политическому командованию. Ислам будет основной государственной религией и рассматривается как одна из основ законодательства. Закон уважает мусульманскую идентичность большинства иракского народа и гарантирует свободу вероисповедания и отправления обрядов. Официальными языками являются арабский и курдский. В стране провозглашается равноправие. Курдское региональное правительство признается официальным региональным правительством в рамках Ирака и продолжит исполнять большинство функций, осуществлявшихся им ранее. Выборы провинциальных советов и в Курдскую национальную ассамблею состоятся одновременно с выборами в Национальную ассамблею, не позднее 31 января 2005 года.

Само отсутствие Основного закона, регламентирующего внутриполитическую жизнь страны, не позволяло приступить к практическому осуществлению реформ. Окончательный текст документа был одобрен главой американской администрации Полом Бремером. Ожидается, что временный основной закон страны будет заменен постоянной конституцией Ирака на избранной Национальной ассамблее.

Времени на споры о сроках передачи власти новому временному правительству оставалось мало. 30 июня 2004 года американцы намеревались передать власть иракцам. Эта тема в конце мая была главной на переговорах министра иностранных дел России С.Лаврова в Вашингтоне, где он встречался с коллегами из восьмерки ведущих индустриальных государств во главе с США. В эти же дни об Ираке говорила в Москве помощник президента США Кондолиза Райс. Она встречалась с президентом России В.Путиным, которому привезла послание от Джорджа Буша.

Американцам было нужно не просто передать власть в руки иракцев, но и получить на это одобрение международного сообщества. В России предполагали, что быстрый вывод иностранных войск может грозить Ираку хаосом междоусобицы, поэтому не возражала против пребывания в стране после передачи власти временному иракскому правительству международных сил. Однако это уже не должны быть оккупационные силы, и Москва хотела максимально четко определить их мандат, задачи, механизм подотчетности ООН и срок пребывания в стране.

16 мая Кондолиза Райс заявила, что у США и России «есть общее понимание того, как двигаться вперед». Она обещала оперативно ознакомить Москву с американским проектом резолюции, что свидетельствовало о том, что Вашингтон не торопится, а готов досконально все проработать с учетом позиции Москвы, обладающей правом вето в Совбезе ООН. Глава МИД РФ С.Лавров подчеркнул, что резолюция сейчас не является первостепенной проблемой, — куда важнее выработать концепцию иракского урегулирования после передачи власти временному правительству. Москва высказывалась за созыв до передачи власти иракцам международного форума с участием всех политических сил, в том числе оппозиционных сил Ирака, а также соседних государств и членов СБ ООН. 3)

7 июня США и Великобритания представили в ООН новый проект резолюции по Ираку с учетом части пожеланий России и Франции, недовольных первоначальным вариантом. Уже на следующий день резолюция, текст которой успели поменять четыре раза, была принята, после того, как американская сторона согласилась предоставить временному правительству Ирака право в любой момент потребовать от американских войск покинуть Ирак.

Резолюция ООН № 1546, принятая единогласно 15 членами Совета Безопасности 8 июня, зафиксировала положение о возвращении Соединенными Штатами Ираку «полного суверенитета». Принятая резолюция предусматривала, что мандат многонациональных сил в Ираке будет считаться исчерпанным после завершения политического процесса или в 2006 году, если народ Ирака обратиться с такой просьбой. Самой большой уступкой со стороны США было принципиальное согласие на то, чтобы иракцы сами управляли своими силами безопасности. Принятая резолюцию устаивала большинство стран, в том числе и арабских. Между тем, резолюция предусматривала и присутствие в стране многонациональных сил по поддержанию мира, что само по себе, ограничивает суверенитет Ирака. Поэтому в резолюции отмечено, что иракское правительство будет иметь право пересмотреть мандат и сроки их пребывания в стране. Хотя резолюция по Ираку была существенно скорректирована предложениями России, Франции и Германии, все же она в значительной мере отражает интересы США и, прежде всего, в рамках предоставления им возможности проводить более гибкую политику в Ираке, фактически навязывая последнему свой протекторат. Однако последние события в Ираке показали, что консенсус между ключевыми державами не способствовал снижению уровня насилия. Только за последний месяц в результате серии взрывов и терактов в Ираке погибли около ста человек и еще несколько сотен получили ранения. 4)

Уже второй раз за какие-то полтора десятилетия перспективы международной политики зависит от ситуации в Ираке. В 1990 году, «на излете» биполярного мира, первая иракская война сплотила мировое сообщество, породив на всех континентах ощущение окончательной победы права над грубой силой. В 2003-2004 годах вторая иракская война расколола его, заставив многих усомниться в том, что военная мощь перестала быть единственным источником глобальной легитимности.

Однако спустя немногим более года после триумфального входа американцев в Багдад главной задачей стало считаться обеспечение, по крайней мере, не слишком унизительного выхода оттуда. Этот факт не имеет аналогов в американской истории — после оккупации Германии и Японии, после действий предпринятых в Югославии и даже после вторжения во Вьетнам вывод американских войск не создавал глобальных проблем и был завершением операции. В Ираке США объявили своей задачей создание стабильного и демократического государства, и критерием успеха может быть только стабильность в послевоенной стране и установление демократической власти. Исход американцев рассматривается не как финал, а как завершение одной из фаз ближневосточной операции. Поэтому, рассуждая о стратегии выхода, лидеры США имеют в виду стратегию сохранения своего присутствия, не омрачаемого нынешними людскими потерями и финансовыми тратами. Сейчас в Ираке находится 155 тысяч военнослужащих сил коалиции, в том числе 135 тысяч американцев. По просьбе главы центрального командования генерала Джона Абизаида, верховный главнокомандующий США пообещал увеличение этого контингента на 2 пехотных бригады, или 10 тысяч военнослужащих. Однако вопреки призывам Буша увеличить также иностранное участие, в ряде стран звучат настойчивые призывы отозвать свои войска. Правительство Испании уже вывели свои войска, а Филиппинское руководство уже рассматривает вопрос о выводе своих войск (немногочисленный контингент – чуть больше 50 солдат) к 20 августа. В болгарском контингенте 15 солдат подали рапорт об отзыве на родину.

Ставка на расширение «зоны демократии» теперь для американцев также выглядит проигрышной. Вторгшись в одну из немногих стран Ближневосточного региона, где существовал централизованный светский режим, США уже породили всплеск религиозного фанатизма, равно как и усиление этнического и конфессионального сепаратизма. Ни то, ни другое не способствует становлению демократии западного типа. 5)

У США нет стратегии выхода из Ирака, но у них нет и искреннего намерения уходить оттуда.

24 мая президент США Джордж Буш выступил с речью, в которой изложил план администрации по обустройству Ирака после передачи власти иракцам, которая должна была произойти 30 июня. «Ирак переживает критический момент, так как террористы стараются, во что бы то ни стало, помешать передаче власти иракскому правительству» — заявил Буш и сообщил пять пунктов своего плана: «Безусловная передача власти иракскому правительству, помощь США в поддержании безопасности в Ираке, продолжение восстановления страны, международная поддержка Ирака и проведение выборов». В состав высшего иракского руководства, подчеркнул американский президент, войдут президент, два вице-президента, премьер и 26 членов кабинета. Это будет полностью суверенное правительство Ирака, особо отметил Буш. «135-тысячный контингент американских войск останется в Ираке на такой срок, какой будет нужен. Если генералам будет необходимо увеличить численность войск в Ираке, я это сделаю». Такое решение он обосновал необходимостью поддержания безопасности в Ираке и обучения 260 тысяч иракских военнослужащих, полицейских и других сотрудников силовых ведомств. «За прошедший год, отметил Буш, удалось добиться многого: строятся больницы, мосты, система связи и восстанавливается подача электроэнергии. Добыча нефти в Ираке достигла 2 миллионов баррелей в день и за год принесла иракскому народу более 6 миллиардов долларов». Сроки проведения выборов в Ираке остаются, по заверению президента США, неизменными, а за процедуру отвечает ООН. «К осени временная национальная ассамблея Ирака разработает новую конституцию страны и проведет референдум по ее принятию. Выборы состоятся зимой 2005 года». 6)

1 июня в Ираке было сформировано временное правительство. Новым президентом страны утвердили суннита 45-летнего Гази аль-Явара — нынешний председатель Временного управляющего совета Ирака (ВУСИ), назначены также два вице-президента. Один из них представитель курдов, второй – шиит. Премьер — 58-летний шиит Айяд Аллауи — врач-невропатолог, бывший функционер партии Баас, учившийся с 1971 года в Лондоне. В 1979 году отказался вернуться в Ирак и начал собирать вокруг себя противников режима. В 1990 году он создал в Лондоне партию Иракское национальное согласие (ИНС), включавшую бывших офицеров иракской армии и функционеров партии Баас. Перешедший в оппозицию к Саддаму, он боролся с ним при помощи ЦРУ и МИ-6. В 1996 году при поддержке ЦРУ ИНС пыталось организовать переворот в Ираке, но заговор был раскрыт, а многие сторонники Аллауи казнены. После свержения Саддама Аллауи резко критиковал действия оккупационных властей, в частности, роспуск иракской армии и чистку госаппарата от баасистов. Несколько месяцев он провел на смотринах в Вашингтоне.

Гази аль-Явар принадлежит к племени Шаммар, крупнейшему в Ираке, объединяющий как суннитов, так и шиитов, более того, крайне дружественный курдам и христианам. Он учился на инженерном факультете в США (в Университете Джорджа Вашингтона) и большую часть жизни провел в Саудовской Аравии, где возглавлял телекоммуникационную компанию и имел сеть магазинов по продаже мобильных телефонов. После падения режима Саддама Хусейна вернулся на родину и активно занялся политикой, опираясь на свой клан и приобретенные в Саудовской Аравии связи. Он вошел во Временный управляющий совет, а когда 17 мая в Багдаде был убит его председатель Изеддин Салим, на это место назначили Гази аль-Явара: сработал принцип ротации, остальные более влиятельные члены совета попредседательствовали еще раньше. Таким образом, Аль-Явар просто оказался в нужное время в нужном месте — он председательствовал в совете, когда в конце мая глава временной гражданской администрации США в Ираке Пол Бремер стал срочно формировать новое правительство. Но несмотря на то, что Гази аль-Явар является креатурой американцев, он уже после назначения президентом был недоволен той ролью, которую ему отводит американское руководство. Аль-Явар неоднократно критиковал США за неспособность обеспечить безопасность в оккупированной стране, одновременно осуждал насилие против оккупантов. Он считает, что временному правительству необходим полный суверенитет. 7)

Немного раньше, 28 мая был обнародован предварительный список нового кабинета. Действующий министр иностранных дел курд Хошияр Зибари станет министром обороны, его место займет другой курд — Бахрам Салех. Министерство нефти возглавит Самир аль-Габдан, который назначен на этот пост сразу после падения власти Саддама Хусейна. Главой МВД станет суннит Самир ас-Зумейди, а министром финансов — шиит Абель Абдуль Махди.

Впрочем, при любом составе формируемое ныне правительство будет временным — оно должно закончить существование после всеобщих выборов в январе 2005 года. 8)

Накануне передачи власти в Ираке в стране началась настоящая кровавая вакханалия. Взрывы автомобилей, уносящие сотни жителей, захват иностранных заложников и их последующая устрашающая казнь – эта цепь терактов была направлена, чтобы сковать действия нового правительства.

Ирак неожиданно посетил заместитель главы Пентагона Пол Вульфовиц — один из главных идеологов операции по смещению Саддама Хусейна. Большую часть времени он провел в беседах с сотрудниками военной разведки, армейским командованием, а также служащими местного отделения ЦРУ. Они нарисовали гостю самую безрадостную картину, складывающуюся в Ираке.

Сопротивление оккупации не ослабевает, число терактов растет день ото дня, как и число похищений людей , а без того невысокий авторитет временного правительства неуклонно снижается. Кроме того, спецслужбы США пришли к выводу, что в рядах движения сопротивления произошли существенные изменения. Исламские радикалы окончательно взяли верх над сторонниками бывшего иракского режима, подчинив их себе. Судя по всему, именно в ходе визита Вулфовица и было принято решение о переносе даты передачи власти. Не трудно было догадаться, что к 30 июня готовились не только официальные власти, но и исламские радикалы, уже продемонстрировавшие свою силу несколькими кровавыми терактами. Так что перенос процедуры был вызван, скорее всего, соображениями безопасности. Американцы передали власть на два дня раньше, чем предполагали – 28 июня. Неожиданность передачи власти стала не только для иракцев, но и для ближайших союзников США. 9)

«Это исторический день для всего народа Ирака. Мы чувствуем, что в силах справиться с ситуацией и возложенной задачей, а также обеспечить безопасность в стране. Перенос процедуры на два дня раньше лишь подтверждает это», — заявил премьер Алауи сразу после процедуры передачи власти. Между тем изменения в первоначальных планах означает скорее не силу правительства Ирака, а его слабость.

Таким образом, на первый взгляд событие 28 июня не окажет принципиального влияния на ситуацию в Ираке. Произошла простая смена декораций. Пол Бремер был так рад, что сбросил со своих плеч груз ответственности, который носил последний год, что не стал задерживаться в Багдаде ни на день. Бывший глава американской гражданской администрации в Ираке отправился в аэропорт, проигнорировав церемонию присяги иракского правительства. Напоследок он передал иракскому руководству просьбу американского лидера о восстановлении дипломатических отношений между Вашингтоном и Багдадом. Красивый жест, призванный потрафить самолюбию новых иракских властей, подчеркивая их полную самостоятельность в принятии решений. Правда, решение о восстановлении дипотношений и разрешение открыть в Багдаде американское посольство вновь ведет иракцев к потере самостоятельности. Роль главного управляющего Ираком в ближайшее время возьмет на себя новый посол США в Багдаде Джон Негропонте.

Новый посол США в Ираке Джон Негропонте за долгие годы дипломатической службы доказал, что не гнушается никакими средствами ради достижения поставленной цели. Ему уже доводилось сталкиваться со многими существующими сейчас в Ираке проблемами при работе в других странах — в первую очередь во Вьетнаме и Гондурасе. В самый разгар войны во Вьетнаме, сын эмигрантов из Греции, говорящий по-вьетнамски, отличился на посту советника посольства США в Сайгоне. За этим последовало первое серьезное назначение для молодого амбициозного дипломата — он стал помощником Генри Киссинджера, тогда советника президента по национальной безопасности. Его звездный час пришелся на 1980-е годы — президентство Рональда Рейгана, который не гнушался никакими методами, чтобы предотвратить «покраснение» Центральной Америки. Джон Негропонте стал в 1981 году послом США в Гондурасе — одном из главных тогда союзников США в регионе. Усилиями американского посла военная помощь Гондурасу к 1984 году увеличилась с 4 миллионов до 77,4 миллионов долларов. Такое вливание было сочтено необходимым ввиду опасного соседства с Никарагуа, где правили сандинисты. Он тогда стал известен, как «посол недоброй воли», пособничавший созданию отрядов смерти и нарушению прав человека в Центральной Америке.

Он возглавит крупнейшее в мире американское посольство со штатом в 1700 человек, из которых 1000 составят американские специалисты. По сути, это будет не посольство, а теневое правительство Ирака, более могущественное, нежели официальное. Правда, теперь руководству Ирака будет позволено намного больше, чем оккупационным американским и британским силам. Действия коалиционных войск, которые вызывали раньше гнев мирового сообщества, взятые на вооружение самими иракцами, будут выглядеть вполне органично. 10)

Премьер Алауи уже объявил, что подготовил план стабилизации ситуации в стране. По сведениям иорданской газеты «Араб аль-Яум», речь, в частности, идет о намерении ввести чрезвычайное положение в десяти городах к западу от Багдада. По всему Багдаду будут проведены массовые кампании по изъятию оружия у населения и выявлению лиц, причастных к диверсиям. Кроме того, ожидается еще большее ужесточение режима въезда в Багдад, перевод учреждений на укороченный график работы, а также временное закрытие границ с соседними странами.

Новое правительство поспешило отрапортовать о первых успехах. Премьер Айяд Аллауи заявил, что девять негосударственных вооруженных формирований страны общей численностью 100 тысяч бойцов уже обещали сложить оружие и либо вернуться к мирной жизни, либо влиться в состав иракской армии и органов безопасности. В рамках программы, на которую кабинет даст около 200 миллионов долларов, сдавшиеся получат пенсии, социальные пособия и помощь в знак признания их заслуг в свержении Саддама Хусейна. Большинство формирований-участников соглашения контролируются партиями, представители которых вошли в состав нового правительства и не участвовали в столкновениях с войсками коалиции. В списке подписавших соглашение с правительством значатся отряды Демократической Партии Курдистана, Патриотического Союза Курдистана, Верховного совета исламской революции в Ираке (ВСИРИ), Иракского национального согласия, Иракского национального конгресса, Иракской коммунистической партии и шиитской партии «Дава». Отказавшиеся подписать соглашение вооруженные отряды будут объявлены вне закона. Однако наиболее радикальные бойцы «Армии Махди» шиитского проповедника Муктады ас-Садра в городах Куфа и Неджефе и суннитские повстанцы в Фаллудже остались за рамками соглашения. Правда уже в середине июня президент Джордж Буш заявил, что не будет мешать радикальному шиитскому лидеры Муктаде ас-Садру заниматься политической деятельностью — это прерогатива правительства Ирака. Между тем временный президент Ирака Гази аль-Явар, обсуждавший с президентом США на последней встрече G8 проблему взаимоотношений новой власти с ас-Садром, считает, что будет только приветствовать, если Муктада ас-Садр займется легальной политической деятельностью и создаст свою партию. Но для этого, считает временный президент, ас-Садру придется распустить «Армию Махди».

Устав от войны сразу на несколько фронтов, командование США, похоже, решило привлечь к наведению порядка генералов-соратников Саддама Хусейна. Восстанавливать порядок, например, в городе Фаллуджи — одном из центров «суннитского треугольника», на который опирался режим Саддама, — будет генерал Салех Аббуд аль-Джабури, служивший прежнему режиму губернатором провинции Анбар, на территории которой и находится этот город. «Однако, прибегая к услугам бывших генералов, США рискуют расплодить в Ираке местных князьков, которые не будут подчиняться демократически избранному центральному правительству», считает Дэниэл Брамберг из Фонда Карнеги. 11)

Временная власть Ирака начала укреплять отношения с арабским миром. До принятия последней резолюции Совбеза ООН по Ираку Лига арабских государств (ЛАГ) не желала налаживать контакты с новой иракской властью. Теперь происходит «налаживание мостов» с государствами Персидского залива и укрепление отношений с ними: Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн, Кувейт и Иордания. Получены приглашения от Турции, Ирана, Румынии, Испании, а также России.

Однако иракское общество по-прежнему глубоко расколото, сопротивление не прекращается. Страна нестабильна. И это не может способствовать тому, чтобы Ирак предстал перед мусульманским сообществом образцом на пути демократизации Большого Ближнего Востока.

Официальные представители МИД России выражают последовательную позицию крайней заинтересованности в урегулировании ситуации в Ираке прежде всего политическим путем. Между тем, большинство россиян пессимистично оценивают перспективы стабилизации в Ираке. Так, по результатам всероссийского опроса с участием более чем двух тысяч граждан РФ, проведенного в июне исследовательским центром «РОМИР-Мониторинг», 65 % опрашиваемых считают неизбежным тот или иной военный вариант развития событий. Из них 29 % прогнозирует продолжение партизанской войны с международными воинскими частями, 14 % респондентов предвидят «начало гражданской войны за власть между различными иракскими силами». 11 % полагают, что «американцы и их союзники снова оккупируют Ирак и возьмут управление в свои руки». 17 % респондентов допускают мирное развитие событий в Ираке.

В целом же, говоря об урегулировании ситуации в Ираке, очевидно, что участие всего международного сообщества в прекращении иракского конфликта является единственно реальной гарантией сохранения территориальной целостности этой страны, урегулирования ситуации в международно-правовых рамках. Похоже, это понимают и сами американцы. Так, уже в июне этого года на ирландском саммите Евросоюз-США его участники заявили о необходимости усиления роли ООН в процессе восстановления Ирака и организации выборов в этой стране.

На последнем заседании 17 июня независимой комиссии, расследовавшей обстоятельства терактов 11 сентября 2001 года, был оглашен убийственный для президента США вердикт: Саддам Хусейн совершенно непричастен к этим терактам, никогда не был связан с «Аль-Каидой» и ничем не угрожал Америке. Однако американский президент продолжал гнуть свою линию, голословно настаивая, что он прав.

Помощь пришла к нему с неожиданной стороны. В тот момент, когда еще продолжалось заседание комиссии 11 сентября, агентство «Интерфакс» со ссылкой на «заслуживающий доверия источник в российском специальном ведомстве» сообщило, что выводы, сделанные комиссией, могут быть неверны. «Еще в начале 2002 года российской разведке стало известно, что спецслужбы Ирака готовили теракты на территории США, а также в отношении дипломатических и военных объектов США за их пределами. Эти сведения осенью 2002 года в устной и письменной форме неоднократно передавались американским партнерам». На следующий день на пресс-конференции саммита ЕврАзЭс президент РФ В.Путин подтвердил, что по данным российской разведки, официальные органы саддамовского режима готовили теракты на территории США и на американских объектах за границей.

Заявление российского лидера не могло не показаться странным, ведь до сих пор Россия занимала несколько иную позицию в иракском вопросе. Ни о какой опасности, исходившей от режима Саддама Хусейна, в Москве никогда не говорили. Более того, утверждали, что багдадский режим не несет угрозы миру, и вели с ним активные переговоры.

Чтобы сгладить впечатление от собственных слов, В.Путин заявил, что позиция России по поводу военной операции против Ирака не изменилась: «Есть определенные, предусмотренные международным правом процедуры, применения силы в международных делах, и эти процедуры в данном случае не соблюдались». Эти слова можно интерпретировать так: в деталях Россия с действиями США по-прежнему не согласна, но во многом они были оправданы. 12)

24 июня замглавы МИД РФ Ю.Федотов заявил, что перед войной у Саддама Хусейна могло иметься запрещенное оружие массового уничтожения, которое сегодня может оказаться в руках террористов. «Сейчас Ирак действительно стал притягательным магнитом для террористов всех мастей, и «Аль-Каида» чувствует себя в Ираке вполне комфортно. Поэтому угроза того, что компоненты и материалы, которые, возможно, еще остались в Ираке, могут попасть в руки международных террористов, высока». Таким образом, Россия признала, что у США были основания для нападения на Ирак. Москва неожиданно помогла Вашингтону – конкретно республиканцам и их президенту Бушу – накануне ноябрьских президентских выборов в США.

Заявление президента России, пишет The Washington Post, — не единственное свидетельство в пользу того, что Саддам укрывал и поддерживал террористов. Ранее американские войска захватили в Ираке Абуля Аббаса, убившего американского туриста Леона Клингхоффера во время захвата пассажирского судна в середине 80-х годов; Абу Мусаба аль-Заркауи, террориста, связанного с «Аль-Каидой», после ранения в Афганистане в начале 2002 года лечили в Багдаде. Общеизвестным фактом стало то, что Саддам выделял по 25 тысяч долларов семье каждого палестинского террориста-самоубийцы. У Саддама не было никаких моральных ограничений, если речь шла о возможности организовать теракт против американцев. Например, в 1993 году он пытался убить президента Буша-старшего во время его визита в Кувейт. Его режим принимал у себя Абдула Ясина, которого разыскивали в связи с терактом 1993 года во Всемирном торговом центре, в результате которого шесть человек погибли и около тысячи получили ранения. Итак, будем ждать, заключает газета, — возможно Путин сказал еще не все о террористических замыслах Саддама против Америки. Пока что его заявления поддерживают позицию президента Буша – оставлять Саддама у власти было бы опасно для Соединенных Штатов. 13)

Путин «оказался единственным из мировых лидеров, кто попытался помочь Бушу спасти лицо. Многие наблюдатели полагают, что Путин, говоря о «саддамовском терроризме, рассчитывал получить от Вашингтона поддержку по «чеченскому терроризму». Кроме того, Москва могла намекать на то, что готова оказать поддержку по иракской проблеме в обмен на особую роль», писала «Независимая газета» 14)

Наиболее значимое в процессе послевоенного устройства Ирака, — стремление США отстранить компании России, Франции, Германии и других стран, отказавшихся поддержать войну, от участия в восстановлении иракской экономики. Вряд ли от американцев можно было ожидать иного – не для того они пошли на силовую акцию по свержению прежнего правительства в обход действующих норм международного права, а затем создали специальный фонд, в который сами же внести основные финансовые средства, чтобы тратить свои деньги на работу иностранных компаний. Более того, очевидно и то, что Ирак традиционно опирался в своем экономическом развитии на Россию, Францию, Германию и другие страны. Переход же на американские стандарты потребует переподготовки огромного числа технических кадров и дополнительные финансовые расходы. К тому же многие виды техники и оборудования из России и Европы намного дешевле, чем их аналоги производства США.

В этом плане обращает на себя внимание формула, озвученная советником президента США по национальной безопасности Кондолизой Райс: Вашингтон за позицию по иракской войне должен наказать Францию, проигнорировать Германию, а Россию – простить.

Согласно оценкам экспертов, восстановление экономики Ирака обойдется примерно в 980 миллиардов долларов и займет около десяти лет. Таким образом, в целом американское руководство пересматривает свои подходы к проблемам привлечения партнеров по послевоенному восстановлению Ирака и рассчитывает, что второй транш контрактов на восстановление этой страны будет заключен со всеми желающими государствами. Среди претендентов на участие в восстановлении иракской экономики отмечаются компании Украины, Болгарии, Румынии и ряда других стран. Во время переговоров с министром внешней торговли Франции американцы заявили, что Франция сможет принять участие во втором туре тендера.

Позиция России основывается на богатом опыте и традициях, взаимовыгодных торгово-экономических связях

Что делать при всех этих вариантах России, которая оказалась на периферии «иракского вопроса»? Принять участие в борьбе за новую иракскую демократию она не в состоянии: не умеет, не может и не хочет. Поддерживать США в рамках антитеррористической коалиции? И без нее обойдутся. Видимо нам стоит позаботиться о том, чтобы хоть как-то да сохранить там свои конкретные корыстные интересы. Надо налаживать связи с новыми руководителями и восстановить, где возможно, экономические связи, в том числе в нефтедобывающей сфере, сберечь и «простимулировать» своих уцелевших сторонников среди новой элиты, поскольку среди высшей иракской номенклатуры осталось немало тех, кто мог бы на определенных условиях стать проводником российских интересов. 15)

При этом, очевидно, что роль России является одной из ключевых. Это объясняется тем, что Ирак традиционно и объективно относится к регионам, где национальные и особенно политические и экономические интересы России имеют давнюю традицию и обусловлены тем комплексом проблем в значительной мере, определяющих как безопасность южных границ России, так и ее статус как мировой или региональной державы. Поэтому именно Россия должна быть одним из наиболее значимых и заинтересованных государств в развитии ситуации в Ираке и его послевоенном устройстве. Шансы России выступить в роли посредника между США и Ираком теоретически имеются. Негативное отношение к американо-британскому альянсу в ликвидации режима Саддама Хусейна уже недавно довольно резко изменил президент России В.Путин. Тогда российский президент спасал американского перед предстоящими президентскими выборами в США. Главное, чтобы теперь в таком посредничестве были заинтересованы в Вашингтоне, а это уже труднее. Следует отметить, что в арабском мире в отношении России сегодня присутствуют большие ожидания в том плане, что именно она благодаря своей нынешней политике и потенциалу может стать определенным препятствием на пути утверждения гегемонизма одной державы. Что касается возможностей посредничества России между США и арабским миром, то, по мнению автора, вопрос об этом не стоит и не станет. России следовало бы очень аккуратно и избирательно подходить к вопросу сотрудничества с США. Нам следует активно задействовать весь национальный информационный потенциал для объективного информирования общества о состоянии и перспективах российско-иракских отношений и сотрудничества.

1) http||www.newizv| 2003.02.2; http||www.smi.ru| 2004.03.23
2) http||www.smi.ru| 2004.07.6
3) 17.05.04 «Время новостей»
4) 8.07.04. «Коммерсантъ»
5) 22.06.04 «Независимая газета»
6) 26.05.04 www.kommersant.ru
7) 31.05.04 «Ведомости»; 02.06.04 «Коммерсантъ»
8) 31.05.04 «Время новостей»
9) 29.06.04 «Коммерсантъ»
10) 29.06.04 «Коммерсантъ»
11) 30.04.04 «Ведомости»
12) www.kommersant.ru 21.06.04
13) http://www.inosmi.ru|translation|210499.html
14) www.ng.ru 2004.06.21
15) 1.03.04 «Независимая газета»

40.7MB | MySQL:92 | 0,934sec