Турецкая позиция по межсирийским переговорам в Астане

Результаты состоявшихся 23-24 января с.г. межсирийских переговоров  в Астане  получили достаточно скупое и сдержанное освещение в турецких СМИ – телевидении и прессе.

В фокусе турецких медиа в эти дни, в первую очередь, находятся итоги голосования в Меджлисе по пакету предложенных Партией справедливости и развития (ПСР) конституционных поправок, предусматривающих переход от парламентской к президентской республике. Равно как и всенародное голосование, которое, очевидно, состоится в апреле месяце. На фоне бурных обсуждений будущего страны астаниский процесс в Турции несколько потерялся и тот факт, что это была рабочая встреча министерского уровня и уровня спецпосланников не является достаточно веским объяснением, чтобы опустить до уровня сухих констатирующих обзоров событие, которое вполне может стать прорывной вехой в урегулировании сирийского конфликта.

Главным итогом для Турции следует считать тот факт, что она, вместе с Россией и с Ираном, вошла в тройку ведущих стран, вовлеченных в процесс сирийского урегулирования. В этом смысле стоит вспомнить ещё недавнюю ситуацию глубокого российско-турецкого кризиса, когда Анкара была полностью за бортом сирийского процесса и имела весьма ограниченный арсенал средств для влияния на ситуацию. Стремительное российско-турецкое примирение развернуло ситуацию на противоположную и вот Турция (а не Катар и Саудовская Аравия) со своей туркоманской оппозицией становится партнером по диалогу с правительством Башара Асада, Россией и Ираном как по режиму прекращения огня, так и по послевоенному устройству страны. Очевидным жестом в сторону Турции, который она также занесла себе в актив, следует считать отсутствие на переговорах в Астане сирийских курдов.

Процитируем комментарий, сделанный министром иностранных дел Мевлютом Чавушоглу, по итогам мероприятия: «Стороны обменялись мнениями относительно того, как укрепить режим прекращения огня и как его распространить на всю Сирию. Также стороны попытались обменяться мнениями относительно того, как будет выглядеть последующий политический процесс, даже если это и было сделано опосредованно. И здесь оппозиция, оппозиционные группы, как и ранее в Женеве, продемонстрировали очень зрелый подход и внесли на повестку дня Астаны свои соображения относительно будущего Сирии».

И далее: «По указанию нашего уважаемого президента Эрдогана и уважаемого Путина мы потратили большие усилия на то, чтобы обеспечить в Сирии режим прекращения огня, спасти людей в Алеппо и обеспечить переход к процессу политического урегулирования. Шаг за шагом мы движемся к нашим целям. Самое главное, что в Астане, представители режима и вооруженные группы, оппозиционные группы в первый раз собрались вместе, вокруг одного стола на открывающей /мероприятие/ встрече».

По итогам переговоров министр подтвердил приверженность Турции территориальной целостности Сирии, а также мирному урегулированию конфликта и отметил, что встреча в Астане является частью общего женевского процесса. Отдельно М.Чавушоглу с удовлетворением подчеркнул формирование двустороннего координационного механизма обеспечения прекращения огня между Россией и Турцией, с центрами в Москве и в Анкаре.

Каковы для Турции подводные камни ее возросшего влияния в сирийском урегулировании, как их видят турецкие обозреватели? Если оставить за скобки сам процесс, который лишь только начал оформляться, далеко не самым беспроблемным образом. Взять хотя бы заявление сирийского спецпредставителя Башара Джаафари, которого в Турции не особо цитировали, относительно того, что у Турции «слова расходятся с делами», и отметившего «отрицательную роль» Анкары в процессе и свой диалог с «врагами» по необходимости.

Во-первых, трехсторонний механизм Россия, Турция и Иран укрепляет, в первую очередь, российско-турецкую связку, а конкуренция между Турцией и Ираном за влияние как в Сирии, так и в регионе лишь возрастает. При этом Турция сделала подчеркнуто независимые шаги не только от своего «образцового» партнера США (представленного на встрече американским послом в качестве наблюдателя), но и от аравийских монархий – Катара и Саудовской Аравии. Понятно, что платой за это могут стать не только падение притока прямых иностранных инвестиций с Аравийского полуострова, но и рост террористической угрозы в стране.

Во-вторых, в центре турецких СМИ находится факт «недовольства» переговорами со стороны туркоманской оппозиции, прежде всего, в том, что касается присутствия Ирана в Сирии. И здесь турецкому руководству предстоит непростая работа для того, чтобы не утратить контроль над ситуацией. Вообще, турецкие претензии на лидирующие позиции в суннитском мире также могут оказаться под большим сомнением.

Во-третьих, тот факт, что Турция отказалась от годами продвигаемого руководством страны тезиса о том, что «сначала тиран и убийца Асад должен уйти» и лишь потом должно обсуждаться «всё остальное» некоторым образом может быть встречен глухим недовольством со стороны турецкого избирателя накануне критического для руководства страны референдума по конституционным поправкам. Впрочем, представляется, что умело работающий со своими сторонниками президент Турции Р.Т.Эрдоган вполне в состоянии с этим справиться. Тем более, что переговорный процесс не обещает быть простым, а турки на редкость «упёртые» переговорщики и всегда можно сделать акцент на своей непреклонности в «принципиальных вопросах».

Подводя черту отметим мнение турецких обозревателей о том, что вместо ранее поддерживаемых Анкарой «Братьев-мусульман» приходит новая парадигма – попытка создания в Сирии политического движения по образу и подобию Партии справедливости и развития. Таким образом, можно говорить о намерении Турции продвигать на 100% собственный проект в отрыве как от США (с которыми турки не могут договориться по курдскому вопросу), так и от аравийских монархий, со всеми сопутствующими рисками и угрозами. В числе которых стоит отметить и ту, что участие Турции в прямой военной операции на территории САР по мере роста потерь в турецкой армии, может оказаться, как весьма затратным, так и попросту непопулярным в стране.

62.63MB | MySQL:101 | 0,489sec