Американская реакция на межсирийские переговоры в Астане

В связи с окончанием первого и в общем-то успешного раунда межсирийских переговоров в Астане интересно проанализировать американскую реакцию на это событие. Официально это звучит следующим образом. США приветствовали решение о создании механизма по контролю за перемирием в Сирии, достигнутое на переговорах в Астане. Как заявил  ТАСС  и. о. начальника пресс-службы Госдепартамента США Марк Тонер, американская администрация «видела объявление России, Турции и Ирана об их намерении установить механизм по обеспечению текущего прекращения огня в Сирии». «Насколько мы понимаем, ООН также выразила желание играть мониторинговую роль. Мы приветствуем действия, направленные на то, чтобы устойчивым образом обеспечить деэскалацию насилия и уменьшить масштабы страданий в Сирии», — подчеркнул официальный представитель внешнеполитического ведомства США. По его словам, Вашингтон призывает Москву, Анкару и Тегеран «оказать давление на (правящий в Дамаске) режим, а также на силы, поддерживающие его, и на оппозицию», чтобы те «соблюдали прекращение огня в целях создания атмосферы, в большей степени способствующей межсирийским политическим дискуссиям».

«Мы ждем возобновления межсирийских переговоров под эгидой ООН между режимом и оппозиционными группировками — в соответствии с резолюцией Совета Безопасности ООН 2254», — добавил М.Тонер. В общем-то по последнему моменту можно сделать вывод о глухом раздражении американцев самим фактом межсирийских переговоров, которые не подразумевали с самого начала какой-то активной роли Вашингтона. Выводы американских аналитиков, которые не связаны дипломатическими условностями, звучат намного резче. Общий и глобальный вывод — переговоры не могли достигнуть какого-то ощутимого успеха по нескольким причинам. Первая и основная. Оппозиция раздроблена, большинство из фракций не присутствовало в Астане. По оценкам американцев, присутствующие группы оппозиции представляют не более одной трети совокупного объема антиасадовских сил. При этом большое желание договориться демонстрируют в большей степени Москва, Тегеран и Анкара, нежели чем представители оппозиции. В данном случае мы бы не стали придавать вооруженной оппозиции ореол некой самостоятельной силы, которая сама выбирает свою тактику действий. Без оружия и финансирования вся эта повстанческая фронда фрагментируется и передерется между собой очень быстро. При этом Дамаск при поддержке Тегерана демонстрирует стремление добиться окончания конфликта чисто силовым путем, что автоматически сокращает поле для маневра и достижения договоренности с оппозицией.

При этом американские аналитики подчеркивают, что 2016 год стал самым тяжелым для противников режима Б.Асада в Сирии, которые потерпели ряд очень чувствительных поражений в Дераа, под Дамаском и конечно же в Алеппо. Сейчас они столкнулись с резким уменьшением материально-технической помощи от зарубежных спонсоров за все время кризиса. При этом американцы оценивают этот уровень «как критический». От себя добавим, что безусловно этому способствовала победа в Алеппо, о чем мы неоднократно сообщали, а также трансформация позиции Анкары. Американцы также утверждают, что пресловутый «план Б» Вашингтона, которым всех пугал госсекретарь Дж.Керри, так и не был осуществлен. Честно говоря, по нашей оценке, он и не мог быть реализован, поскольку подразумевал, судя по утечкам в СМИ, прямое вооруженное вмешательство США и поставку оружия явным джихадистам. В настоящее время подпитка антиасадовских сил со стороны американцев вообще близка к нулю, и, по оценке Пентагона, надежды на возобновление программы поддержки сейчас иллюзорны. Свернулись и все программы ЦРУ США на этом направлении. Все ждут каких-то целевых указаний от новой администрации Д.Трампа. При этом три фактора сейчас ускоряют фрагментацию и ослабление оппозиции: актвизация внутривидовой борьбы; дискуссии и споры между основными спонсорами (на наш взгляд, вещи между собой прочно взаимосвязаны); нанесение американцами авиаударов по «Джебгат ан-Нусра» (переименована в «Джебхат Фатх аш-Шам», запрещена в России) в Идлибе. Этому событию, которое случилось на прошлой неделе. американские эксперты придают характер эпохального события. Он де означает коренной перелом симпатий и антипатий Белого дома, и отход от позиции фактического нейтралитета по отношению к просаудовским группировкам. В этой связи американцы указывают, что в новой военной концепции Пентагона КСА уже не указывается в качестве «стратегического союзника». Что же касается внутривидовой борьбы между разными оппозиционными группами, то американцы указывают на следующие основные узлы взаимных претензий: это обвинение со стороны Эр-Риада  через лояльных ей полевых командиров в адрес Анкары в том, что отвлечение значительных ресурсов на операцию «Щит Евфрата» привело к сдаче Алеппо. Вообще вся эта операция подвергается растущей критики со стороны командования «Джебхат ан-Нусры». И в этом кроется очень важный поворотный пункт начала серьезного кризиса интересов Эр-Рияда и Анкары на сирийском направлении. И именно эту тенденцию России необходимо всячески укреплять и развивать. Что же касается ударов по позициям «Джебхат ан-Нусры» силами американских ВВС, то в случае их продолжения эксперты прогнозируют прекращение политики нейтралитета со стороны джихадистов к силам, которые входят в «Силы демократической Сирии» (СДС), действующих под патронажем Вашингтона.

Что же касается позиции Дамаска, то американцы главным препятствием для достижения долгосрочных договоренностей называют стремление сирийского режима решить все проблемы чисто военным путем при поддержке Ирана и России. При этом основным смыслом переговоров они полагают достижение договоренности о разоружении оппозиции. Переговоры в Астане дают Дамаску краткосрочные дивиденды, но в долгосрочной перспективе  сирийский режим обязательно упрется в отсутствие желания договариваться с оппозицией на позициях паритета. При этом позицию Москвы американцы оценивают «как более гибкую и настроенную на именно на мирное решение кризиса», нежели чем аналогичные установки Дамаска и Тегерана.

62.37MB | MySQL:101 | 0,557sec