О контактах между представителями Израиля и арабскими странами

Непосвященному обывателю может казаться, что Израиль и его арабские соседи и не соседи не осуществляют между собой никаких официальных контактов. Тем более, что многие туристы знакомы с визовыми ограничениями для тех, у кого в паспорте есть израильские отметки о пересечении границ, и кто собрался в арабские страны. Схожая картина имеет место быть и в Израиле, где вы рискуете познакомится с сотрудниками соответствующих организаций, обнаружься у вас на пограничном контроле, иракская, эмиратская или алжирская виза. Разумеется, речь не идет о Египте и Иордании, ближайших соседях Израиля, заключивших с ним мирный договор. И, пожалуй, Марокко. Сирия, Ливан, Ирак, Саудовская Аравия, Йемен находятся в списке врагов Израиля (Ливия и Судан – расцениваются им как «подозрительные»). В свою очередь – большинство арабских стран не признает самого факта существования Государства Израиль.

Тем не менее, контакты официальных лиц ряда арабских стран и Израиля, происходящие в третьих странах и в форматах мероприятий, напрямую не связанных с ближневосточной проблематикой, в последнее время приняли почти что регулярный характер. Разумеется, широкая арабская общественность и СМИ не сообщают о таких контактах. Израильские СМИ, в силу своей специфики, «более разговорчивые», тоже не спешат предавать их огласке, что происходит тогда, когда скрыть подобные факты уже невозможно, либо о них сообщили сторонние источники.

Так, израильская газета «Едиот Ахронот» сообщила о встречах в штаб-квартире НАТО в Брюсселе заместителя начальника Генерального штаба Армии обороны Израиля Яира Голана и начальников штабов армий ряда арабских стран. Официальный представитель ЦАХАЛа отказался привести подробности прошедших контактов, но, по данным газеты, среди визави израильского генерала были начальники штабов армий Египта, Иордании, Туниса, Кувейта, Бахрейна, Марокко.

Подобная активность имеет свою подоплеку: в 2016 году, 21 апреля генерал Я.Голан охарактеризовал сотрудничество Израиля с военными ведомствами Египта и Иордании как «ранее беспрецедентное», тесное и весьма положительное. Сообщение о заявлении генерала, содержащим такую оценку, а также ссылку на то, что особенно успешно стороны сотрудничают в области обмена разведданными и по вопросам, представляющим интерес в сфере безопасности, — предало израильское радио.

В мае того же 2016 года бывший руководитель саудовской разведки Турки аль-Фейсал призвал к расширению контактов с Израилем в «свете противостояния общим угрозам». Главной из которых было названо растущее влияние Ирана. Заявление прозвучало во время видео-моста с коллегой саудовца, бывшим советником по безопасности израильского правительства, генералом Яковомм Амидрором, который организовал Вашингтонский институт ближневосточной политики.   Само мероприятие завершилось подобным резюме: необходимостью всестороннего развития арабо-израильского по вопросам безопасности.

Разумеется, драматические изменения, которые переживает регион с 2011 года, потребовали смены многих прежних протоколов и форматов в отношениях между арабскими государствами и Израилем. Обе стороны заинтересованы в определенном взаимодействии, поскольку в действительности, столкнулись с новыми общими угрозами, пускай и временного,  ситуативного свойства. Отношения же между официальными кругами Израиля и арабских стран в действительности активизируются не на пустом месте, некоторые из них весьма длительны и ниже приводится их краткая ретроспектива, помогающая точнее определить общие интересы и характеристики их некоторых аспектов.

 

Бахрейн. Отношения с Израилем восходят к 1994 году, когда министр окружающей среды в правительстве Шимона Переса Йоси Сарид посетил столицу Бахрейна Манаму во главе официальной делегации, прибывшей для обсуждения проблем охраны окружающей среды. Визит был частью программы по комплексному многостороннему мирному урегулированию, начало которому было положено после проведения конференции в Мадриде в 1990 г.  Отношения длятся по сей день, когда в июле прошлого года адвокат Хия Халифа, член правящей семьи и бывший посол во Франции, по приглашению лидера партии «Ха-Тнуа», Ципи Ливни, приняла участие в конференции «Вместе против ядерного Ирана», состоявшейся в отеле «Рузвельт» в Нью Йорке.

Египет. Отношения с Израилем едут свою историю с завершения войны 1973 г. и подписания мирного договора. После соглашения в Кемп-Дэвиде в марте 1978 году были установлены полноценные дипломатические отношения с открытием египетского посольства в Тель-Авиве и консульства в Эйлате, и, израильских, соответственно, в Каире и в Александрии. Отношения не ограничились политическими контактами, а  в 2004 году были укреплены экономически с принятием соглашения о квалифицированной промышленной зоне, открывающем беспошлинный ввоз для египетских товаров в США, при условии наличия в них израильской компоненты в примерно 11 %. Соглашение действовало при всех египетских президентах и приносит стране миллионы долларов (как и Израилю), касаясь, прежде всего, совместного сотрудничества в текстильной промышленности и экспорте ее изделий на рынки США. Кроме того, с 2005 года действует соглашение о поставках египетского газа в Израиль в объеме 1, 7 млрд куб. м в года, рассчитанное на 12 лет.

 

Иордания. Отношения установлены в 1994 году вслед за подписанием мирного договора, чему предшествовала не афишируемая встреча короля Хусейна и премьера Ицхака Рабина в Вашингтоне, состоявшаяся за три месяца до начала официальных переговоров.

Ряд ближневосточных политических экспертов и обозревателей так оценивает арабско-израильские контакты:

Во-первых, с учетом того, что Израиль в своих отношениях всегда ставит во главу угла вопросы, касающиеся его безопасности, это наглядно характеризует ту важность, а можно сказать, и определенный уровень доверия который придается израильским руководством контактам такого рода, с одной стороны, а с другой, вызывает множество вопросов к правительствам тех арабских стран, которые инициируют подобные встречи.

Во-вторых, характер и формат таких контактов свидетельствуют об их стратегическом значении для отдельных стран, постоянном поддержании и длительности, что вряд ли будет воспринято большинством общественности в арабских и мусульманских странах, при попытке объяснить их конъюнктурностью текущего момента.

В-третьих, наличие этого противоречия между общественным мнением и сознанием и политикой правящих кругов арабских стран является одним из важных общественно-политических показателей для Ближнего Востока и очень хорошо корреспондируется с объяснением, что стоит за неизменной поддержкой Израилем политики Саудовской Аравии, Египта, Иордании, Йемена, Бахрейна и его месте в противостоянии с интересами широких народных масс с одной стороны и правящими элитами – с другой.

В четвертых – общность и скоординированность политических решений некоторых арабских стран и Израиля, ставят их руководство на одно место с ним, с точки зрения движения исламского сопротивления.

В-пятых – четкая антииранская направленность совместных мероприятий: конференций, встреч и симпозиумов разного рода с участием арабских и израильских деятелей означает то, что в действительности Иран является союзником арабского и исламского освободительного движения в борьбе с Израилем и его союзниками.

Подобная нелицеприятная оценка ситуации свойственна для тех политических арабских сил, которые ориентируются на традиционную модель отношений с Израилем, заключающуюся для большинства арабов и мусульман в возвращении «статуса-кво» до 1967 года. Мы же констатируем то факт, что на самом деле ни о какой единой арабской позиции по палестинскому вопросу, то есть, в отношении Израиля не существует, по крайней мере с окончания войны 1982 г.  в Ливане. Элиты стран Персидского залива поддерживают тесные деловые и во многом дружеские отношения с Израилем последние лет тридцать, даже не особо их скрывая. Вопрос приведения к единому знаменателю действительности, в которой арабские страны де факто признали Израиль, и общественного мнения в котором доминирует неприятие существования Израиля, как такового, изрядно опоздал, и как знать, произойди он лет на десять-пятнадцать ранее, ломали бы сейчас во многих арабских столицах голову, что им делать с растущим иранским влиянием и всем, что с ним связано, или нет. Но, так или иначе, история не знает сослагательного наклонения и мы будем следить за тем как будет развиваться новый этап арабо-израильского «противососуществования», который вновь выйдет на повестку дня по мере ухода «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) со сцены и снижения активности США в регионе.

62.44MB | MySQL:101 | 0,625sec