К ситуации вокруг Ирака

Встреча уже в шестой раз шести соседних с Ираком стран и Египта, состоявшаяся в Каире 21 июля, свидетельствует о растущей озабоченности в регионе возможными негативными последствиями сохраняющейся здесь нестабильности. По мере того, как напряженность в Ираке накаляется, как на Востоке, так и на Западе все чаще задаются вопросом, как «расхлебать кашу», которую заварили США, начав войну против Ирака.

Парадокс состоит в том, что никто не в состоянии предсказать, как будет развиваться ситуация здесь в условиях сохранения американского военного присутствия. Но еще худший сценарий может ожидать регион в случае ухода американцев, хотя последнее и маловероятно.

Американская интервенция нанесла сокрушительный удар по идеологии арабского национализма, от которого он может и не оправиться. Легкость, с которой был ликвидирован режим Саддама Хусейна, вызвал даже у кувейтцев, его злейших врагов, чувство страха и оскорбленного национального достоинства. Многие усматривают в этом не только возврат худших колониальных времен, когда судьбами арабского Востока распоряжались западные державы. Это уже привело к резкому расширению в регионе антиамериканских и в целом антизападных настроений, росту проявлений экстремизма. Ирак и в прямом и переносном смыслах превращается в центр экспорта терроризма. Саудовские власти всерьез озабочены растущим потоком оружия, переправляемого из Ирака на территорию королевства, которое может быть использовано радикальными ваххабитскими группировками против правящего здесь режима, считающегося проамериканским. С аналогичными случаями в последнее время все чаще сталкиваются и турецкие власти.

Все чаще в арабском мире война США против Ирака воспринимается и в контексте арабо-израильского конфликта, а падение Багдада как резкое ослабление арабов перед лицом Израиля, по своему эффекту сопоставимое с итогами июньской войны 1967г. Ирак, кто бы и как бы в арабском мире не относился к С. Хусейну, воспринимался как значительная часть общей арабской силы, противостоящей Израилю.

Эти опасения подогреваются и появившимися в американских СМИ данными об израильском присутствии в иракском Курдистане, что, по мнению многих, свидетельствует о нацеленности Израиля на дезинтеграцию Ирака и усиление сепаратистских устремлений курдов в Иране, Сирии и Турции, что дает ему возможность работать на подрыв правящих режимов изнутри. Не исключают и того, что при определенных обстоятельствах Израиль может использовать территорию Иракского Курдистана для нанесения превентивных ударов по Ирану и Сирии. И это уже не говоря об интересе Израиля к восстановлению нефтепровода Киркук – Хайфа, заброшенного в период палестинского восстания 1936-1939гг.

Все это ставит под вопрос какие-либо усилия по возобновлению процесса ближневосточного урегулирования, особенно, на его палестино-израильском направлении. В условиях ослабления арабских рядов вряд ли можно надеяться на готовность арабского мира к каким-либо компромиссам с Израилем, тем более, что одним из ключевых вопросов такого урегулирования остается проблема Восточного Иерусалима и судьба третьей по значимости в арабо-мусульманском мире исламской святыни.

Кроме того, очередное поражение арабского национализма, скорее всего, как это произошло в 1967г., стимулирует дальнейшее усиление позиций исламского фундаментализма, рассматриваемого на этом фоне как единственная сила, способная объединить мир ислама против нового «крестового похода» и союза «христианских сионистов» и Израиля. В том же Ираке де-баасизация уже сопровождается ускоренным процессом исламизации в «суннитском треугольнике». Мало кто себе представляет чем обернется неминуемое после запланированных на январь 2005г. закрепление во власти в Ираке шиитского большинства. Дополнительный аргумент получили шииты и в других арабских странах, где они уже стали неотъемлемой частью политической оппозиции правящим здесь режимам. И заблокировать эту тенденцию не представляется возможным.

Но это лишь одна стороны проблемы. Свержение режима С. Хусейна существенно влияет на соотношение сил в регионе. Традиционно Ирак выступал в роли силы, уравновешивающей региональные притязания Ирана, Турции, Сирии, Саудовской Аравии и даже Египта. Несомненно, американское военное присутствие в Ираке и в целом в Персидском заливе (Катар, Бахрейн, Кувейт, Оман, КСА) способно в значительной мере компенсировать временное ослабление Ирака и выступить сдерживающей силой. Однако по мере увязания США в иракском «болоте» практическая реализация такого уравновешивания вызывает все больше вопросов. В частности, будут ли США в состоянии заблокировать возможные последствия укрепления иракской шиитской общины после намеченных на начало следующего года общеиракских выборов? В том числе неизбежное в этом случае укрепление позиций в регионе Ирана? Каким образом оба этих фактора отразятся на развитии событий в соседних с Ираком странам, имеющих значительные шиитские общины, например, на Бахрейне, где шииты составляют около 60%, в Саудовской Аравии, где их доля в численности населения уже превысила 15%? В той или иной мере шиитские общины имеются практически во всех арабских государствах. При этом, как правило, это наиболее обездоленная часть местного населения, к тому же дискриминируемая по религиозному признаку и подвергающаяся религиозному остракизму, воспринимаемая правящими суннитскими режимами еще со времен Османской империи как «еретики» и «вероотступники». Прецедент Ирака, первый в арабском мире, может возродить прежние обиды и стать примером для подражания, стимулировав сдерживаемую властями межконфессиональную вражду. Как в этом случае поведут себя шиитский Ирак и Иран? Вряд ли они останутся в стороне от этого конфликта, равно как и трудно себе представить, что при таком сценарии могут противопоставить этому США со всей своей военной армадой и управляемые крылатыми ракетами.

Еще более угрожающей для судьбы Ирака, равно как и всего ближневосточного региона выступает проблема Иракского Курдистана. С 1991г. политическая автономия иракских курдов является практически свершившимся фактом. Наличие значительных запасов нефти делает любое самостоятельное курдское государственное образование вполне жизнеспособным экономически. В военном отношении курдская «пешмерга» (почти 100 тыс.ч.) существенно укрепилась, в том числе при помощи американцев, передавших курдам после свержения С. Хусейна большое количество вооружений и военной техники, принадлежавшей бывшей иракской регулярной армии. Недостаток обучения личного состава, уровень которого постоянно повышается с помощью американских инструкторов и, если верить американским источникам, израильтян, с лихвой компенсируется высокой мотивированностью и наличием боевого опыта.

Недвусмысленная заявка курдов на федеральное устройство Ирака – ничто иное, как стремление придать юридическую силу фактическому отделению Иракского Курдистана. При этом складывается впечатление, что США как будто намеренно поощряют данный процесс, или — что не лучше — просто уже не в состоянии повлиять на такой ход развитие событий.

Вместе с тем курдская проблема выходит далеко за рамки только собственно Ирака. Значительная численность курдских общин в Иране, Турции и Сирии напрямую задевает национальные интересы этих государств. При чем для Турции и Ирана это не просто проблема, но вопрос сохранения их как государств. Турция уже неоднократно заявляла, что в случае отделения Курдистана от Ирака она готова пойти на введение туда своих войск, но только не допустить расползания курдского сепаратизма. К тому же в Анкаре до сих пор помнят, как после первой мировой войны в рамках Версальского договора при дележе наследства Османской империи Великобритания отрезала от Турции богатый нефтью район Киркука, передав его будущему иракскому государству. Вряд ли безучастными в этом случае останутся к действиям турков власти в Тегеране и Дамаске. И здесь не помогут ни режим санкций, ни военные угрозы со стороны США. Кроме того, не на американской стороне окажутся и интересы других стран региона, которые могут усмотреть в любых попытках поощрения курдского сепаратизма угрозу перекройки границ всех других государств. Что еще хуже в этот процесс волей-неволей включатся и уже отмеченные выше факторы и силы, что в коечном счете может воспламенить весь район Ближнего и Среднего Востока так, что горящие в 1991г. кувейтские нефтяные скважины покажутся лишь детской шуткой.

Не исключено, что США, начав войну против Ирака, выпустили из бутылки джина такой разрушительной силы, что обуздать его будет крайне сложно, а, может, и невозможно.

42.35MB | MySQL:87 | 0,713sec