О продаже акций саудовской нефтяной компании «Арамко».

C тех пор, как правительство Саудовской Аравии объявило о намерении продать часть акций нефтяного гиганта — компании «Арамко» (Saudi Aramco или Saudi Arabian Oil Co.), многие эксперты и обозреватели задаются вопросом: что в действительности может стоять за таким решением? Казалось бы, первопричина очевидна: это ухудшающееся экономическое положение и дефицит бюджета, последствия глобального снижения цен на энергоносители, напрямую ударившего по Саудовской Аравии. Однако, есть мнение, что готовящаяся продажа есть ни что иное, как саудовские «отступные»  США, решение о выплате которых было принято после того, как к власти пришел президент Дональд Трамп и той паники, которую вызвало намерение последнего пересмотреть прежние американские обязательства по гарантиям безопасности для нынешнего режима в Эр-Рияде. И, особенно, после появления угрозы привлечь к судопроизводству в США лиц, причастных к терактам 11 сентября 2011 г., что практически граничило с официальным признанием причастности королевства к поддержке террористов.

Впрочем, в вашингтоне несколько умерили «прыть», и вот уже снова звучат слова о том, что главный источник зла и всех бед на Ближнем Востоке – это,все то же Иран, с которым только недавно, при администрации Барака Обамы, все стало так, казалось бы хорошо.

Ответ на причину, почему вектор благожелательности вновь был развернут в сторону Саудовской Аравии, к которой возникает все больше вопросов из-за действий ее военных в Йемене, государству, где нет никаких прав человека в западно-цивилизационном понимании этого термина, некоторые обозреватели видят в том, кто именно был выбран в качестве организатора и консультанта по сделке с акциями «Арамко».

Отказав куда как более именитым и известным компаниям (JP Morgan Chase и Citygroup, например) по непонятно каким обстоятельствам, ста миллиардную продажу акций доверили небольшому инвестиционному банку Moelis & Co, назначенному КСА единственным консультантом Saudi Aramco по первичному размещению ее акций, — сообщает лондонская Financial Times со ссылкой на осведомленный источник, который не раскрывается. Это крупнейший заказ на рынке акционерного капитала, полученный Moelis & Co, который в 2007 г. основал банкир со стажем и ветеран фондового рынка —  Кен Моэлис. Он начинал еще в 1980-е гг. в Drexel Burnham Lambert, где дослужился до должности управляющего директора у «короля мусорных облигаций» Майкла Милкена. Того самого М.Милкиена, который по мнению многих экспертов стоял за финансовым кризисом в США в 2007 году.

Сейчас в Moelis & Co, который, как бы, даже не банк, а такая консалтинговая компания, специализирующаяся на консультациях по слияниям и поглощениям, IPO и реструктуризации бизнеса, работает около 450 финансистов. У нее есть филиалы в Хьюстоне, Лондоне, Гонконге, а также в Германии и Индии, крупный бизнес на Ближнем Востоке, прежде всего в ОАЭ, где компания присутствует с 2010 года.

По ее собственной оценке, в управлении компании находится различные финансовые активы, связанные с энергетическим сектором, которые достигают 700 млрд долларов США.

Как известно, власти Саудовской Аравии планируют продать менее 5% акций Saudi Arabian Oil Co. к 2018 г. Это решение принято в рамках программы наследника наследного принца Мухаммеда бен Сальмана по созданию крупнейшего в мире суверенного инвестиционного фонда и ради диверсификации экономики королевства, которая, в основном, опирается на нефтегазовый сектор.

Размер IPO, которое пока планируется на 2018 г., оценивается в 100 млрд долларов США Правда в ходе его подготовки, Saudi Aramco придется отказаться от непрофильных активов например, строительства, проектов по развитию альтернативных источников энергии, сельскохозяйственных активов. Всего, совокупная стоимость активов «Арамко» оценивается в 2 000 млрд. долларов США.

Возвращаясь к выбору оператора по сделке, некоторые обозреватели задают вопрос, а можно ли объяснить мотивы решения саудовцев, скажем, персоналиями из руководства компании Moelis & Co и тем, что одним из ее старших консультантов и советников является Шалом Янай, владелец фармацевтического и сельскохозяйственного бизнесов и весьма известная персона в Израиле, бывший высокопоставленный военный и тот, чья кандтатура выдвигалась израильским премьер-министром Биньямином Нетаньяху в свое время на пост директора спеуслужбы «Моссад»?  Возможно, это просто случайное совпадение, поскольку среди топ-менеджеров Moelis & Co можно встретить немало бывших высших руководителей энергетических корпораций и отставных чиновников высокого ранга.

Запущенный  Мухаммедом бен Сальманом, маховик приватизации не ограничивается «Арамко», как отмечают ведущие экономические эксперты, в разработке находятся планы по продажи долей в промышленных и военных предприятиях, аграрном и строительном бизнесах.  После реализации части активов, королевство рассчитывает сосредоточить в инвестиционном фонде умопомрачительную сумму в 2 000 млрд долларов США, равную стоимости активов той же «Арамко». При этом вопрос, под чей контроль перейдут саудовские активы, как и то, на что будут истрачены средства суверенного саудовского фонда остается, пока что, без ответа.

Ранее, в 2008 году на саудовской бирже проводилось размещение IPO Petro Rabigh (РR), нефтеперерабатывающей и нефтехимической компании, принадлежавшей «Арамко» и японской фирме Sumitomo Chemical. Каждому из владельцев сейчас принадлежит по 37,5% акций PR. Акции PR, перерабатывающей 400 тыс. баррелей нефти в сутки, принадлежат в данный момент 4,5 млн. граждан Саудовской Аравии. Тогда, тот первый опыт размещения акций свелся тому, что, по сути, стал внутренним займом и ценные бумаги не покинули королевства.

Нынешняя сделка совсем другое дело — саудовская фондовая биржа невелика, и ей будет нелегко «переварить» такую огромную финансовую операцию. Это значит, что размеры собственно первоначального размещения могут составить всего лишь несколько миллиардов долларов.

Капитализация биржи Эр-Рияда составляет менее 400 млрд долларов. К тому же, на ней сильно сказалось падение цен на нефть. Сейчас ее котировки, хоть и подросли с начала года, но по-прежнему, находятся недалеко от уровня четырехлетнего минимума.

Все это, однако, не умаляет вопросов к выбору  Moelis & Co оператором сделки, и причинам, стоящим за таким решением.

Непонятным остается и структура выставляемых на продажу активов. Ранее, агентство Reuters утверждало, что на продажу будут выставлены акции не добывающих предприятий самой «Арамко», а бумаги нефтеперерабатывающих заводов как в Саудовской Аравии, так и за рубежом, причем, не только принадлежащих исключительно компании, но и тех, которыми она владеет совместно с крупными западными нефтяными компаниями. Напомним, что совладельцами НПЗ «Арамко» являются Royal Dutch Shell (SASREF), ExxonMobil (SAMREF), China Petrochemical Corp (YASREF) и сделки по приватизации могут состоятся лишь при согласии всех совладельцев саудовского нефтяного гиганта.

42.45MB | MySQL:92 | 1,013sec