Как «секретный план» Трампа может дать ИГ второе дыхание

Не успев официально вступить в должность президента Соединенных Штатов, Дональд Трамп решительно принялся за  выполнение предвыборных обещаний, став при этом, как шутят интернет-пользователи, единственным политиком, которого именно за это и критикуют.

Одним из приоритетов, обозначенным  Д.Трампом еще во время выборов стала борьба против «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России). Президент много говорил о неэффективности политики, проводимой администрацией Барака Обамы,  обещая новый подход к проблеме терроризма, который заставит США забыть о ней раз и навсегда. Кроме того, Д.Трамп говорил о некоем «секретном плане», который поможет уничтожить ИГ раз и навсегда.  Что же это за план? На сайте избирательной кампании Д.Трампа обозначены общие направления, по которым президент собирался (и собирается) двигаться для достижения поставленной задачи.

Во-первых, Трамп собирался укрепить связи с дружественными государствами Ближнего Востока – Израилем, Иорданией и Египтом, которые могли бы помочь США в борьбе с ИГ. Кроме того,  президент, как известно, выступает за сотрудничество с Россией. Он неоднократно упоминал о готовности предоставить ей карт-бланш на уничтожение террористов, подчеркивая, что идеальный сценарий развития событий – это тот,  при котором они будут побеждены при минимальных затратах со стороны США. Президент также не исключил возможности образования коалиции США-НАТО-Россия для проведения совместных операций.

Вторым аспектом борьбы с ИГ должна стать «идеологическая война». Основной ее целью будет разоблачение ужасов и пороков радикального ислама, демонстрация  его неприглядной стороны. Необходимо также предотвращать распространение радикальных религиозных движений и ограничить миграцию.

Судя по тому, что почти сразу после инаугурации избранный президент поручил Пентагону в течение 30-ти дней выработать стратегию  по борьбе с «Исламским государством», вряд ли за этими пунктами скрывались какие-то более конкретные меры (не говоря уже о волшебном «секретном плане»). Впрочем, даже отсутствие  такового не помешало президенту Д.Трампу шокировать весь мир принятием , так называемого, Указа о «защите нации от въезда иностранных террористов на территорию Соединенных Штатов» (Protecting the nation from foreign terrorist entry to the United States).

В соответствие с новым законом, в США на 90 дней вводится запрет на выдачу виз гражданам 7 мусульманских стран (countries of particular concern или стран, вызывающих особое беспокойство, как они называются в тексте документа) – Ливии, Сирии, Ливана, Ирана, Ирака, Судана, Сомали и Йемена. Кроме того, на 120 дней приостановлена процедура приема беженцев из этих стран (за исключением сирийских беженцев, прием которых прекращен бессрочно).

Указ вызвал бурную реакцию не только среди мусульман, но и среди американцев, а также по всему миру. Масштабные акции протеста с призывами немедленно отменить «расистскую» инициативу Дональда Трампа. Более того, Верховный суд Соединенных Штатов временно приостановил исполнение закона, присоединившись к мнению некоторых штатов, объявивших запрет на въезд мусульман в страну дискриминирующим и, следовательно, антиконституционным.

Таким образом, если целью Дональда Трампа было произвести фурор, то это ему определенно удалось. Но вот что ему, скорее всего, не удастся, так это выполнить задачу, которая стояла изначально – справиться с террористической угрозой и, в первую очередь, с ИГ. По словам иранского министра иностранных дел,  американский президент сделал «большой подарок радикалам и их сторонникам».  Эксперты солидарны с этим мнением, предупреждая о серьезных последствиях, которые повлечет за собой «мусульманский запрет».

Есть все основания полагать, что эти страхи могут оправдаться. Если внимательнее изучить содержание пропаганды ИГ (например,  взглянуть на их посты в социальных сетях), то можно заметить, что она складывается из нескольких нарративов:

  1. Цитирование Корана (с подборкой именно тех постулатов, которые укладываются в мировоззрение ИГ – обоснование необходимости джихада, уничтожения «неверных» и так далее);
  2. «Репортажи» из Ракки и с полей сражений, показывающие «радости» жизни в халифате и «величие» армии ИГ
  3. Обвинение Запада в «угнетении» (дискриминации, убийства) мусульман, лицемерии западных СМИ и политиков

Есть и другие, но эти темы являются ведущими. Более того, примерно 60-70% всех публикаций посвящены именно третьей теме. Террористы всеми возможными способами пытаются представить США и Европу как главных врагов всех правоверных. Запад ненавидит мусульман,  — утверждает пропаганда ИГ. Запад убивает их на Ближнем Востоке, унижает и гонит их на своих территориях, не уважает их верования и ценности.

В течение последних полутора лет США и Европа постепенно научились относительно эффективно отражать эти нападки. В социальных сетях стали появляться  не только материалы радикальных исламистов, но и грамотный ответ на них со стороны Европы и США. Многие государственный учреждения (такие, как ФБР или Государственный департамент), а также специализированные центры стали проводить яркие и действенные кампании по разоблачению преступлений ИГ, развенчиванию романтичного образа джахадиста и «сказочной» жизни в халифате. Это принесло определенные плоды – в апреле 2016 Wall Street Journal опубликовал результаты исследования, показывающие, что активность ИГ в «Твиттере» (который является их излюбленным пропагандистским орудием) сократилась на 40%. Пытались внести свою лепту и политики, обращаясь к мусульманскому населению их стран с призывами не поддаваться на провокации террористов. Например, в феврале 2016 года Барак Обама произнес прочувственную речь в мечети Балтимора. Президент особо подчеркнул необходимость единства различных религиозных и этнических групп, отметив, что в Америке «нет американцев и мусульман, есть только американский народ». Возможно, это заявление и было несколько оторвано от реальности. Однако Б,Обама хотя бы пытался сплотить население страны, хотя бы и на словах.

Дональд Трамп же фактически открыто провел параллель между исламом и терроризмом, и тот факт, что его закон затрагивает только семь стран, не меняет сути основного посыла. Страны, которые он не затронул (Саудовская Аравия, Катар, Кувейт) неоднократно обвинялись в пособничестве терроризму. Однако, ввиду их особых отношений с США, они, похоже, получили от Д.Трампа «индульгенцию». Определенно, такая избирательность  не способствует эффективности проводимой Д.Трампом политики. Установлением запрета на въезд он (намеренно или случайно)  дал понять, что в Америке нет места мусульманам, более того, что они являются опасным врагом, с которым нужно бороться. Тем самым вместо того, чтобы опровергать заявления ИГ, Д.Трамп их подтверждает. Это дает террористам исключительную возможность заявить «Вы видите? Мы были правы!» и привлечь на свою сторону не только тех, кто испытывал к ним симпатию, но и тех, кто ранее не разделял их воззрения. Причем не только в самих Соединенных Штатах, но и по всему миру. Неудивительно, что «Аль-Каида), ИГ и другие джихадистские группировки были, пожалуй, единственными, кто приветствовал инициативу Д.Трампа, назвав ее «благословенным запретом». Более того, даже если президенту не удастся преодолеть наложенный на исполнение закона судебный запрет, ИГ в любом случае сможет извлечь для себя максимум пользы, сыграв на том, что подобная инициатива в принципе стала возможной.

Не стоит забывать и о реакции в самих странах Ближнего Востока. Совершенно точно любви к США подобная инициатива не прибавит. Как и гарантий безопасности американским военным и гражданским лицам, которые там находятся. При этом стоило бы помнить, что многие анти-террористические наземные операции проводятся, например,  силами армии Ирака, который также находится в списке стран нон-грата. Избавляться, пусть от не самого эффективного, но все же союзника в таком беспокойном регионе, как Ближний Восток, кажется, по меньшей мере, опрометчиво.

Возникает вопрос: если нет пользы, зачем Д.Трамп вообще пошел на этот шаг?  Эксперты в психологии профессор Стивен Рейхнер из Университета Сент Эндрюс и профессор Александр Хаслэм  из Университета Квинсланда предлагают два возможных объяснения. С одной стороны, говорят они, возможно, что Дональд Трамп действительно  искренне не осознает последствий своего решения. Увы, новый президент был до момента выборов довольно далек от политики. Стиль и содержание многих его интервью наглядно демонстрируют, что первому лицу государства еще требуется набраться опыта.

Есть и другой вариант, говорят эксперты. Д.Трамп придерживается консервативных взглядов, весьма далеких от классических демократических ценностей. По наблюдению исследователей, люди гораздо более охотно объединяются вокруг лидера с радикальными взглядами, перед лицом врага. Таким врагом Д.Трамп избрал для себя мусульман, позиционируя себя как лидера, который не боится действовать жесткими и решительными методами. Даже если они далеки от общепринятых (и нужно заметить, что именно такая риторика и обеспечила ему победу на выборах).

Какими бы ни были мотивы Дональда Трампа, очевидно, что пока его стратегия по борьбе с ИГ пугает многих – кроме ИГ.

31.32MB | MySQL:67 | 0,760sec