О визите президента Турции Р.Т.Эрдогана в страны Восточной Африки

Африканское турне президента Турции Р.Т.Эрдогана в конце января в общем-то вызвало у него достаточную степень разочарования и раздражения. Эта поездка задумывалось им не только как некий шаг по укреплению турецкого влияния в Африке в области экономики, но прежде всего политики. Безусловно. что именно политические цели он ставил во главу угла во время своего турне по странам Африканского континента, хотя его в этой поездке традиционно сопровождала и представительная делегация турецкого бизнес-сообщества. Одной из основных целей, которые перед собой ставил турецкий лидер было окончательное решение вопроса с присутствием в странах Африки на восточном побережье школ и структур своего теперь пожалуй основного врага в лице религиозного деятеля Ф.Гюлена,  структуры которого пустили крепкие корни в странах Африки, и по нынешней концепции турецкого президента, самым серьезным образом препятствуют усилению политических и экономических позиций турецких компаний. Причем в первую очередь тех, которые предельно тесно аффилированы с Р.Т.Эрдоганом и его ближнем кругом. Но, прежде чем начать разговор о Ф.Гюлене и безуспешных попытках турецкого президента бороться с ним в странах Африки, упомянем о провале идеи строительства в Сомали турецкой военной базы, в функции которой входила бы не только охрана основных морских транспортных коммуникаций в районе Африканского Рога, но и тренинг сомалийских сил спецназа и полиции. Смена президента Сомали в начале февраля эти планы спутала, хотя предварительная договоренность об этом с ним была. И достигнута она была не без поддержки Аддис-Абебы. которая на сегодняшний день видимо является не только одним из ведущих торговых партнеров Турции в Африке (практически все мощности турецкой легкой промышленности в силу известных событий переехали сейчас из Сирии в Эфиопию), но и политическим. И в данном случае обе страны объединяет стремление всячески противостоять набирающему силу египетско-эмиратовскому влиянию прежде в сего в военной сфере в районе Африканского Рога. Здесь и их военные базы в Эритрее и Сомалиленде, и жесткая попытка монополизировать контейнерный порт в Джибути, и тем самым контролировать внешний экспорт Эфиопии через недавно построенную китайцами железную дорогу из Эфиопии в Джибути. Но в общем-то корень конфликта не столько в экономике, сколько в политике: Альянсы Турция-Катар и ОАЭ-Египет разошлись по важному вопросу в виде поддержки глобального движения «Братьев-мусульман». В случае с Эфиопией — это прежде всего попытки Каира любой ценой сорвать завершение строительства плотины»Возрождение» на Голубом Ниле, что изменить систему водосброса в Нил, и соответственно больно ударит по сельскому хозяйству АРЕ. Анкара в данном случае активно подыгрывала Аддис-Абебе в рамках противостояния Египту и ОАЭ, и соответственно готовила при ее поддержке симметричный ответ Абу-Даби в виде обустройства на катарские деньги своей военной базы в районе Африканского Рога. Пока не получилось, но безусловно этот проект остается в намерениях как Турции, так и Эфиопии.
Что же касается попыток Р.Т.Эрдогана нивелировать (а задачей-максимум было полное искоренение) влияния Ф.Гюлена в странах восточного побережья Африки, то неудача подстерегала его уже на Мадагаскаре. Первоначальным замыслом предполагалось, что правительство этой страны закроет учебные центры еще накануне приезда турецкой делегации. Посол Турции в Антананариву Волкан Тюрк Вурал делал все возможное. Он распространял антигюленовские листовки в Международном конференц-центре, где собирались накануне приезда Р.Т.Эрдоана турецкие и малагасийские бизнесмены, а также лоббировал в местном МИДе идею публичного заявления министра иностранных дел Мадагаскара Беатрис Аттала «решения правительства о закрытии гюленовских центров» на торжественном приеме в отеле «Карлтон», который устаивался по случаю приема турецкой делегации. В общем посол не только выслуживался, но и еще и пытался нужным образом зарекомендовать себя в глазах турецкого лидера и не попасть под кадровую чистку. Но у него ничего не вышло, и будущее его теперь туманно. Президент страны Эри Мартиаль Радзаунаримампианина с ходу отверг идею каких-либо мер в отношении школ Ф.Гюлена. На Мадагаскаре действуют два центра Ф.Гюлена Collège La Lumière и Ravinala Institut de Culture and Dialogue. Их работу курирует генеральный секретарь последнего Хасан Укар, который свободно владеет малагасийским и имеет серьезный круг знакомств среди местной элиты. Среди последних генеральный секретарь партии бывшего президента TIM Мами Ракотоаривело, генерал Д.Рамакавело, спикер сената О.Ракотомана, артист и журналист Б.Рашасимана. С ними президент Мадагаскара ссорится не захотел, тем более, что Х.Укар фомально сделал так, что он не получает никаких денег от фонда «Хизмет».
Второй удар по престижу Р.Т.Эрдоган получил в Мозамбике, где за две недели до его визита основной консультант президента страны Ф.Ньюси по турецким делам, его личный друг и министр обороны по совместительству А.Мтумуке продал весь свой пакет акций аффилированной с турецким президентом крупнейшего холдинга Limak Cimentos (20 процентов). Сделал он это по совету своего партнера и жены нового вице-президента Центрального банка Р.Гомес через фонд Dinema Investimentos, который затем продал этот пакет мозамбикской компании Persistente Industrias. Последней владеют на паях два турецких инвестора О.Атакай и С.Йылмаз, которых часть экспертов очень обоснованно считают одними из «кассиров Гюлена». Министр обороны Мозамбика также считается одним из лоббистов Ф.Гюлена в стране. Он напрямую оказывает протекцию турецким школам Согут фонда «Хизмет», действующих в стране. С его подачи президент Ф.Ньюси после переговоров с Р.Т.Эрдоганом тайно встретился с руководством школ и заверил их в своей полной поддержке. При этом на встрече с Р.Т.Эрдоганом ему было заявлено, что»президент безусловно дистанцируется от деятельности фонда «Хизмет» и не поддерживает с ним никаких отношений». Таким образом, по итогам турне можно констатировать, что эту битву за Африку Р.Т.Эрдогна пока проигрывает.

62.53MB | MySQL:101 | 0,499sec