О шестисторонних переговорах в Москве по урегулированию в Афганистане

Кабул добивается запуска переговоров с талибами по урегулированию в Афганистане. Данный вопрос обсуждался на шестисторонних консультациях с участием России, Афганистана, Пакистана, Китая, Ирана и Индии 15 февраля в Москве, заявил ТАСС специальный представитель президента РФ по Афганистану, директор второго департамента Азии МИД РФ Замир Кабулов. «Безусловно, обсуждался, — сказал он, отвечая на вопрос, рассматривали ли участники консультаций вопрос запуска таких переговоров. — Правительство Афганистана само добивается этого. Но мы, регионалы, вместе с Афганистаном собрались для того, чтобы совместно обсудить возможные пути и формы координации наших действий с афганским правительством по продвижению и содействию этому процессу». Вот, собственно, это заявление в полной мере иллюстрирует нам то, что для чего министр иностранных дел Афганистана С.Раббани приезжал в Москву в январе. Безусловно, и для того, чтобы договориться о покупке бензина, но самое основное — подключение пока посреднических усилий российской стороны для переформатирования усилий на треке внутриафганского урегулирования. Московская встреча — это пока только предтеча будущих консультаций, зондирование круга участников переговоров по этому вопросу. Сам по себе этот факт означает пока только одно: это не новый этап мирных полномасштабных переговоров, до них пока далеко. Проведение в Москве консультаций с таким набором участников де-факто означает фиаско двусторонней инициативы Кабула и Вашингтона по вопросу выхода из афганского кризиса. Напомним, что примерно два года назад американцы не без стараний со стороны кабульского режима, в общем-то, ввязались в очередную авантюру. Они позволили себя убедить в том, что пакистанцы, которые до сих пор фактически монопольно контролировали талибов, уже не в состоянии делать это с прежней степенью уверенности. Поворотной точкой на этом направлении стало обнародование данных о кончине харизматичного лидера «Талибана» муллы Омара, который по факту умер еще за пару лет до описываемых событий. Сделано это было с подачи спецслужб афганского режима, которые допустили утечку в прессу Запада, и тем самым дезавуировали негласное соглашение с пакистанцами о «неразглашении этого факта до выхода на конкретные мирные договоренности». Повод для ссоры был предельно важным – в Кабуле стремились сделать центральной фигурой в «Талибане» руководителя военного крыла движения муллу Кайюма (он уже давно плотно сотрудничает с правительством), что, в общем-то, полностью не устраивало Исламабад. Последний предпочитал иметь на этом посту свою креатуру, дабы контролировать ход переговоров и вносить туда необходимые поправки. В том числе по вопросу о выводе американского контингента из Афганистана. Это требование стало «последней каплей» для Вашингтона, который и так давно не очень был в восторге от сотрудничества с пакистанским союзником по вопросам безопасности. Достаточно вспомнить главу «Аль-Каиды» (запрещена в россии) Усаму бен  Ладена, который безбедно жил по соседству с центром управления пакистанских вооруженных сил. В «сухом остатке» Вашингтон и Кабул решили обойтись без Исламабада, полагая его влияние на талибов дезавуированным (это было поначалу действительно так, движение стало быстро фрагментироваться). К тому же США беспокоил Китай, который стал все более проявлять в паре с Пакистаном свою активность на афганском направлении. И дело было в данном случае не только в уйгурах, которые мигрировали из Китая в Сирию и обратно, а в более серьезных экономических глобальных проектах по воссозданию нового логистического пути из Китая к морским портам Пакистана, которые бы проходили и через афганскую территорию. В основу новой стратегии американцы и афганцы положили принцип «кнута и пряника», то есть переманивание на свою сторону колеблющихся полевых командиров и нейтрализации с помощью американских дронов несогласных. Но эта тактика не сработала, и потребовалось более двух лет, чтобы это осознать. Еще в конце прошлого года анонимные источники из Госдепартамента США в частных беседах сетовали на то, что «без Пакистана обойтись в афганском узле не представляется возможным». Такое прозрение наступило благодаря тому, что пакистанцам в общем и целом удалось совладать с разбродом и шатанием в стане талибов. Побочным явлением этого процесса стало, кстати, появление афганских сторонников «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России), которые сейчас старательно выпячиваются всеми участниками внутриафганского урегулирования в качестве своеобразного «пугала». Он де захватят Афганистан, а потом двинется в Центральную Азию. Не захватят и не двинутся. Афганское ИГ — это дело рук Катара, который таким образом старается также заявить о себе, как о весомой составляющей процесса выхода из афганского кризиса, не более. Захватить Кабул и еще заодно пару республик Центральной  Азии ему просто не под силу. Обратим внимание в этой связи на отсутствие представителей Дохи в Москве. Важным моментом, который все-таки заставил Кабул и Вашингтон искать способы свернуть с намеченного пути, стал альянс талибов с Ираном, который состоялся не без помощи Пакистана. Он приобрел за последний год-два характер стратегического, поскольку иранцы стали тренировать талибов в лагерях на своей территории и снабжать их оружием. В обмен, кстати, пакистанцы начали кампанию по жесткому подавлению исламистских группировок белуджий, которых Саудовская Аравия использовала для проведения подрывной работы в Иране. В этой связи идеальной площадкой для налаживания новых контуров внутриафганского урегулирования стала Москва, как игрок, который имеет свои интересы в регионе, определенную степень влияния на развитие ситуации в Афганистане, и хорошие отношения с теми же пакистанцами, китайцами и иранцами. В любом случае Москва координирует в той или иной степени свои усилия на афганском направлении именно с этой группой. Насколько нынешний зондаж на предмет трансформации формата афганского кризиса будет продуктивным с точки зрения перспективы? На это ответить сложно по одной причине — новая администрация США пока не определилась с контурами своей стратегии на афганском направлении, а последние по времени антииранские заявления заставляют усомниться в готовности Вашингтона рассматривать помимо Исламабада, еще и Тегеранв качестве коспонсоров этого процесса. Но главное в данном случае — начало этого процесса и сближения позиций.

21.85MB | MySQL:65 | 0,436sec