Обзор отчёта SETAV, посвященного месту СПГ в мировой торговле. Часть 15

Продолжаем рассмотрение Отчёта турецкого Фонда политических, экономических и социологических исследований (SETAV) под заголовком «Место сжиженного природного газа (СПГ) в мировой энергетической торговле» и анализируем ключевой раздел документа под заголовком «Выводы и предложения». Следующая за общими выводами по индустрии и по странам-экспортёрам СПГ часть выводов касается уже стран-импортёров.

Какие же основные выводы сформулировали для себя и для читателей авторы документа?

  • Индустрия СПГ развивается с ростом не только стран-экспортёров СПГ, но и, естественно, стран-импортёров. После первой «контрольной закупки» Великобританией в 1964 году, к настоящему времени число стран-импортёров достигло 30.
  • Нынешний лидер в ряду стран-импортёров – Япония – впервые закупила СПГ в 1969 году. К 2015 году объём поставок в страну сжиженного газа достиг 118 млрд куб. м. Однако, трагедия на АЭС «Фукушима», по словам авторов документа, предопределила интерес страны к возобновляемым источникам энергии и породила ожидания по уменьшению спроса на СПГ. (тут авторы демонстрируют очевидную непоследовательность – в разделе, посвященном Стране восходящего солнца ими говорилось, что главной причиной возможного спада закупок СПГ должен стать отнюдь не интерес к возобновляемым источникам энергии, которые с газом мало связаны, а вероятный ренессанс в атомной энергетике).
  • Второе место, с большим отрывом от Японии, по объёмам закупок в 2015 году заняла Южная Корея – 43,7 млрд куб. м.
  • Третье место принадлежит Китаю (26,2 млрд куб. м) при том, что страна, наряду с действующими 12 терминалами, продолжает интенсивное строительство ещё десяти. Надо ли говорить о том, что в ближайшие годы рейтинг Китая в ряду ведущих стран-импортёров сжиженного газа должен возрасти.
  • Европейский лидер по закупкам СПГ – Испания (13,1 млрд куб. м) – одновременно является страной, максимально диверсифицировавшей источники своих поставок (ведутся из 11 стран), и, если так можно выразиться, «чемпионом» по реэкспорту газа в третьи страны.
  • Вслед за Испанией заметным европейским импортёром СПГ является Великобритания (12,8 млрд куб. м), 90% своих поставок организующая из Государства Катар. Разумеется, наличие подобной «опорной точки» свидетельствует в пользу мнения о растущем влиянии Катара в Европе.

Выводы применительно к Турции:

  • Доля закупок СПГ в турецком портфолио оценивается турецкими экспертами в качестве незначительной. В этой связи, с целью диверсификации источников своих закупок, а также «уменьшении своей газовой зависимости от России», ставится вопрос о необходимости новых инвестиций в отрасль. Наряду с реализацией проектов строительства газопровода «Турецкий поток» и сооружения первой турецкой атомной электростанции «Аккую», Турции параллельно «следует» заключать сделки по новым проектам на «альтернативных рынках».
  • Турция предпринимает ряд важных шагов в том, чтобы стать энергетическим центром, прежде всего, центром торговли природным газом. В этой связи страна, как указывают эксперты, должна импортировать газ объёмом, большим своего потребления, и иметь инфраструктуру для его хранения. Также в рамках либерализации своего газового рыка следует создать механизм определения цены. В нынешней ситуации, когда Турция осуществляет свои закупки из России, Ирана и Азербайджана, и, в особенности, после «самолётного кризиса» с Россией, особую важность для закупок страны приобретают спотовые рынки.
  • Турция, как страна — важный игрок на глобальном энергетическом рынке, должна увеличить долю потребления СПГ в своем топливно-энергетическом балансе, что, в свою очередь, требует наращивания мощностей регазификационных терминалов страны и газовых хранилищ. Параллельно необходимо наращивать свои закупки СПГ из Нигерии и Алжира и укрепить своё сотрудничество с такими странами, как Катар, на спотовых рынках.
  • Имея в виду растущую долю природного газа в выработке электроэнергии, вдвойне важно обеспечить диверсификацию источников его поставок. (Турция годами продвигала идею о переходе на местный бурый уголь и возобновляемые источники энергии, однако, очевидны пробуксовки в этом плане – лицензии на строительство газовых электростанций вновь стали свободно выдаваться). Кроме того, у Турции как у страны, претендующей на то, чтобы стать «местом встречи» между странами-импортёрами и странами-экспортёрами энергоносителей – энергетическим центром – отсутствует целый ряд необходимых компонентов. И здесь авторы документа опять говорят о том, что Турция должна диверсифицировать источники своих поставок и больше использовать СПГ.
  • В вопросах закупки природного газа Турция не должна оставаться привязанной к нескольким отдельным странам (в особенности, к России) и средством к этому является СПГ.
  • Первым шагом Турции после кризиса в отношениях с Россией должно стать использование существующих регазификационных терминалов на полную мощность и в ближайшем будущем – рост их числа. Согласно имеющимся у авторов документа данным, суммарная мощность существующих двух терминалов составляет 10,3 млрд куб. м и в 2015 году они использовались лишь на 54% своей мощности. Разумеется, ни сама цифра потребления СПГ, ни эффективность использования уже существующей инфраструктуры не являются удовлетворительными для Турции, как для страны, чей объём газового потребления уже приближается к 50 млрд куб. м.
62.66MB | MySQL:104 | 0,661sec