Китай на энергетическом рынке Ближнего Востока

Потребности растущей суперэкономики.

В последнюю четверть ХХ-го века глобальная политика Китая претерпела значительные трансформации. Если в 60-70-е гг. во внешней политике Китая превалировали политические элементы (в условиях конфронтации с СССР и США Китай пытался стать лидирующей силой «третьего мира»), то после развала Советского Союза и окончания «холодной войны» на первое место выдвинулся экономический прагматизм, ставший следствием внутренних реформ Дэн Сяопина и его продолжателей Цзян Цзэминя и Ху Цзиньтао.

В последние годы экономика Китая стремительно развивается. Валовой национальный продукт Китая в 2003 г возрос на 9.1 % и составил в 2003 г. 6.4 триллиона долл. По этому основному экономическому показателю Китай вышел на второе место в мире после США (10.9 трилл. долл.). ( Для сравнения: за Китаем следует Япония — 3.5 триллиона долл., Россия занимает одиннадцатое место — 1.2 трилл. долл., Украина — 33-е место — 256.5 млрд. долл., Казахстан — 57-е место — 105,3 млрд. долл.). Ускоренное развитие и модернизация китайской экономики требует значительного увеличения финансовых и энергетических ресурсов. Наиболее убедительным показателем экономического роста Китая является неуклонно возрастающее потребление энергоресурсов. К 2003 г. Китай стал вторым после США потребителем нефти в мире, оттеснив Японию на третье место. До 1993 г. Китай удовлетворял свои потребности в нефти исключительно за счёт внутренних ресурсов. По данным министерства минеральных ресурсов Китая разведанные запасы нефти в Китае в 2003 г. составили 6.5 млрд. т. нефти — 43% от оценочных. Ожидается, что к 2010 г. Китай будет производить около 200 млн. т. собственной нефти в год и таким образом станет пятой страной по объёму произведенной нефти внутри страны.

Зависимость Китая в сфере энергетики от внешних источников постоянно возрастает. В то время, как в последние годы потребность в нефти возрастала в среднем на 4% в год, внутреннее производство нефти возрастало лишь на 1.7 % в год. В 2003 г. импорт сырой нефти в Китае возрос на 31%. За первые 4 месяца 2004 г. импорт нефти в Китае вырос на 69% по сравнению с этим же периодом прошлого года. На данное время доля импортируемой нефти в объёме всей потребляемой Китаем нефти составляет около 32% процента и при сохранении нынешних темпов роста может удвоиться до 2010 г. По некоторым прогнозам в 2004 году Китай потребит 300 млн. т. нефти, из них 120 млн. т. за счёт импорта. По оценкам International Energy Agency (IEA), к 2020 г. Китай будет импортировать около 70% сырой нефти и 50% газа Уровень потребления нефти в Китае возрастает в среднем на 7.5% в год — в семь раз больше, чем в США. По прогнозам IEА к 2030 г. Китай сравняется с США по объёмам импортируемой нефти.

Согласно данным IEA, доля Китая в мировом спросе на нефть в 2003 году составила 35%. По прогнозам IEA, потребности Китая в нефти к 2010 году могут составить 523 млн. т. Прогнозируется также, что к 2020 г. Китай будет потреблять 6-9 млн. бар. нефти в день. Китай намерен увеличить внутреннюю добычу газа до 100 млрд. куб. м. Кроме того, Китай будет импортировать около 60 млрд. куб. м. газа ежегодно.

Ближний Восток – основной источник энергоресурсов Китая

На Ближнем Востоке сосредоточено 64% всех разведанных мировых запасов нефти. По данным IEA, объём добычи нефти в Персидском заливе может достичь 30.7 млн. бар. в день в 2010 году и 42.9 млн. б/д — в 2020 г. по сравнению с 21.7 млн. в б/д в 2000 г. Это приведет к увеличению доли стран Персидского залива в мировом производстве нефти до 35% — в 2020 г.

Пытаясь занять свою нишу на ближневосточном рынке, Китай столкнулся с тем, что этот рынок был уже практически занят Соединёнными Штатами, Японией и европейскими странами. В этих условиях Китай вынужден был осваивать те немногие свободные «рискованные» рынки, которые оставались ещё не занятыми или никого не интересовали, и предлагать на рынки такие товары, которые никто не предлагал. В 1990 г. экспорт Китая в ближневосточные страны составил 1.5 млрд. долл. К этому времени около 50 тысяч китайских рабочих и служащих работали в странах региона, в основном в строительстве. В 1994 г. только товарооборот между Китаем и арабскими странами Персидского залива составил 2.26 млрд. долл.

На внешних энергетических рынках действуют три основные китайские государственные компании — CNРC, CNOOC и Petrochina, которые в последние годы значительно активизировали свою деятельность в разведке и добыче нефти на Ближнем Востоке в Северной Африке, Юго-Восточной Азии, в Центральной Азии, Австралии, Индонезии, России и Азербайджане. Активизация их деятельности была вызвана в основном уменьшением объёмов добычи энергоносителей в самом Китае.

Сегодня доля ближневосточной нефти в общем объёме импортируемой Китаем нефти составляет около 60%. Предполагается, что к 2015 г. она возрастет до 70%. В 2002 г. закупки Китаем нефти только из трёх ближневосточных стран: Саудовской Аравии (11.53 млн.т.), Ирана (10.73 млн. т.) и Омана (8.31. т.) составили 43.3% от всего объёма китайского импорта нефти.

Наиболее примечательным и значительным продвижением Китая на Ближнем Востоке представляется проникновение Китая на рынок Саудовской Аравии, которую США считают своей вотчиной. Активные отношения между Пекином и Эр-Риядом начали развиваться по восходящей в средине 80-х гг., когда Китай поставил Саудовской Аравии партию баллистических ракет средней дальности. Взамен на получение доступа к саудовской нефти Китай предлагает Эр-Рияду возможность совершать операции на своем энергетическом рынке, который вскоре будет самым крупным в мире.

В конце 90-х гг. усилились политические отношения между Пекином и Эр-Риядом. В 1998 г. наследный принц Саудовской Аравии Абдалла бен Абдель Азиз побывал в Китае. В рамках этого визита было заключено соглашение на сумму 1.5 млрд. долл. о строительстве совместного китайско-саудовского нефтеперерабатывающего завода и поставках саудовской нефти в Китай в объёме 10 млн. тонн ежегодно на протяжении ближайших 50 лет. Во время визита в 1999 г. в Эр-Рияд председателя КНР Цзян Цзэминя было провозглашено установление «стратегических отношений» между двумя странами в области энергетики. Китайская сторона также предложила поставить Саудовской Аравии межконтинентальные ракеты дальностью до 5.5 тыс. км. Однако под давлением США Эр-Рияд был вынужден отказаться от этой сделки. Некоторое ухудшение отношений между США и Саудовской Аравией в последние годы (после 9/11), очевидно, может привести к общей активизации китайско-саудовских отношений.

В начале 2004 г. китайская компания выиграла тендер по газовому проекту в северо-западной части пустыни Руб — аль-Хали. С другой стороны, саудовская компания Aramco инвестирует строительство нефтеперегонного завода в китайской провинции Шандунь. В кооперации с компанией Exxon Mobil Саудовская компания Aramco инвестирует строительство в г. Гуанджоу в провинции Фудзиян нефтехимического комплекса для переработки саудовской нефти.

Активно развиваются китайско-кувейтские отношения в энергетической сфере До недавнего времени препятствием на этом пути было отсутствие в Кувейте закона, позволяющего иностранным компаниям осуществлять финансирование нефтедобычи. Тем не менее представителям Sinopec недавно удалось достичь принципиальной договоренности с кувейтской стороной об участии в финансировании разработок нефтяных полей на севере Кувейта, запасы которых оцениваются в 10 млрд. баррелей. В ходе восьмидневного визита в Китай в начале июля 2004 г. премьер-министра Кувейта шейха Сабаха аль-Ахмеда аль-Джабера ас-Сабаха было подписано соглашение по сотрудничеству в нефтегазовой сфере.

В 90-е годы интенсивно развивалось ирано-китайское экономическое сотрудничество. С 1990 г. по 1994 г. товарооборот между Китаем и Ираном возрос с 314 до 700 млн. долл. Подписанное в 1995 г. соглашение о торгово-экономическом сотрудничестве на сумму в 2 млрд. долл. предусматривало закупки Китаем до 60 тыс. баррелей нефти в день, строительство совместного нефтеперерабатывающего завода в Китае, электростанций и цементного завода в Иране. Китайские компании Sinopec и CNPC активно действуют в Иране. В январе 2000 г. Sinopec подписала контракт с иранской государственной нефтяной корпорацией NIOC с целью разработки нефтяных полей в районах Заване и Кашан. В Иране Китай встречает жёсткую конкуренцию со стороны Японии. Недавно японские фирмы подписали контракт с NIOC о развитии нефтяных полей в районе Азадегана.

Одним из условий продвижения Китая на энергетическом рынке Ирана была продажа Тегерану китайских вооружений. Во время ирано-иракской войны (1980-88 гг.) Китай был практически единственным серьёзным источником вооружений для Ирана. По некоторым данным, Китай оказывает помощь Ирану в создании баллистических ракет дальнего действия, нарушая, таким образом, свои обязательства в соответствии с Missile Technology Control Regime (MTCR) Во время визита в США в октябре 1997 г. председатель КНР Цзян Цзэминь пообещал прекратить поставки в Иран баллистических ракет.

В 90-х годах Китай занимал одно из первых мест в потреблении, иракской нефти в соответствии с программой ООН «нефть в обмен на продукты». В 2001 г. Китай импортировал 400 тыс.т. нефти из Ирака. К марту 2003 г. Китай стал третьим потребителем иракской нефти. В июне 1997 г. CNPC подписала контракт о развитии месторождения Аль-Ахдаб, надеясь получать на нём до 90 тыс. б/д. Однако на сегодня все контракты, заключённые с режимом С. Хусейна в последние годы его существования, остаются замороженными. В настоящее время Китай предпринимает все усилия, чтобы остаться в Ираке после стабилизации ситуации в этой стране.

Визит президента Сирии Б. Асада в Китай в конце июня с.г. дал новый импульс китайско-сирийским отношениям, в том числе в сфере экономики. Прежде всего, визит Б.Асада в Пекин преследовал стремление получить политическую поддержку после того, как США объявили о своих санкциях против Сирии. Среди 10 подписанных в ходе визита Б.Асада соглашений, одно было посвящено активизации сотрудничества в нефтегазовой сфере. Из года в год Сирия наращивает производство нефти, которое в настоящее время составляет около 500 тыс. б/д, однако этого количества недостаточно для проведения масштабного и долговременного экспорта.

В январе 2004 года Египет и Китай подписали Меморандум о взаимодействии и взаимопонимании в энергетической сфере. Пекин и Каир договорились о создании совместного предприятия по бурению и обслуживанию нефтескважин в Египте и других странах на Ближнем Востоке и в Африке. Эта договоренность была достигнута в конце августа с.г. во время визита в Египет министра минеральных ресурсов Китая Сунна Веншена. Египетский министр нефти Сами Фахми выразил надежду на увеличение китайских инвестиций в нефтегазовую отрасль Египта.

В последние годы Судан по масштабам внешнеэкономической деятельности КНР занимает второе место после Персидского залива. В настоящее время Китай импортирует не более 70 тыс. б/д суданской нефти. В то же время Судан представляет собой плацдарм для операций китайских нефтяных компаний в соседних африканских странах. В условиях действия с 1997 г. экономических санкций США против Хартума китайские нефтяные компании практически получили полную свободу действий в Судане. После обострения в последнее время ситуации в западной суданской провинции Дарфур, где центральное правительство поддерживает местную военизированную группировку «Джанджавид» , усилились обвинения Китая в способствовании использованию Хартумом нефтедолларов для геноцида против населения этой провинции. Учитывая объём китайских инвестиций в развитие нефтяной промышленности в Судане, Китай был готов использовать свое право вето, если бы проект резолюции СБ ООН по Судану предусматривал использование санкций против Хартума.

Китай владеет 40% акций в наиболее крупной суданской компании GNPOC. В 2003 г. подписала контракт на строительство нефтепровода от месторождения Фула в центральном Судане до нефтеперегонного завода в Хартуме. CNPC подписала также контракт по модернизации нефтеперегонного завода в аль-Джейни, в 50 км севернее столицы, что позволит увеличить производительность нефтеперегонного завода вдвое — с 50 до 100 тыс.б/д. В 2002 году китайские компании получили в концессию два новых месторождения в Судане и планируют добывать в них ежегодно около 9 млн. тонн нефти в год (180 тыс. баррелей ежедневно). CNPC производит 40% нефти в месторождении «Аль-Вахда» — 225 тыс. б/ д. К 2005 году CNPC планирует увеличить в 3 раза производство нефти в Судане, что составит около 15 млн. тонн.

В рамках визита в Ливию в апреле 2002 года председателя КНР Цзян Цзэминя состоялось подписание соглашений о сотрудничестве в области энергетики. В соответствии с этими соглашениями китайские компании получили возможность проведения разведки, добычи и продажи ливийских энергоносителей. Так, в августе 2002 года китайская компания CNPC выиграла контракт на сумму 230 млн. долл. по строительству нефтегазопровода от месторождения Вафа до города Мелита неподалеку от Триполи. Этот нефтегазопровод должен быть введен в действие в 2004 году.

В последние годы китайские компании стабильно наращивают своё присутствие в нефтегазовом секторе Алжира. Так. В 2002 году Sinopec подписала соглашение на сумму 25 млн. долл. с целью разработки месторождения в Зарзайтине в пустыне Сахара и заключила соглашение о строительстве нефтеперегонного завода в Адраре стоимостью 350 млн. долл. и производительностью до 600 тыс. т. нефти в год. В 2003 г. CNPC и Sonatrac подписали многообещающий контракт по разработке нефтегазовых полей. В соответствии с этим контрактом, Sinopec намерена инвестировать 31 млн. долл. С целью поддержки китайских компаний на нефтегазовом рынке Алжира в феврале 2004 года председатель КНР Ху Цзиньтао посетил Алжир с государственным визитом.

Как отмечалось выше, ближневосточный регион в ближайшие 20- 30 лет останется основным для удовлетворения энергетических потребностей Китая. Учитывая, что США занимают особое место на ближневосточном энергетическом рынке, проблема расширения и укрепления позиций Китая на нем в последующие десятилетия, по-видимому, будет основным фактором, определяющим общий характер отношений между Китаем и США.

Взаимодействие США и Китая на ближневосточном энергетическом рынке

Пекинские стратеги понимают, что энергетическая безопасность Китая во многом, если не во всем, будет зависеть от уровня сотрудничества и взаимопонимания между Пекином и Вашингтоном. Вместе с тем, в Пекине отдают себе отчёт в том, что США стремятся доминировать в Персидском заливе с целью установления контроля над его нефтяными ресурсами и сдерживания проникновения Китая и других держав в этот субрегион. Со своей стороны США также обеспокоены тем, что, пытаясь закрепиться на Ближнем Востоке, Китай расширяет свои отношении со странами, с которыми США имеют сложные отношения. Сегодня это, прежде всего, Иран, Судан, Ливия и Сирия. Не вызывает большого энтузиазма в США и то обстоятельство, что Китай расширяет своё сотрудничество и с традиционными американскими партнёрами на Ближнем Востоке — Саудовской Аравией, Кувейтом, ОАЕ, Оманом и др. Китай также не собирается оставлять и иракский рынок.

Учитывая возросший контроль США над источниками энергоносителей на Ближнем Востоке и путями их транспортировки, Китай, будучи не в состоянии самостоятельно гарантировать безопасность этих путей, как это ни парадоксально, будет ещё продолжительное время зависеть от «охранной роли» США в регионе. Несомненно, США используют эту зависимость Китая, чтобы оказать на него давление с целью ограничить свои поставки военной техники в Иран. В то же время, учитывая некоторое ухудшение американо-саудовских отношений после 9/11, не исключено, что Саудовская Аравия попытается активизировать экономические связи и военно-техническое сотрудничество с Китаем с целью ослабления зависимости от США и получения поддержки со стороны Китая.

Взгляды американских аналитиков на будущее отношений между Китаем и США в своем большинстве лишены апокалипсических прогнозов, хотя некоторые «пессимисты» считают, что супердержавам трудно сосуществовать, когда их интересы сталкиваются вокруг жизненно важных природных ресурсов. По их мнению, избежать будущего столкновения между Китаем и США практически невозможно. «Оптимисты» же считают, что громадный китайский рынок является настолько жизненно важным для американской экономики, что США заинтересованы в том, чтобы китайская экономика стабильно развивалась, предоставляя новые возможности для потенциальных американских инвесторов.

Есть немало примеров прямого сотрудничества американских и китайских компаний в энергетической сфере. Так, компания Enron (США) подписала договор о намерениях с Petrochina о сооружении газопровода длиной 765 км из провинции Сычуань в города Ухань и Шанхай. Окончание работ — в 2007 году. Образована совместная компания Enron Oil & Gas China Ltd (EOGC), где Petrochina принадлежит 55% акций. Компания также намерена осваивать новое месторождение газа Гуанжун в Сычуани. На морском шельфе КНР, в основном в Южно-Китайском море, в добыче газа принимают участие американские компании Santa Fe, Chevron, Atlantic Richfield Co.

Во многих исследованиях отмечается, что нет объективных причин для возникновения конфликта между США и Китаем из-за ближневосточных энергоносителей. Если китайский импорт нефти из стран Ближнего Востока составляет 60%, то США импортирует из этого района лишь 25% нефти от своих потребностей. Остальные 75% приходятся на 60 стран-поставщиков и внутреннюю добычу нефти. Более того, предполагается, что зависимость США от ближневосточной нефти будет уменьшаться за счёт наращивания потребления каспийской, российской, латиноамериканской и африканской нефти.

41.49MB | MySQL:92 | 1,011sec