Анализ проведения информационных и психологических операций США в Ираке

Группа специалистов в области психологических операций (ПсО) совместно с аналитиками по Ближнему и Среднему Востоку подготовила анализ действий коалиционных сил по «управлению восприятием» в ходе операции «Иракская свобода» и некоторые предложения по использованию этого опыта силами ПсО многонациональных сил.

Как считает начальник отделения подполковник Стивен Коллинз, деятельность коалиционных сил по оказанию влияния на установки и сознание массовых аудиторий в других странах и, особенно, в Ираке в период подготовки, проведения и после окончания операции «Иракская свобода» является одним из важнейших аспектов данной операции, представляющим большой интерес для объединенных вооруженных сил НАТО (ОВС НАТО).

По мнению специалистов ПсО, указанная операция, как и опыт НАТО на Балканах, показали важность так называемого «управления восприятием». Они подчеркнули необходимость дальнейшей разработки средств и методов его использования, а также способов противодействия применению противником этого и других асимметричных политических и военных сил и средств. В связи с реорганизацией военной структуры НАТО и выполнением задач за пределами своих традиционных зон ответственности такие силы и средства приобретают все большую значимость для операций Североатлантического союза.

«Управление восприятием» (по терминологии НАТО) — это совокупность действий по оказанию влияния на установки и объективность мышления иностранных массовых аудиторий. Оно включает в себя общественную дипломатию, психологические операции (ПсО), информацию для общественности, дезинформацию и тайные акции. В ходе операции «Иракская свобода» специалистов альянса особенно интересовали общественная дипломатия — целенаправленная попытка убедить иностранные массовые аудитории в правильности содержания и целесообразности проводимой политики, намерений и действий, а также ПсО — использование различных специальных средств воздействия, преимущественно средств массовой информации, для оказания влияния на иностранные аудитории и их убеждения.

По оценкам экспертов, после террористических актов 11 сентября 2001 г. США предприняли попытку перестроить свой потенциал общественной дипломатии. В девяностые годы XX века он оставался невостребованным, поскольку Вашингтон в то время не рассматривал проблему разъяснения своей политики на международном уровне как острую необходимость, как это происходило во время «холодной войны». В настоящее время на высшем уровне руководство деятельностью по созданию общего позитивного восприятия политики и оборонной деятельности США осуществляет отдел глобальных коммуникаций Белого дома. В свою очередь группа по вопросам политики Совета национальной безопасности США координирует деятельность этого отдела, отдела общественной дипломатии госдепартамента и Пентагона по вопросам проводимой Белым домом политики. В совокупности эти органы образуют самую скоординированную и наиболее финансируемую стратегическую структуру управления восприятием США со времен восьмидесятых годов. Главное внимание в ней уделяется исламскому миру, причем только на деятельность, направленную на страны Ближнего Востока, ассигнуются более 750 млн. долл. США.

Несмотря на столь мощные усилия, деятельность США в области общественной дипломатии до операции «Иракская свобода» не принесла заметных успехов. Выступившему 5 февраля 2003 г. с речью в Совете Безопасности ООН государственному секретарю США К.Пауэлу не удалось убедить представителей ключевых государств-участников Совета Безопасности — Германию, Россию и Францию — в необходимости немедленной военной акции против Ирака. В противовес этому последующее выступление в ООН министра иностранных дел Франции Д. де Вильпена, в котором подвергались сомнению все аспекты речи К.Пауэла, вызвало одобрительные выкрики и бурные аплодисменты. В результате этого Лондону и Вашингтону не удалось добиться значительного прогресса в своих усилиях и заручиться поддержкой своих традиционных союзников, а голосование по второй резолюции Совета Безопасности ООН, санкционирующей военную акцию против Ирака, так и не проводилось, поскольку стало очевидно, что необходимую поддержку получить не удастся.

Как считают специалисты в области ПсО, деятельность США в области общественной дипломатии в исламском мире также пока не принесла значительных результатов. По их мнению, для обеспечения эффективности общественной дипломатии требуются постоянные усилия и долговременная перспектива. Как пишет издатель «Американских арабских новостей» О.Сиблиани: «Даже если США удалось бы привлечь к связям с общественностью пророка Мухаммеда, это все равно бы не помогло». Одним из главных инструментов, который может принести положительные результаты в будущем, является «Радио Сава» (Радио «Вместе»). Эта финансируемая Конгрессом США радиостанция вещает на арабский мир и передает западную и арабскую поп-музыку с вставками новостей, освещаемых с американских позиций. Уже через несколько месяцев после начала ее работы заявлялось, что «Радио Сава» стала одной из самых популярных радиостанций среди молодых арабов.

Во время военной кампании в Ираке коалиция предприняла попытку сформировать благоприятное видение конфликта во всем мире, используя для этих целей разнообразные методы, включая «внедрение» журналистов в воинские части и подразделения, отправлявшиеся на войну. Хотя первоначально это решение вызвало споры, по ряду причин оно оказалось достаточно эффективным ходом. Во-первых, журналисты, которые хотели принять участие в операции, должны были пройти обязательную подготовку в учебном лагере для новобранцев. Это дало им возможность лучше понять проблемы, с которыми сталкивается обычный солдат. Во-вторых, в результате такого «внедрения» неизбежно образовывались связи между журналистами и подразделениями, о которых они писали. В-третьих, оно имело смысл, так как таким образом была обеспечена безопасность журналистов, а мир впервые имел возможность следить за освещением событий с поля боя «в масштабе реального времени».

Фактором, идущим вразрез с этими усилиями и активно влиявшим на мировое общественное мнение, стали альтернативные источники новостей. В частности, увеличение числа спутниковых служб телевизионных новостей и расширение подключения к Интернету существенно затрудняет оказание воздействия на мнения и установки массовых аудиторий на глобальном и даже региональном уровне. Резкий рост количества поставщиков новостей позволяет зрителям знакомиться с новостями, которые усиливают их собственные предубеждения и установившиеся мнения. Арабский зритель, который считает, что освещение событий на CNN противоречит его предпочтениям, может переключиться на арабский спутниковый канал новостей «Аль-Джазира» и следить за тем, как представляются события в мире с точки зрения, соответствующей его собственной.

По некоторым данным, в ходе конфликта Иракское информационное агентство осознало силу «Аль-Джазира» и даже внедрило в эту организацию своих агентов, чтобы способствовать усилению освещения событий с проиракских позиций. Аналогично этому войска коалиции пытались бомбардировками и электронным глушением прекратить вещание службы новостей иракского телевидения. Причем делалось это по соображениям не только ее влияния за пределами Ирака, но и, может быть даже в большей степени, ее влияния внутри страны.

Хотя на стратегическом уровне общественная дипломатия дала в лучшем случае неоднозначные результаты, проведение ПсО в Ираке на военном оперативном и тактическом уровнях было более успешным. Большое воздействие оказало использование таких обычных средств ИПВ, как радио и листовки, а также целевых информационных средств (например, электронной почты) в борьбе против ответственных за принятие решений иракцев. Кроме того, в ходе наземных операций активно применялись звуковещательные установки.

До первого удара, нанесенного по Ираку 20 марта 2003 г., над территорией этой страны было распространено более 40 млн. листовок. Еще столько же было сброшено непосредственно в ходе военной кампании. В некоторых листовках содержались угрозы уничтожения действующих воинских формирований, в других содержались призывы к населению и военным игнорировать указания руководства партии «Баас». В целом, по мнению специалистов ПсО НАТО, они произвели ожидаемый эффект. Проблема оценки эффективности психологических операций заключается в том, что на войне трудно установить причинную связь событий с конкретным видом действий. Поэтому можно предположить, что вооруженные силы Ирака не смогли оказать должного сопротивления силам коалиции в результате сочетания всех трех факторов: ПсО, авиационных бомбардировок и отсутствия необходимого тылового обеспечения. Количественная оценка роли ПсО в изменении установок и поведения иракцев в интересах коалиции является важной переменной величиной, и ее еще предстоит провести.

Число иракцев, сдавшихся в плен коалиционным войскам, конечно же, не достигло уровня войны в Персидском заливе 1991 г., когда в плен сдалось 70 тыс. иракцев. Несмотря на то, что в первый день во время захвата Умм-Касра в плен сдалось 250 иракцев, это не стало тенденцией. В первые дни конфликта подход коалиционных войск ко всей военной кампании был по большей степени психологическим: у них существовала надежда, что применение преобладающей силы и высокоточного оружия приведет иракцев в «шок и трепет», и иракский режим падет. Неудача «шока и трепета» вынудила США изменить такой подход и перейти к проведению регулярных мероприятий и оказанию постоянного давления, что, несомненно, повлекло за собой пересмотр подразделениями ПсО тем и идей материалов информационно-психологического воздействия (ИПВ).

В анализе отмечается, что кроме листовок коалиционные ПсО широко использовали такое средство информационно-психологического воздействия, как радио. При вещании со стационарных передатчиков, а также с радиостанций, расположенных на самолетах ЕС-130 «Коммандо Соло», коалицией использовался радиоформат, аналогичный «Радио Сава», с большим количеством поп-музыки, вставками новостей и небольшим числом объявлений. Название этой работавшей на всей территории Ирака радиостанции («Информационное радио»), по мнению экспертов НАТО, «не впечатляло». За пределами крупных населенных центров были также созданы местные радиостанции ПсО — одной такой станцией была английская «Радио Нарайян» (Две реки), работавшая в диапазоне УКВ в пригороде Басры. В дополнение к работе своих радиопередатчиков, коалиционные войска предпринимали попытки электронного глушения иракских радиостанций, чтобы обеспечить себе монополию на передаваемую по радио для иракской территории информацию.

Описанная выше тактика ПсО является примером так называемых «белых» ПсО, при которых открыто и точно указывается, кто финансирует и готовит такую продукцию. Во время иракского конфликта также проводились так называемые «черные» ПсО, при которых информация якобы готовится одним источником, но на самом деле создается другим. По имеющимся сообщениям, Центральное разведывательное управление США создало радиостанции для «черных» ПсО еще в феврале 2003 г. Одна такая станция, «Радио Тикрит», пыталась завоевать доверие слушателей, заявляя, что она работает в районе Тикрита под руководством лояльных режиму иракцев, и в своих редакционных выступлениях добросовестно выражала поддержку С.Хусейну. Однако через несколько недель тон ее выступлений изменился, и радиостанция стала выступать со все большей критикой иракского лидера. Разработчики этой ПсО надеялись, что целевая аудитория не заметит обмана и поверит информации, поступающей из надежного источника, которому она доверяет, хотя в действительности он таковым не являлся. Конечно, всегда существует риск того, что если обман откроется, то пострадает доверие ко всему комплексу психологических операций, как «белых», так и «черных».

Специалисты НАТО отметили, что одним из новых средств ИПВ, применявшихся в коалиционных ПсО при подготовке операции «Иракская свобода», было направление текстовых сообщений с сотовых телефонов и по электронной почте непосредственно ключевым руководителям иракского режима. В начале 2003 г. в Ираке было только 60 интернет-кафе. Стоимость подключения к Интернету в домашних условиях составляла 25 долл. США и была недоступна большинству обычных иракцев. Кроме того, иракский режим неохотно шел на открытие доступа к Интернету своим гражданам. Поэтому, многие обычные иракцы не имели доступа к Интернету, но его имела большая часть руководства партии «Баас». Коалиционные силы использовали это средство с конкретной целью, чтобы показать каждому иракскому руководителю возможные последствия поддержки С.Хусейна.

По мнению экспертов Североатлантического альянса, вновь активно и успешно действовали тактические подразделения ПсО на автомобильных звуковещательных установках, непосредственно приданные частям армии и морской пехоты. Как и в предыдущих вооруженных конфликтах, такие подразделения доказали свою эффективность. Они помогали убеждать сдаваться в плен окруженные иракские подразделения, контролировать иракских военнопленных и даже проводили операции по дезинформации иракских войск, воспроизводя через громкоговорители звуковые эффекты, имитирующие шумы танков и вертолетов.

В то же время специалисты ПсО НАТО считают, что разработчики военных планов операции «Иракская свобода» не предусмотрели возможность заблаговременного создания потенциала ПсО в постконфликтный период. В результате этого иранские агенты, особенно в южном Ираке, смогли в некоторых случаях заполнить информационный вакуум. Чтобы исправить такое положение, США привлекли соответствующие информационные компании для быстрого заполнения эфира практически любыми материалами, не обращая особого внимания на их содержание и качество. В этой связи довольно часто возникали некоторые накладки. Например, когда внимание СМИ в США переключалось с Ирака на другие темы, компании-подрядчики начинали передавать сообщения об американских местных событиях, которые вызывали недоумение у иракцев.

На основе анализа операций коалиционных сил по управлению восприятием в ходе действий в Ираке специалисты ПсО НАТО сделали некоторые предварительные выводы, которые, по их мнению, очень важны для совершенствования порядка планирования и выделения средств для проведения собственных психологических операций Североатлантического альянса:

1. Общественная дипломатия связана с целым рядом проблем и для достижения успеха в этой сфере может потребоваться очень длительное время.

Общественная дипломатия не дает немедленных результатов. Даже когда для этих целей выделяются большие суммы денег и привлекаются квалифицированные сотрудники, как это делается в последние несколько лет в США, ее реальные успехи незначительны. Но это не означает, что общественную дипломатию следует игнорировать. Изменение укоренившихся установок требует постоянной работы в течение долгого времени.

2. Существует увеличивающийся разрыв в потенциале ПсО стран-членов НАТО.

Увеличивается разрыв между США и другими государствами-членами НАТО в плане уделяемого ПсО внимания. США расходуют значительные средства на наращивание своих сил и средств ПсО. Собственный потенциал также повышают Бельгия, Великобритания, Германия, Испания, Польша и Чешская Республика. В то время как отдельные страны НАТО активно совершенствуют свои ПсО, в штаб-квартире и стратегических командованиях НАТО практически ничего не предпринимается для усиления общеблоковых сил и средств психологических операций. ПсО — это вид деятельности, который НАТО может и должна совершенствовать, но для этого ей необходимо взять на себя соответствующие обязательства.

3. Особое значение ПсО имеют в постконфликтной фазе.

По мнению специалистов НАТО, ПсО могут сыграть важнейшую роль именно на этом этапе, когда, как правило, возникает информационный голод, а аудитория остро нуждается в позитивной информации. Как считают специалисты отделения, в этой области коалиционные силы в Ираке могут использовать богатый опыт альянса в области проведения постконфликтных ПсО (деятельность НАТО в Боснии и Герцеговине и в Косово). Более того, сотрудники отделений ПсО в штабах СФОР и КФОР уже стали специалистами в этой области, которая может значительно отличаться от проведения ПсО во время конфликта. Коалиционным силам стоит изучить опыт НАТО в области управления восприятием на Балканах и применять его в ходе своей текущей деятельности в Ираке.

4. Неправильное применение термина «ПсО».

Специалисты-практики в области психологических операций обращают внимание на неоправданно частое использование термина «ПсО» в военных брифингах и прессе во время операции «Иракская свобода». В последних военных операциях из-за использования нечеткой терминологии возникла тенденция подмены понятий. Это было связано с отказом от термина «психологические операции» и частой его заменой другими выражениями, например, «информационные операции» (ИО), которые рассматривались как более приемлемые. По мнению экспертов НАТО, широкое использование термина ИО в последние пять-шесть лет и нечеткое его понимание разработчиками военных планов привели к тому, что термины ПсО и ИО стали почти синонимами. Это может привести к негативным последствиям. Не очень определенный характер термина ИО сделал его удобным выражением для описания тех видов боевой поддержки, которые до сих пор не поддавались точной классификации. Когда ПсО помещается под заголовком ИО, это часто приводит к снижению важности ПсО. На практике для специалистов ПсО это затрудняет прямой доступ к командиру, необходимый им для оказания ему эффективной поддержки.

Еще большую озабоченность вызывает то, что пресса и общественность стали также участвовать в этой игре в слова, выражая опасения, что использование термина ИО представляется преднамеренной попыткой позволить политикам применять ПсО для манипулирования внутренними аудиториями с целью обеспечения поддержки при проведении слабой и непопулярной политики. Это тот случай, когда военным терминам приписывается большая, чем на самом деле, степень воздействия. По мнению специалистов альянса, нет никакой связи между ПсО и деятельностью по информированию общественности, направленной на глобальное общественное мнение и внутренние аудитории с целью обеспечить точное и правдивое освещение событий. Развитие ситуации в Ираке показало, что общественность принимает термин ПсО применительно к действиям при подобных операциях, если они направлены, как и полагается, на аудитории в зонах боевых действий или тех странах, где проводятся операции по урегулированию кризисов. Политически корректные термины, такие как ИО, могут быть удобными при проведении брифингов, но, в общем, использование размытых терминов такого рода мало что дает, за исключением путаницы и неточности в понимании.

Таким образом, специалисты психологических операций НАТО делают вывод о том, что в условиях предполагаемого проведения Североатлантическим союзом продолжительных действий в районах, где хорошо развиты местные средства массовой информации, с их стороны возможна серьезная конкуренция с НАТО за влияние на восприятие событий местными и международными аудиториями. При этом резко возрастает важность общественной дипломатии и ПсО, которые при своей относительной доступности способны принести хорошие результаты. Учет уроков, полученных в ходе операции «Иракская свобода», предоставляет Североатлантическому союзу уникальную возможность повысить в ходе современной перестройки военной организации НАТО свой потенциал управления восприятием и ПсО и предотвратить возможность эффективного использования подобных средств против альянса будущими противниками.

41.3MB | MySQL:92 | 1,046sec