Об отношениях в треугольнике Россия-Турция-США на севере Сирии

10 марта состоялся официальный визит в Россию президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.  Основными темами переговоров были экономическое сотрудничество и ситуация в Сирии. Судя по комментариям двух лидеров, визит удался. «Нам удалось преодолеть провокационные действия и все проблемы. Было проведено много работы для нормализации наших отношений. Мы считаем, что есть заметный сдвиг в наших отношениях. Я считаю, что мы завершили процесс нормализации в результате нашего сегодняшнего совещания», — отметил президент Турции Р.Т.Эрдоган. В ходе визита были достигнуты договоренности по будущей отмене виз для деловых поездок граждан Турции в РФ, по возобновлению разрешений турецким компаниям на приглашение рабочей силы из Турции (это крайне актуально для турецких строительных фирм, работающих в РФ). Стороны также договорились об образовании Российско-турецкого совместного инвестиционного фонда объемом в 1 миллиард долларов. В то же время сотрудничество двух стран по урегулированию непростой ситуации на севере Сирии представляется едва ли не важнее, чем прорывы в экономической сфере.

Последний месяц ознаменовался крайним осложнением ситуации на севере Сирии. В условиях скорого разгрома террористической организации «Исламское государство» (ИГ, запрещено в России) главным вопросом становится, кто будет контролировать северо-восточные районы страны и, в частности, провинцию Ракка: правительство Башара Асада, вооруженные формирования сирийских курдов, которых поддерживают США или  Турция и протурецкие группы вооруженной оппозиции.

В феврале с.г. турецкое руководство поставило своей задачей дальнейшее развитие военной операции «Щит Евфрата»  в сторону города Манбидж, уже занятого курдскими отрядами из Партии демократического союза (ПДС) и в сторону Ракки, которую турки планировали взять совместно с силами Сирийской свободной армии (ССА), фактически выступающей в роли клиента Анкары. Этому предшествовали интенсивные американо-турецкие контакты. Однако в начале марта Анкара столкнулась с рядом значительных препятствий на пути дальнейшей экспансии в Сирии. 3 марта  Военный совет Манбиджа, состоящий из курдских полевых командиров, принял принципиальное решение передать контроль над рядом деревень в западной части района частям сирийской правительственной армии. При этом к вечеру 3 марта правительственные силы уже выдвинулись по направлению к этим населенным пунктам. Учитывая то, что курдские «Силы демократической Сирии» (СДС) находятся под сильным американским влиянием, можно говорить о взаимодействии Москвы и Вашингтона в этом районе, пусть пока тактическом и ситуационном. Москва и Вашингтон выразили свое пока неявное несогласие с намерением турецкого руководства двинуть свои войска на Ракку через Манбидж, попутно выбив из него курдские формирования, которые при этом еще и входят в состав проамериканских СДС. Американские военные при этом разместились по периметру самого города, а сирийским войскам с соответствующей авиационной поддержкой курды дали занять запад района. Таким образом, на пути возможного движения протурецких отрядов оппозиции и идущих за ними собственно турецких войск оказываются мощные заслоны.

Что заставило американцев отойти от поддержки турецкой линии в Сирии и предпочесть альянс с сирийскими курдами. Представляется, что на это повлияло несколько факторов. Во-первых, американцы боятся, что часть бывших боевиков будет не уничтожена, а инкорпорирована в протруецкие формирования сирийской вооруженной оппозиции. В этом случае существует угроза возобновления террористической активности в северных районах Сирии. Вторым фактором, повлиявшим на решение Вашингтона, была, по-видимому, военная слабость турецких вооруженных сил и их союзников. Турецкой армии понадобилось 16 недель, чтобы занять сравнительно небольшой город Эль-Баб. При этом потери среди турецких военнослужащих составили 60 человек, среди их союзников – 1400 человек. При этом американцы скептически отнеслись к плану Анкары о возможности превращения этих вооруженных отрядов в альтернативную сирийскую национальную армию. Союзниками Турции по боевым операциям на севере Сирии являются «Лива Султан Мурад» («Бригада султана Мурада»), «Лива Мехмед Фатих» («Бригада Мехмеда Фатиха»), «Бригада султана Меликшаха», «Бригада Сулейман-шаха», «Бригада Семерканд», «Мустасим Биллах». Как видно по названиям, часть из этих отрядов является вооруженными формированиями сирийских туркоманов, другая часть связана с движением «Братьев-мусульман». Впрочем, наиболее боеспособные формирования «братьев», входящие в состав группы «Ахрар аш-Шам» в турецком походе на севере Сирии участия не принимали, так как их боевики в настоящее время воюют в районе Идлиба со своими бывшими союзниками из «Джейш Фатх аш-Шам» (ранее «Джебхат ан-нусра», запрещена в России). При этом турки лоббировали участие в операции по освобождению Ракки своих сирийских союзников и выступали против любого участия в наступлении сирийских курдов из СДС.

Мало что дала в практическом плане встреча начальников генеральных штабов вооруженных сил Турции, России и США в Анталье, состоявшаяся 8 марта. В итоге турецкой экспансии на севере Сирии был положен предел, а американское военное присутствие на севере САР резко возросло. Предусматривается усиление контингента в 500 американских военнослужащих, которые воюют на стороне СДС в обмундировании курдских боевиков. Кроме того, на север Сирии прибудет американская военная техника, в том числе гаубицы и дальнобойная артиллерия тех же образцов, которые применялись в Мосуле.

Данную тенденцию можно воспринимать как весьма тревожную. Сирийское правительство в Дамаске воспримет одинаково болезненно захват Ракки как турками, так и сирийскими курдами в союзе с Вашингтоном. Президент САР Башар Асад не раз недвусмысленно заявлял о том, что суверенитет сирийского государства должен быть восстановлен над всей территорией страны. Провинция Ракка имеет чрезвычайно важное значение для сирийской экономики. На ее территории расположены нефтяные месторождения. До гражданской войны Сирия полностью обеспечивала свои потребности в нефтепродуктах и даже экспортировала некоторое количество сырой нефти. По причине захвата этой территории сторонниками ИГ Сирия превратилась в импортера нефти, что отрицательно сказывается на ослабленной войной экономике. Кроме того, окрестности Ракки традиционно являлись зерновой житницей Сирии.

В последнее время ряд фактов свидетельствует о том, что влиятельные политические группы в Вашингтоне, вынашивавшие провалившийся план силового свержения законного правительства в Дамаске, рассматривают в настоящее другой проект: кантонизацию Сирии, ее дробление на ряд мелких квазигосударств. Об этом, в частности, свидетельствует появившееся на сайте американской организации CFR интервью бывшего американского посла в Сирии Роберта Форда, в свое время много сделавшего для разжигания сирийской смуты. Р.Форд говорит о том, что «никто не подпишет соглашения о разделе Сирии, но де-факто фрагментация уже состоялась и с этим надо считаться».

В подобную стратегию вписывается и планируемая США военная операция по удару с юга, из Иордании на Дейр эз-Зор и Ракку. По сообщению агентства Reuters, формально в качестве ударной силы для этого наступления предполагается привлечь т.н. «Новую сирийскую армию» под командованием бывшего лидера оппозиционной Национальной коалиции оппозиционных и революционных сил (НКОРС) Ахмада Джарбы. Однако здесь встает ряд вопросов. Во-первых, сам А.Джарба никогда не воевал и не имеет опыта командования. Во-вторых, данная «армия» насчитывает всего три тысячи человек. Впрочем, у А.Джарбы есть одно преимущество для выполнения американской миссии. Он является потомком шейхов влиятельно суннитского племени шаммар.

Таким образом, не исключено, что в планы администрации Д.Трампа входит фактический раздел Сирии и создание на северо-востоке страны полунезависимого «Суннистана» под американским, а не под турецким протекторатом.

49.57MB | MySQL:112 | 0,937sec