Турецко-американские отношения на фоне сирийского конфликта

Внешняя политика Турции сегодня осуществляется, учитывая два важных процесса: продолжающееся влияние попытки государственного переворота в июле 2016 года на двусторонние и институциональные отношения и предстоящий референдум об основных конституционных изменениях, что привело к глобальному кризису с европейскими странами.

Журналист, эксперт по Ближнему Востоку Серкан Демирташ считает, что сегодняшняя картина внешней политики Турции показывает, что существуют серьезные проблемы как на восточном, так и на западном фронтах. «Располагаясь географически в очень важном месте, с полным набором экзистенциалистских проблем, у Турции нет роскоши предпринимать ошибочные шаги, ослабляя ее традиционные союзы. Существует острая необходимость в проведении повторной калибровки турецкой внешней политики, если не сейчас, то после референдума»- пишет С.Демирташ.

Говоря о традиционных связях и союзниках Турции, конечно, имеются в виду и США. Несомненно, для Турции был очень важным вопросом, кто станет новым президентом США. Несмотря на то, что турецкие проправительственные издания писали, что «турецко-американские отношения являются прочными и чрезвычайно важными, и это не зависит от того, кто является лидером страны», однако после выборов и они не могли не заметить ту осторожность, которую демонстрируют и США, и Турция на данном этапе отношений. Те же эксперты считают, что главная цель президента США Дональда Трампа состоит в «минимизации разногласий между двумя странами». Вместе с тем одним из важнейших вопросов двусторонней повестки дня, несомненно, события на Ближнем Востоке.

Эксперт по Турции Ховард Эиссентант из Университета Лоуренс отмечает: «К Трампу Эрдоган относится намного осторожней. Возможно, президент Турции еще надеется на сотрудничество на сирийском фронте, и он не уверен какова будет цена».

Осторожность очевидно взаимна. Соединенные Штаты почти не проронили ни слова о десятках тысяч людей, которых Турция продолжает держать в тюрьмах, обвиняя в причастности к неудачному перевороту 15 июля. США также не комментируют все более отчаянное положение курдов в Турции.

Недавно в турецкой прессе появилась информация, что госсекретарь США Рекс Тиллерсон совершит визит в Турцию 30 марта. Он будет самым высокопоставленным американским официальным лицом, который посетит Турцию с тех пор, как в январе Дональд Трамп стал президентом США. Высокопоставленный турецкий чиновник, который говорил на условиях анонимности, в беседе с Al-monitor подтвердил, что Р.Тиллерсон, как ожидается, встретится с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом и министром иностранных дел М.Чавушоглу. Он так же добавил, что «для госсекретаря не будет не характерным посещение и другие страны региона».

Однако надо отметить, что в американских экспертных кругах уже давно считается, что внешнюю политику США определяют не в Госдепартаменте, а в Белом доме и Пентагоне. И не случайно, что после встречи глав внешнеполитических ведомств двух стран как в Германии, в рамках заседания Большой двадцатки, так и в США, во время встречи глав МИД международной коалиции по борьбе с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в России),  стороны сделали короткие комментарии, ограничиваясь практически только публикациями в «Твиттере». Не обошлось, конечно, без рядовых заявлений турецкой стороны, что «на отношения с США бросают тень вопросы, связанные с задержкой выдачи Фетхуллы Гюлена и поддержкой США сирийских курдов». «После решения этих задач никакие обстоятельства уже не смогут бросить тень на отношения США – Турция», — сказал глава МИД Турции.

Между тем, на севере Сирии складывается крайне деликатная ситуация.  Протурецкая Сирийская свободная армия (ССА), вытеснила  ИГ из г.Эль-Баб и следующими целями наступления могли бы быть Манбидж и Ракка.

Однако, администрация Д.Трампа дала ясно понять, что она продолжит политику Барака Обамы, то есть будет тренировать и снабжать Партию демократического союза (ПДС) и Отряды народной самообороны (ОНС). В частности, пресс-секретарь Государственного департамента Марк Тонер подтвердил, что администрация Д.Трампа не видит связей между организациями ПДС / ОНС и Рабочей партией Курдистана (PПK): «Мы также внимательны к проблемам между Турцией и ОНС, однако мы не согласны с их мнением связывать ОНС с PПK»,- заявил М.Тонер.

7 марта Анкара нанесла удар по усилиям по оказанию гуманитарной помощи в Сирии, приказав «Корпусу милосердия» из Орегоне прекратить операции, которые тот осуществляет из Турции. Официальная причина заявленная Анкарой заключается в том, что эта организация, которая является одним из крупнейших организаторов гуманитарной помощи в Сирии, не смогла заполнить официальные документы. Однако, Амберин Заман, эксперт центра Вудро Вильсона, считает, что скорее это произошло потому, что турецкое правительство выступает против гуманитарных организаций, которые помогают  курдам или действуют через районы, контролируемые сирийскими курдами.

В то же время Турция, которая наряду с Албанией является преимущественно мусульманским членом НАТО, проводит политику сближения с Россией. В настоящее время ведутся переговоры с Россией о приобретении ЗРК С-400. Джеймс Ф. Джеффри, бывший посол США в Турции и старший научный сотрудник Института Ближнего Востока в Вашингтоне, отметил: «Такая политика Турции приведет к тому, что США и Европа придут к мнению, что Эрдоган окончательно перешел в сторону России и, следовательно, новый президент США не будет заинтересован в сотрудничестве с Эрдоганом. Это будет felaket»,- сказал он Al-Monitor, используя турецкое слово, означающее катастрофа.

Турецкие военные подразделения и ССА, действующие в рамках операции «Щит Евфрата», в настоящее время контролируют более 772 квадратных миль, освобожденных от ИГ с августа 2016 года. Их удерживают на востоке вооруженные подразделения России, сирийские правительственные силы и спецназ США, которые фактически препятствуют действиям турецких военных по отношению ОНС в Манбидже. Комментируя сложившуюся ситуацию бывший пресс-аташе турецкого правительства, ныне аналитик проправительственной газеты «Йени чаг», Ахмет Такан сказал. «Наши военные застряли в Эль-Бабе. Они не могут двигаться в перед, так как там вооруженные силы курдов, США, России и сирийского режима. Они не могут повернуть назад, поскольку там референдум 16 апреля».

В таких условиях, однако, трудно не заметить примирительный тон министра обороны Турции Фикри Ышыка, который заявил о «необходимости» найти «дипломатическое решение» с Соединенными Штатами и Россией для прекращения присутствия ОНС в Манбдже. Как правильно отмечает А.Заман, его комментарий отражает общее смягчение антиамериканской риторики Турции, который в последний период администрации Барака Обамы становился все более резким.

Известный турецкий журналист, аналитик Мурат Еткин в своей статье «Сценарии относительно Ракки: Турцию исключают?» пишет, что на данный момент официальная позиция Анкары — ожидание официального заявления президента США Д.Трампа. «Конечно, не нужно упускать из виду, что это ожидание совпадает с процессом, связанным с референдумом 16 апреля в Турции, поскольку вопрос об участии Турции в операции в Ракке, разумеется, будет иметь политическую ценность для правительства Партии справедливости и развития»,- добавляет М.Еткин.

После встречи в Анталье и Россия, и США достаточно ясно дали понять, что их не интересует план Анкары — совместно взять Ракку, которая с января 2014 года находится в руках ИГ. Центральное командование США (CENTCOM) даже пожелало перебросить в Сирию артиллерийское подразделение и показать, что не нуждается в партнере по НАТО — Турции в этом вопросе. Причина, по которой американцы не склоняются к турецкому предложению, — беспокойство о том, что изменение плана операции, создававшегося два года, повлечет за собой временные и бюджетные затраты и, возможно, даже новую волну «экстремизма».

По мнению аналитика М.Еткина, возможно силы сирийского режима при поддержке России могут принять решение продвинуться из Манбиджа на восток и дойти до Ракки. «В этой ситуации реализуется один из двух вариантов. В первом случае ИГ может оставить Ракку (как в Джераблусе в ходе операции «Щит Евфрата») или, сражаясь (как в Эль-Бабе), отступить (вероятно, по направлению к Дейр эз-Зору или Ираку). В этих условиях силы сирийского режима зайдут в Ракку, а США не станут вмешиваться»,- пишет М.Еткин.

При втором варианте ИГ может выбрать путь сопротивления в Ракке, которую она так или иначе считает своим политическим центром. М.Еткин продолжает: «В такой ситуации США не пожелают сталкиваться лицом к лицу с Россией и поддерживаемой Россией сирийской армией. США, может быть, и не пойдут на открытое сотрудничество, но мешать, определенно, не будут»,- добавляет он и полагает, что сирийский режим, который в этом случае будет нуждаться в большей наземной силе, может попытаться договориться с ПДС, следовательно, и с ОНС. Бойцы ОНС могут опять же начать воевать против ИГ, но на этот раз не в рядах США, а на сирийско-российском фланге». М.Еткин заключает: «К такой операции Турция не будет привлечена, да и сама она не пожелает участвовать».

Очевидно, в каждом из двух рассмотренных сценариев на Турцию не ложится сколь-нибудь важная роль. Это, конечно, может подразумевать еще один шаг назад в сирийской политике турецкого правительства, но то, что Турция не будет еще больше вовлечена в гражданскую войну в Сирии, можно также посчитать благоприятным развитием событий.

52.28MB | MySQL:103 | 0,471sec