Алжир продолжает замену руководителей энергетической отрасли

В Алжире продолжается процесс смены лидеров профильных структур энергетической отрасли. После того, как 20 марта со своей должностью расстался генеральный директор компании Sonatrach Амин Мазузи, 22 марта был уволен и его коллега из Стратегического национального агентства по оценке углеводородных ресурсов (Alnaft) Сид Али Бетата, на место которого был назначен член правления того же агентства Арезки Хосини.

При этом следует заметить, что, в отличие от нового руководителя Sonatrach Абдельмумена Уальда Каддура, новый руководитель Alnaft не имеет столь выдающихся достижений. Напротив, об обладает лишь степенью магистра физики, полученной в алжирском Университете технических наук имени Хуари Бумедьена (USTHB) и диплом специалиста – инженера-геофизика по итогам обучения в алжирском же Институте нефти (IAP).

За плечами у него опыт работы в качестве руководителя банка данных геологоразведки в компании Sonatrach, а также директора отдела банка данных Alnaft, а затем члена исполнительного комитета этого же агентства.

Таким образом, из троих основных руководителей алжирской энергетической отрасли лишь Нуреддин Бутарфа сохраняет свою должность.

Однако, судя по всему, и он чувствует себя очень неуютно ввиду продолжающихся изменений в управлении нефтегазовым сектором страны, которые напрямую касаются и его самого. Правда, пока его позиции представляются несколько более прочными, чем у потерявших свои места Сида Али Бетата и Амина Мазузи.

Примечательно, что в обоих случаях формальную техническую часть по отправлению их в отставку осуществлял не президент АНДР Абдельазиз Бутефлика, как это происходило ранее в случаях подобных перестановок, а сам Н.Бутарфа, что может, по мнению ряда алжирских источников, свидетельствовать о сохранении по отношению к нему доверия со стороны представителей высшего руководства страны.

Между тем, ситуация в Alnaft заслуживает не меньшего внимания, чем последние события, связанные со сменой лидера Sonatrach. Так, в последнем случае необходимо указать на предшествующую данным событиям управленческую «чехарду» – за неполных семь лет там сменилось пять руководителей данной компании, причем некоторые из них, как Саид Сахнун, занимали соответствующий пост менее года (июль 2014 – июнь 2015).

Однако в Alnaft была совсем другая ситуация: Сид Али Бетат являлся бессменным главой этого агентства с момента его создания в 2005 году т.е. 12 лет.

Что же касается сменившего его Арезки Хосини, то пока новый руководитель получил лишь статус исполняющего обязанности председателя его правления, что, по мнению алжирских экспертов, предвещает новые назначения на пост генерального директора этой структуры уже в ближайшем будущем.

Между тем, в данном случае представители алжирских властей фактически уже открыто заявили о причинах подобных перемещений.

Так, Нуреддин Бутарфа, представляя Арезки Хосини его сотрудникам как нового (пусть и временного) главу Alnaft, отметил, что, как и в случае с назначением на пост генерального директора Sonatrach Абдельмумена Ульд Каддура, ему необходимо «проявить инициативу, чтобы увеличить доходы отрасли».

Между тем, за этой формулировкой кроется не только желание представителей алжирских властей получить больше доходов от добычи углеводородов, чем это планировали Сид Али Бетата и Амин Мазузи, но и развивать энергетическую отрасль с прицелом «на будущее».

В частности, речь идет о привлечении иностранных инвесторов после неудачи четвертого тендера по геологоразведке энергоресурсов.

В связи с этим перед новым руководством Sonatrach и Alnaft ставятся задачи «активно вступать в партнерские отношения с зарубежными компаниями, учитывая последние изменения в нормативно-правовой сфере и следовать компромиссному подходу в плане заключения договоров с ними.

Еще министр энергетики призвал его «в значительной степени улучшить процесс оценки в отношении национальных углеводородов и осуществлять необходимые меры по продвижению и привлечению инвестиций в исследования и добычу углеводородов в Алжире».

Кроме того, от Арезки Хосина, исходя из речи Н.Бутарфа, ожидают «эффективности, гибкости и чуткости к мнению операторов, партнеров и инвесторов», надеются «проявления духа инициативы и инноваций в целях стимулирования реальной динамики в реализации национальной политики в области энергетики, обеспечивая при этом соблюдение законов».

Министр также поручил руководству Alnaft «подготовить проекты будущего развития национальной энергоотрасли в условиях снижения цен на углеводороды».

И, наконец, министр энергетики также призвал его укреплять кадровый потенциал и работать над увеличением его квалификации, исходя из среднесрочной и долгосрочной перспектив», и «предлагать свои идеи по увеличению привлекательности нефтегазовой отрасли страны, учитывая задачи сохранения стратегических интересов государства в этой сфере».

Также чтобы увеличить привлекательность алжирских предложений, от нового руководства энергоотраслью «сверху» требуют «исправления прежнего положения дел, продемонстрировав смелость и твердость в секторе управления».

Однако тем самым ему (и, судя по всему, новому гендиректору Sonatrach) поставили фактически взаимоисключающие задачи – ведь в алжирском случае одновременное проявление твердости, смелости и гибкости представляется весьма затруднительным.

Между тем, произошедшие назначения дополнительно свидетельствуют о кризисе в стратегической для Алжира нефтегазовой отрасли, дающей ему основную часть валютных поступлений.

Как известно, темпы увеличения добычи углеводородов не поспевают за ростом потребностей страны в последние годы.

Ответственность за это по традиции высшее алжирское руководство возлагает фактически на руководство среднего звена, не имеющего реального допуска к процессу принятия решений на национальном уровне.

Примечательно, что по сути, бывших руководителей Alnaft и Sonatrach уволили именно за упущения и ошибки людей, непосредственно стоящих у руля – президента Абдельазиза Бутефлики и его ближайшего окружения.

Ведь, несмотря на робкие попытки изменений в инвестиционной сфере, и в том числе на нефтегазовом рынке, это мало повлияло на привлекательность Алжира для иностранных компаний даже при условии сохранения на его территории относительной стабильности по сравнению с другими странами региона Большого Ближнего Востока.

Не случайно, к примеру, что французская компания Total запустила разбирательство в арбитражном суде против алжирских властей за применение к ней действующего закона, ограничивающего возможности иностранцев «извлекать дополнительную прибыль» при работе в стране, что касается изменения цена на добываемое сырье, его транспортировку и продажу на внешних рынках.

Однако наибольшим стопором служит по факту до сих пор действующий (пусть и с незначительными изменениями) печально известный закон «51/49», согласно которому иностранные инвесторы могут работать в АНДР только совместно с алжирскими структурами и иметь в проектах с ними не более 49 процентов.

Это во многом обусловлено традиционными опасениями относительно предоставления иностранцам больших прав для работы в стратегически важной нефтегазовой отрасли, исходя из подозрений, что они используют полученные преимущества в политических целях и в том числе для оказания давления на руководство страны.

Соответственно, лишь очень немногие из иностранных компаний соглашаются работать на таких условиях и поэтому, невзирая на наличие у Алжира многих преимуществ по сравнению с другими нефтедобывающими странами, в том числе и солидные запасы нефти и газа, страна так и не в состоянии коренным образом изменить ситуацию в плане увеличения добычи и экспорта углеводородов.

Между тем, несмотря на явный негативный фактор в виде снижения цен на энергоресурсы, власти АНДР своими последними перестановками демонстрируют полное непонимание происходящего и продолжают настаивать на реализации их фантастических планов своих подчиненных.

И, судя по всему, продолжение прежней тенденции по управленческой чехарде в энергетической отрасли приведет лишь к дополнительному снижению нефтегазового экспорта.

52.5MB | MySQL:102 | 0,487sec