О министре энергетики, промышленности и минеральных ресурсов Саудовской Аравии Х. аль-Фалехе

Ближайшие два года обещают быть насыщенными и важными для Саудовской Аравии. Даже если верховная власть в стране в лице короля Сальмана останется неизменной, начатый принцем Мухаммедом бен Сальманом курс на проведение реформ не может не отразиться на будущем аравийского государства.

В связи с этим крайне важным кажется рассмотреть фигуру главы саудовской энергетики Х.аль-Фалеха, который будет одним из главных исполнителей реформ и своего рода посредником, транслирующим чаяния правящей верхушки государства.

Халед бен Абдель Азиз аль-Фалех родился в Эр-Рияде, но его семья происходит из города Аз-Зульфи в провинции Эр-Рияд в центральной части страны. В детстве он переехал в г. Даммам (портовый город в нефтеносной Восточной провинции КСА), где работал его отец[i].

Х.аль-Фалех является старшим среди четверых детей в семье.

Отец Х.аль-Фалеха на протяжении более 40 лет работал на Saudi Aramco (еще в период до ее полной национализации и переименования в Saudi Aramco). Несмотря на то, что отец Х.аль-Фалеха начинал с низших должностей, он к окончанию карьеры достигнул позиции заместителя главы отдела по снабжению.

Благодаря этой связи с компанией, Х.аль-Фалех окончил американский университете Texas A&M University. В тот период отец Х.аль-Фалеха находился в командировке в американском Хьюстоне.

В Texas A&M University будущий министр энергетики получил степень бакалавра по специальности машиностроение (Mechanical Engineering).

Кстати, этот американский университет подготовил многих саудовских управленцев нефтегазового сектора, в том числе бывшего министра нефти КСА ан-Наими.

Отец Х.аль-Фалеха  тоже в свое время получил американское образование, в университете Rider в Нью-Джерси.

После обучения в Техасе Х.аль-Фалех вернулся в Саудовскую Аравию. Там он получил степень магистра делового администрирования (МВА) в Университете нефтяных и минеральных ресурсов им. Короля Фахда в Дахране – кузнице кадров для компании Aramco.

Карьеру в саудовском национальном гиганте Saudi Aramco Х.аль-Фалех начал, как и его отец, «с низов». Он пришел в компанию в возрасте 19 лет.

Медленно, но верно поднимаясь по карьерной лестнице, Х.аль-Фалех к 48 годам был назначен на пост ее исполнительного директора. К тому времени Х.аль-Фалех уже состоял в совете директоров Saudi Aramco и успел побывать на многих ответственных должностях, в том числе в роли управляющего Отдела технического обслуживания крупнейшего НПЗ «Рас Таннура», управляющего Отдела бизнес-аналитики и главы Отдела развития и координации газовых проектов.

Последнее предприятие должно было помочь Саудовской Аравии решать надвигающиеся проблемы нехватки энергоресурсов для обеспечения потребностей внутреннего рынка[ii].

За свои первые годы в компании, будущий министр побывал в долгосрочных зарубежных командировках в Лондоне, США и на Филиппинах.

Командировка на Филиппины длилась больше года, тогда Х.аль-Фалех был руководителем СП Petron, а в США он находился для координации совместного проекта с одной из калифорнийских нефтегазовых компаний.

Пост главы Saudi Aramco Х.аль-Фалех занимал с января 2009 г. по 1 мая 2015 г. Затем он был назначен главой Министерства здравоохранения, а ровно через год – в мае 2016 г. – возглавил Министерство энергетики, промышленности и минеральных ресурсов КСА.

Авторитетные международные издания предсказывали его назначение на должность министра нефтяной промышленности королевства еще до официального назначения.

Издания отмечали немаловажный факт: Х.аль-Фалех сыграл значимую роль для привлечения иностранного бизнеса в нефтегазовые проекты в Саудовской Аравии.

Дело в том, что в начале 2000-х гг. находящийся в полной собственности государства нефтегазовый сектор страны (полная национализация Aramco завершилась в 1982 г.) пригласил иностранцев для участия в ряде важных проектов[iii]. Тогда Х.аль-Фалех вел переговоры и заключил сделки с компаниями «ЛУКОЙЛ», Total и Royal Dutch Shell.

По мнению зарубежных изданий, такой опыт руководства в период изменений и налаживания связей с иностранными компаниями, оказался одной из важных составляющих для назначения его на министерский пост в преддверии реформ национальной экономики.

Кроме того, назначение на пост министра главного экономического сектора страны вполне логично после нахождения на должности руководителя главной нефтегазовой компании государства.

Х.аль-Фалих является приближенным советником наверное наиболее влиятельной личности в КСА — принца Мухаммеда бен Сальмана.

Financial Times назвала х.аль-Фалеха «бюрократом» и «верным соратником принца Мухаммеда бен Сальмана».

По мнению The Washington Post, это «свой человек», назначение которого означает сохранение прежнего курса[iv], под чем в газете подразумевают политику королевства по сохранению своей доли на рынке и сохранение добычи на максимально высоких уровнях.

Признанный специалист в области энергетики Д.Ергин назвал Х.аль-Фалех человеком, «обладающим огромными знаниями и огромным опытом»[v].

Если судить по опубликованным статьям бывших или действующих экспатов, работающих в Saudi Aramco, Х.аль-Фалех заработал себе отличную репутацию и в компании, особенно среди ее иностранных специалистов.

Нередко Х.аль-Фалеха называют технократом, что, как мы говорили ранее, является сегодня хвалебной оценкой в арабском мире.

«Технократами» обычно называют не политических назначенцев, а заслуженных специалистов выстроивших карьеру в руководимых ими сферах, как правило с нижних ступеней до руководящих должностей.

«Технократы» не преследуют политических интересов и скорее являются исполнительными управленцами.

Отметим, однако, что несмотря на то, что мало кто сомневается в профессиональной компетенции Х.аль-Фалеха для занимаемой им должности, из анализа международной, в первую очередь, западной прессы, становится ясно, что его воспринимают в первую очередь как преданного соратника Мухаммеда бен Сальмана.

Отношения к Мухаммеду бен Сальману в западных столицах как минимум настороженное. Британская  Financial Times вообще назвала принца ни много ни мало «радикальным».

Амбициозный молодой наследник наследного принца и министр обороны является самой влиятельной фигурой в КСА, притом гнет свою линию во внешней политики, ввязываясь в авантюрные и рисковые региональные кампании.

Более того, он затмевает собой прямого кандидата на престол – наследного принца и министра  внутренних дел Мухаммеда бен Наефа, человека, намного более дружелюбного к Западу, получившего западное образование (даже прошел краткосрочное обучение в структурах ФБР) и отличившегося в борьбе с терроризмом и радикалами.

Возвращаясь к фигуре Х.аль-Фалеха отметим, что его полномочия шире, чем у любого из его предшественников на посту главы энергетического сектора.

Само название ведомства было изменено с привычного Министерства нефти на Министерство энергетики, промышленности и минеральных ресурсов, таким образом новый министр получил контроль над намного более широким спектром экономических вопросов.

Такое расширение полномочий, возможно, было сделано для облегчения процесса реформирования саудовской экономики. Ведь этими реформами и руководит принц Мухаммед бен Сальман, и затрагивают они все отрасли экономики и не только экономики.

Из последних по времени выступлений министра, в том числе во время конференции по поводу саудовского бюджета на 2017 г., складывалось впечатление, что Х.аль-Фалех отчитывается за развитие всех отраслей саудовской экономики и является важнейшим, после принца Мухаммеда бен Сальмана, исполнителем и куратором программы реформ «Видение 2030».

Реформа энергетической отрасли, безусловно нужна Саудовской Аравии. Несмотря на то,  что ядро экономики — Saudi Aramco  — является вполне передовой компанией, энергетическая отрасль в целом требует перемен.

Для того, чтобы сбалансировать доходы Aramco  саудиты в последние годы наращивали нефтеперерабатывающие активы. Это в какой-то мере помогло смягчить удар от падения нефтяных цен.

Что еще более важно, Саудовской Аравии необходимо снижать потребление энергии, так как с точки зрения энергоэффективности страна является одним из мировых «анти-лидеров».

Кроме того, необходимо наращивать добычу газа и повышать долю этого топлива в энергобалансе, иначе приходится сжигать на ТЭС драгоценную нефть.

Наконец, королевству для решения части указанных проблем необходимо снижать субсидии на топливо.

Со всеми этими позициями согласен министр энергетики КСА, о чем он не раз говорил[vi].

Предлагаемые им решения созвучны с программой реформ «Видение 2030».

Что касается позиции Х.аль-Фалеха по поводу состояния мирового нефтяного рынка и цен на нефть, то министр в публичных высказываниях оценивал ситуацию на рынке в позитивном ключе, очевидно прилагая старания для того, чтобы не показывать панических или «упаднических» настроений. Кстати, ровно так же вели себя остальные страны-экспортеры Персидского залива.

Кроме того, Х.аль-Фалех нередко сетовал на негативную роль биржевых игроков, которые влияют на рынок больше, чем реальные показатели спроса и предложения.

Х.аль-Фалех не переставал говорить о том, что на рынке нефти видны позитивные сдвиги, начиная с того момента, когда цены на нефть в 2014 г. ушли в пике.

Он считает, что за падением цен произойдет их возврат на приемлемый уровень, так как потребление и спрос в ближайшее время (уже в 2017 г.) уравновесится.

Такой же внешний оптимизм министр сохраняет, рассуждая о саудовской экономике и бюджете, несмотря на то, что нездоровое состояние как первой, так и второго очевидны.

Эксперты отмечают, что Х.аль-Фалех легче идет на компромисс с внешними игроками, нежели его предшественник, занимавший пост министра нефти 21 год Али ан-Наими.

Возможно с этим связано решение КСА пойти на заключение сделки о снижении добычи с нефтеэкспортерами в ноябре 2016 г. Ведь тогда Саудовская Аравия отказалась от ранее непререкаемой позиции, что снизить добычу должны будут все члены ОПЕК, в том числе наращивающий производство нефти Иран.

Итак, во главе саудовской энергетики стоит профессионал, вся жизнь которого (без преувеличения) была связана с саудовской энергетикой и конкретно с национальным гигантом Saudi Aramco.

Х.аль-Фалех не имеет родственных связей с саудовской правящей семьей, однако мало кто сомневается в том, что он является одним из важнейших соратников наследника наследного принца Мухаммеда бен Сальмана.

Несмотря на американское образование и планы по частичной приватизации Saudi Aramco, Х.аль-Фалеха сложно назвать «удобным» для западных стран министром (к примеру, таковым можно считать министра нефти Ирана).

При этом сегодня на плечи Х.аль-Фалеха возложена ответственность не только за энергетику. Исходя из расширенных полномочий Министерства энергетики КСА, а также из анализа выступлений Х.аль-Фалеха следует, что он является важной фигурой для реализации крупномасштабных и радикальных реформ саудовской экономики.

Учитывая сложность поставленных главным реформатором – принцем Мухммедом бен Сальманом – задач, а также инертность саудовской экономики, разбалованность саудовского общества и существование неблагоприятных условий на мировом нефтяном рынке, остается пожелать министру энергетики, промышленности и минеральных ресурсов КСА удачи в его нелегком деле и надеяться, что реформы по крайней мере не приведут к социальным протестам или ужесточению борьбы за власть между правящими кланами.

 

[i]           «Аш-Шарк Аль-Авсат» http://archive.aawsat.com/details.asp?section=6&issueno=10933&article=493329#.WMk5ExJ96u4

[ii]          Bloomberg http://www.bloomberg.com/research/stocks/private/person.asp?personId=11048965&privcapId=1241120

[iii]          Financial Times https://www.ft.com/content/eba73104-1490-11e6-b197-a4af20d5575e

[iv]          The Washington Post https://www.wsj.com/articles/new-saudi-energy-minister-khalid-al-falih-an-insider-signifying-policy-continuity-1462658294

[v]           Там же.

[vi]          «Аль-Арабия» http://www.alarabiya.net/ar/aswaq/saudi-budget-2016/2016/12/22/الفالح-السعودية-ستواصل-دعم-وتطوير-القطا

52.54MB | MySQL:102 | 0,654sec