Теряет ли Турция свои позиции в Сирии?

Минувшие недели внесли значительные изменения в военно-политическую ситуацию на севере Сирии, свидетельствующие о намерениях участников сирийского конфликта ограничить турецкую активность в этом регионе. При  этом под сомнение было поставлено достижение целей турецкой военной операции «Щит Евфрата». Напомним, что главной целью турецкой операции, начатой в августе прошлого года, было предотвращение создания курдской автономии на севере Сирии. Турецкие военные были полны решимости предотвратить объединение курдских кантонов, расположенных к западу и к востоку от Евфрата, и ликвидировать тем самым стратегическую угрозу, исходящую от Партии демократического союза (ПДС), которую в Анкаре рассматривают в качестве ответвления Рабочей партии Курдистана (РПК).

28 февраля турецкие войска при поддержке подконтрольных вооруженных формирований Сирийской свободной армии (ССА) после четырехмесячных боев освободили от «Исламского государства» (ИГ, запрещено в России) город Эль-Баб.  Дальнейшим шагом в планах Анкары было овладение городом Манбидж. Однако внезапно турки поняли, что северо-западные подходы к городу контролируются сирийской армией, а юго-западные – курдскими частями с сильным присутствием американских военных советников. При этом курды уступили ССА важные позиции около Эль-Баба. По словам представителя «Сил демократической Сирии» (СДС), основу которых составляют сирийские курды, данному шагу предшествовали переговоры в Центре по примирению в Хмеймиме, где российские военные убедили курдских полевых командиров приступить к взаимодействию с сирийской армией. Отставной турецкий генерал Назим Бабуроглу в интервью порталу «Аль-Монитор» отметил, что «Целью операции было воспрепятствовать соединению курдских районов к западу и к востоку от Евфрата. Турция, тем не менее, не может двигаться на северо-восток к Манбиджу потому что на этом направлении наша армия блокируется американцами и на северо-запад к Африну из-за российского присутствия здесь». Манбидж и Африн соединяются дорогой, проходящей к югу от Эль-Баба. Н.Бабуроглу заметил, что «Москва не готова отдавать курдов США и поэтому обхаживает их».

Вскоре после этого, 2 марта президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган заявил о том, что следующей целью операции «Щит Евфрата» является освобождение города Ракка из-под контроля «Исламского государства». Однако 22 марта американцы формально объявили о том, что освобождение Ракки будет проходить с участием СДС. К слову сказать, сирийские курды поставили условием своего участия в военной операции в Ракке исключение из военных планов отрядов пешмерга, подчиненные президенту курдской автономии в Ираке Масуду Барзани. СДС рассматривают их в качестве турецкой «пятой колонны». Данный план является неприемлемым для Анкары, считающей  ПДС «террористами наравне с «Исламским государством»». В то же время Вашингтон еще не вынес окончательное решение по вопросу об участии турецкой армии в операции по освобождению Ракки. Скорее всего, администрация Д.Трампа будет выжидать до результатов референдума по изменениям в турецкую конституцию, намеченного на 16 апреля, что увеличит полномочия президента Р.Т.Эрдогана.

Еще большее недовольство со стороны турецкого руководства вызвало появление российских военных в курдском кантоне Африн. 20 марта спикер ПДС Редур Халиль заявил о том, что российские военные откроют военную базу в местечке Чиндирес в кантоне Африн, сопроводив свои слова фотографиями БМП с российскими флагами. Он добавил, что российские военные будут тренировать курдских бойцов. Весьма возможно, что курдский представитель слукавил, так как Россия официально отрицает намерение разместить базу в Африне. Там будет размещаться всего лишь филиал Центра по примирению.

Чем же вызваны подобные российские шаги, которые, наверняка, вызвали недовольство со стороны Анкары? По мнению курдского источника, близкого к руководству ПДС, давшего интервью турецкому журналисту Фехиму Таштекину, в течение пяти лет освещающему сирийский конфликт, такое изменение  планов Москвы связано с недобросовестной позицией и двойной игрой Анкары. Он утверждает, что, согласно российско-турецкому соглашению, турки были обязаны сдать Эль-Баб сирийской армии после его освобождения от сторонников ИГ. В то же время турецкое руководство не только не выполнило данное обещание, но и приступила к созданию на севере Сирии своей второй военной базы в дополнение к базе в Актарине. Согласно договоренностям, достигнутым 30 декабря прошлого года, Россия и Турция выступают гарантами территориальной целостности Сирии. В то же время в Анкаре не оставляли планы создания на севере Сирии масштабных «зон безопасности», фактически полунезависимых анклавов, управляемых протурецкими оппозиционными силами. 20 марта министр иностранных дел РФ С.В.Лавров отметил необходимость изменения позиций Турции по вопросу участия ПДС в  переговорах в Женеве. Турецкое правительство в настоящее время является противником такого участия.

Еще одной возможной причиной диалога России с сирийскими курдами является возможность участия вооруженных формирований СДС в освобождении Идлиба, ставшего «сирийским Кандагаром», где сосредоточены отряды радикальных группировок, вытесненных из Восточного Алеппо и ряд пригородов Дамаска. Согласно компромиссу, достигнутому в декабре прошлого года, группировки вооруженных радикалов, покинувших Алеппо, сконцентрировались в Идлибе. Однако они не собираются, ни сдавать оружие, ни участвовать в политическом урегулировании. Источник из руководства ПДС сказал в интервью порталу «Аль-Монитор»: «Мы можем присоединиться к операциям сирийской армии против групп, базирующихся в Идлибе. Идлиб является ключом. До тех пор, пока он остается под контролем террористов, Африн также остается под ударом».

В условиях двойной заинтересованности со стороны России и США в сотрудничестве с сирийскими курдами, ПДС оказывается в довольно выгодной ситуации. Она может выстраивать отношения и с Москвой, и с Вашингтоном, добиваясь политических и военных дивидендов. Представитель ПДС отметил: «Мы  инициировали контакты с Россией и честно сказали об этом американцам. Мы сказали американцам: если вы не хотите сотрудничать с нами по Эль-Бабу и Африну, тогда мы будем искать другие связи».

Во время визита президента Турции Р.Т.Эрдогана в Москву, состоявшегося 10 марта, сторонам не удалось достичь совпадения позиций по дальнейшим действиям на севере Сирии. Ответом Анкары на невнимание к турецким нуждам в Сирии стал ряд действий. Во-первых, демонстративное неучастие представителей сирийской вооруженной оппозиции (находящихся под турецким влиянием) в последних по времени переговорах в Астане. Во-вторых, введение турецким правительством 130%-ной пошлины на импорт российской пшеницы.

Каким образом в данных непростых условиях будет складываться дальнейшее российско-турецкое взаимодействие? Действия России в Сирии вызваны желанием предотвратить «кантонизацию», ее дробление на неуправляемые центральным правительством образования. В то же время одинаковая угроза «кантонизации» исходит как о турецкого вмешательства, так и от курдов.   Большинство сирийского руководства и, прежде всего, президент Б.Асада негативно относятся к перспективе появления курдской автономии на севере Сирии. Кроме того, представляется, что в настоящее время Анкаре, несмотря на серьезные разногласия по Сирии, не с руки радикально портить отношения с Москвой. Отношения Турции с Евросоюзом и союзниками по НАТО стремительно ухудшаются. Показателем этого стали недавние решения правительств Германии и Нидерландов запретить турецким министрам агитацию среди турецких общин в своих странах в преддверие референдума. Кроме того, в попытках ослабить свою зависимость от НАТО Турция проявляет желание к расширению военно-технического сотрудничества с Россией. Например, Анкара давно проявляет интерес к модернизации своей системы ПВО, чтобы не полагаться на НАТОвский «зонтик». Осенью 2013 года состоялся тендер, на котором перед турецкими ПВО стоял выбор между американской системой Patriot, российской С-300, европейской Eurosam SAMP/T Aster 30 и китайской SPMIEC FD-2000. Выбор тогда был сделан в пользу китайской системы ПВО. Однако осенью 2015 года в преддверие саммита «большой двадцатки» турки сделали жест в сторону своих союзников по НАТО, отказавшись от китайских систем. Во время визита президента Р.Т. Эрдогана в Россию турецкая сторона проявила интерес к закупке российских систем С-400.  В этих условиях возможно нахождение нашими странами компромисса по сирийским проблемам.

30.95MB | MySQL:62 | 0,761sec