Об экономических проблемах Ливана

15 марта в Бейруте прошли массовые демонстрации протеста против введения ливанским парламентом новых налогов, ударивших по карману ливанцев, жизненный уровень которых и так существенно упал за последние пять лет. Многие митингующие около здания правительства встретили прибывшего премьер-министра Саада Харири плакатами с надписью «вор». Возмущение собравшихся было настолько сильным, что ливанскому премьеру пришлось покинуть машину и часть пути пройти пешком в сопровождении охраны.

Падение доходов ливанцев за прошедшие годы связано с экономическим застоем, уменьшением темпов роста ВВП и войной в соседней Сирии, больно ударившей по ливанской экономике.  Одной из заметных проблем Ливана стал рост бюджетного дефицита. Между 2011 и 2015 годами государственные расходы в Ливане выросли на 15% и составляют сейчас 13,45 миллиардов долларов. В то же время доходы выросли только на 2,6% и составили в 2015 году, по данным Всемирного Банка, 9,58 миллиардов долларов. При этом дефицит ливанского бюджета вырос с 5,8% до 7,8%. Что касается доли совокупного долга по отношению к ВВП, то она выросла со 134% до 139%. В немалой степени это объясняется ультралиберальной налоговой политикой. В Ливане нет налога на роскошь, нет прогрессивной шкалы налогов. Уклонение от налогообложения является массовым явлением в этой ближневосточной стране. В то же время государственные расходы представляются многим гипертрофированными еще со времен окончания гражданской войны. В период правительства Н.Микати (2011-2014 годы) они еще больше увеличились. Интересно, что рядовые ливанцы почти не получают от них никакой выгоды. Все идет на содержание раздутой бюрократии.

Новые налоги призваны «залатать дыры» в ливанском бюджете, принятом на 2017 год. Кстати, это первый бюджет, принятый за последние 12 лет. В течение всего этого времени Ливан жил и вовсе без бюджета. Увеличение налогового бремени выразилось, прежде всего, в увеличении налога на добавленную стоимость с 10% до 11%. Также подверглись повышению налоги на финансовые трансакции. По словам ливанского экономиста Гази Вазни, налог в 6 тысяч ливанских фунтов (4 доллара) будет наложен на производство каждой тонны цемента. Налог на банковские депозиты вырастет с 5 до 7%. Налог на корпоративную прибыль вырастет с 15 до 17%. Будет также введен новый налог на ренту, получаемую с недвижимости в размере 15%. Ливанские власти мотивируют увеличение налоговой нагрузки необходимостью повышения крайне низких зарплат бюджетников: государственных служащих, врачей и учителей.

Вместе с тем многие ливанские экономисты и бизнесмены говорят о том, что в условиях стагнации, переживаемой ливанской экономикой, повышение старых налогов и введение новых приведет к дальнейшему замедлению экономического роста и бегству капиталов из страны. По мнению ведущего экономиста банка «Библос» Насиба Гобриля, бюджет в условиях медленного роста темпов ВВП призван стимулировать доходы и урезать расходы в то время как депутаты ливанского парламента «все поставили с ног на голову». В 2016 году рост ВВП Ливана составил 1,3 %. Если подобная экономическая политика будет продолжаться, считает Гобриль, в этом году он составит менее 1%.

Еще одной проблемой является большой государственный долг. В настоящее время совокупный долг Ливана составляет 144% от ВВП страны, а в 2020 году он составит, по прогнозам Всемирного Банка, 160%. В настоящее время «задолженность» каждого ливанца составляет 14 тысяч долларов. По этому показателю Ливан занимает 32-е место в мире. На долю ливанских банков приходится около 35 миллиардов долга.

Низкий прирост экономики и большая задолженность сочетаются в Ливане с падением уровня жизни большинства жителей страны. Перед Ливаном очень остро стоит проблема безработицы. В 2010 году, по данным агентства Miles, она составляла 10% трудоспособного населения страны. В 2015 году, по данным Министерства труда, — 25%. Ситуация усугубляется в связи с наличием в стране 1,5 миллиона сирийских беженцев, согласных на гораздо меньшие заработки, чем коренные ливанцы. По данным Агентства ООН по развитию стран Западной Азии (ESCWA), сирийцы увеличили количество соискателей на рынке труда на 50%. По мнению экономиста Роже Хайята, «Проблема безработицы является приоритетной с 1990-х годов, в то же время в стране до сих пор не существует внятной политики занятости». Около 32% ливанцев относятся к категории «бедных» или живут за чертой бедности. За последние пять лет количество бедняков в стране увеличилось на 160 тысяч человек.

Многих ливанцев на этом фоне выручают денежные переводы от родственников, проживающих за рубежом. Огромная и экономически состоятельная ливанская диаспора является сильным подспорьем для благосостояния жителей страны. Если в самом Ливане проживает 4,5 миллиона человек, то количество ливанских эмигрантов и их потомков за рубежом оценивается в 14 миллионов. Крупные и экономически процветающие ливанские общины существуют во Франции, США и Австралии, а также в странах Латинской Америки (Бразилии, Аргентине, Мексике, Колумбии) и Африки (Сенегал, Кот д’Ивуар, Сьерра-Леоне, Мали, Камерун, Габон, Демократическая Республика Конго, ЮАР). Немало ливанцев работают в монархиях Персидского Залива. Благодаря притоку капиталов из-за рубежа общий объем депозитов в ливанских банках в 2016 году достиг суммы в 166 миллиардов долларов. В 2015 году ливанцы получили в виде переводов из-за рубежа 7,5 миллиардов долларов, что составило около 14% ВВП. Ливан занимает 15-е место в мире по объему получаемых переводов из-за рубежа и второе месс то в арабском мире по этому же показателю. В то же время ливанское правительство препятствует слишком активной экспансии капитала ливанской диаспоры на местном рынке. Это связано с опасениями правящих олигархических кланов о том, что вслед за экономическим влиянием богатые зарубежные соотечественники приобретут и политическое. Вот почему, скорее всего, обречен на неудачу проект избирательного закона, выдвинутый нынешним министром иностранных дел Джебраном Басилем, предусматривающий предоставление избирательных прав 2,5 миллионам зарубежных ливанцев.

Значительной экономической проблемой Ливана является глубоко укоренившаяся коррупция. По словам экономиста Вазни, Ливан занимает 137 место в мировом рейтинге коррумпированности (первые места занимают наименее коррумпированные страны) из 176. За последние десять лет рейтинг Ливана ухудшился на 10 пунктов. Коррупция и нестабильность препятствуют притоку иностранных инвестиций и развитию бизнеса с участием иностранного капитала, даже несмотря на либеральное экономическое законодательство. Ливан занимает 126-е место в рейтинге стран по легкости открытия бизнеса. Последние годы демонстрируют неуклонное снижение привлекательности страны по этому показателю. Еще в 2008 году Ливан удерживал 111-ю строчку в этом рейтинге, а в 2014 году – 122-ю.

Экономические проблемы Ливана имеют несколько причин. Во-первых, сложная внешнеполитическая ситуация, связанная с продолжающейся войной в соседней Сирии и региональным соперничеством Ирана и Саудовской Аравии. Во-вторых, внутриполитическая нестабильность в самом Ливане, особенно в последние три года, когда в стране не было внятного и дееспособного правительства. Еще одним важным фактором экономического неустройства в Ливане является отсутствие в стране государственной программы экономических реформ и выхода из кризиса. Если же эта программа будет выработана и начнет осуществляться, Ливан, бывший в 50-е-70-е годы прошлого века экономическим центром Ближнего Востока, имеет все шансы вернуть свой былой статус.

52.2MB | MySQL:103 | 0,455sec