О влиянии ИРИ на политические процессы в Ираке накануне парламентских выборов

Значительным событием в политической жизни Ирака станут всеобщие парламентские выборы, запланированные на конец января 2005 года.

Предполагается, что в предстоящих выборах примут участие более 450 разного рода партий, организаций и группировок. Они будут бороться за 275 мест в парламенте.

Депутаты нового иракского парламента примут новую конституцию и сформируют правительство. Возможно, будет избран новый президент страны.

Парламентские выборы призваны с одной стороны, легализовать новую постсаддамовскую власть в Ираке, с другой – нормализовать сложную внутриполитическую обстановку в стране, снизить накал борьбы, которая в этом году достигла опасного уровня гражданской войны.

Ситуация в Ираке осложнена не только внутренней напряженностью, но и действием третьих сил. Причем, под третьими силами следует понимать не только коалиционные войска во главе с США, но и ряд иностранных государств, — прежде всего региональных, — озабоченных стремлением использовать положение в Ираке для сформирования своих собственных механизмов будущего влияния на Багдад. К ним можно отнести, прежде всего, Исламскую Республику Иран, а также Сирию, Турцию, Израиль и практически все арабские страны.

Накануне парламентских выборов битва за будущее Ирака ужесточилась. Как уже отмечалось, одним из основных игроков на иракском поле является Иран.

Деятельность Ирана в Ираке чрезвычайно многообразная и разносторонняя. Ею занимаются значительное число государственных и частных организаций. Однако генеральную политическую линию по отношению к Ираку вырабатывает Руководитель и Духовный лидер ИРИ аятолла Хаменеи при содействии своей канцелярии. Официальная сторона отношений с Ираком отнесена к компетенции президента ИРИ Мохаммада Хатами и министерства иностранных дел.

Большую роль играет Высший совет национальной безопасности, координируя работу на иракском направлении всех ведомств, в том числе основных — Министерства информации (разведки и безопасности), Корпуса стражей исламской революции, а также Государственного радио и телевидения Ирана.

Политика Исламской Республики Иран в отношении Ирака зиждется на четырех китах: официальная дипломатическая деятельность, благотворительность, агитация и пропаганда, а также спецоперации.

Официальная дипломатическая деятельность осуществляется Тегераном, как в плане двусторонних отношений с Ираком, так и на региональном и глобальном уровнях.

Тегеран в течение почти двух лет много сделал для интенсификации ирано-иракских межгосударственных отношений. На официальном высоком уровне состоялись взаимные визиты. Произошла активизация экономических связей между двумя странами.

Важным моментом в ирано-иракских отношениях стало возобновление дипломатических отношений в полном масштабе на уровне послов. После 24 лет разрыва отношений назначен первый посол Ирака в Исламской Республике Иран.

На повестке дня стоит вопрос о заключении мирного договора между Ираном и Ираком. Необходимость этого уже обсуждается сторонами. Ведь, соседние страны в политическом плане и поныне находятся в состоянии войны, которая длилось долгие восемь лет (1980 – 1988 гг.). Заключение договора позволило бы окончательно разрешить все острые проблемы, сохраняющиеся по сей день во взаимоотношениях двух соседних стран. Среди них — пограничный спор относительно района реки Шатт-эль-Араб вдоль юго-восточной границы с Ираном, судьба военнопленных времен ирано-иракской войны 1980-88 гг., требования Ирана компенсаций от иракской стороны за причиненный материальный ущерб в ходе той войны.

Иран осуществляет активную деятельность в рамках «иракской проблемы» и в международном масштабе. Он является участником всех совещаний, конференций и форумов по Ираку.

В частности, Иран позитивно оценил резолюции, принятые на международной конференции по Ираку, проходившей в ноябре в Каире. Министр иностранных дел Ирана Камаль Харрази считает, что эти документы не содержат «слабых и негативных» моментов.

Позиция Ирана на конференции заключалась в следующем:

— необходимы меры по организации демократических выборов в Ираке;

— Ираку следует оказать помощь в восстановлении экономики;

— необходимо выработать график вывода иностранных сил из Ирака и прекращения оккупации иракской территории;

— в случае принятия решения об оставлении в Ираке коалиционных сил, они должны быть переведены под контроль ООН

— недопустимы действия оккупационных сил против иракцев, подобно тем, которые осуществляли американцы в Эль-Фаллудже.

Другим «китом» иранской политики в Иране стала благотворительность. С первых дней падения режима Саддама Хусейна Иран приступил к созданию в соседней стране благотворительных обществ, медицинских учреждений, центров по защите детей, пунктов помощи и так далее.

Более того, Тегеран проводит широкомасштабную кампанию по выплате пособий безработным иракцам. Если учесть, что безработица в Ираке охватила миллионы иракцев, то накануне выборов эту благотворительную инициативу иранского шиитского руководства (объективно, конечно, гуманную) иначе как прямым подкупом избирателей назвать нельзя. Но, несмотря на политическую подоплеку этих благотворительных акций, они, несомненно, оказывают позитивное влияние на отношение простых иракцев к Ирану.

Агитационно-пропагандистская деятельность всегда была для Тегерана одним из столпов «экспорта исламской революции по иранскому образцу». После свержения Саддама тысячи иранских религиозных миссионеров устремились в Ирак для пропаганды шиитских ценностей и главное – идей исламской революции. Широко используются возможности радио, распространения книг, другой печатной продукции, компакт-дисков и аудиокассет. Основное направление агитации и пропаганды – это, конечно, демонстрация преимуществ исламской революции по иранскому образцу, а также антиамериканизм, требование о выводе всех коалиционных сил из Ирака, справедливость по отношению к шиитскому большинству и так далее. И, надо отметить, что эта работа приносит плоды. Семена иранской пропаганды падают на благодатную ирако-шиитскую почву.

Специальная деятельность спецорганов ИРИ в Ираке особо активизировалась после свержения саддамовского режима. (Хотя и в прошлые годы она не отличалась пассивностью). Как заявил аятолла Ганджеи – бывший сподвижник и ученик вождя исламской революции в Иране аятоллы Хомейни, бежавший из своей страны в 1982 году, когда его приговорили к смерти за антифундаменталистские взгляды, — только за последнее время Тегеран потратил 70 млн. долларов на спецоперации на территории Ирака, включая переброску туда оружия, снаряжения, а также боевиков.

Здесь необходимо подчеркнуть, что в силу того, что правящая элита в Иране не монолитна, различные политические и финансовые группировки этой страны имели своих собственных «подопечных» среди шиитской общины Ирака. Соответственно, иранские радикалы поддерживали иракских, а иранские либералы — своих единомышленников в Ираке. Зачастую, этот патронаж осуществлялся вне рамок официальной государственной политики Тегерана. Важную роль играли (и играют) различные исламские фонды, действующие в Иране. На их мощные военно-политические и финансовые плечи был переложен основной груз поддержания иракских шиитских группировок в постоянной готовности к сопротивлению, как официальному Багдаду, так и коалиционным вооруженным силам.

Организационно-практическую работу в рамках проведения таких операций осуществляют иранские спецслужбы. Они создают на территории ИРИ лагеря по подготовки боевиков. По информации газеты Al-Sharq Al-Awsat, издающаяся в Лондоне на арабском языке, со ссылкой на источник в Корпусе стражей исламской революции (КСИР), в районе иранских городов Касре-Ширин, Илам и Хамид, недалеко от ирано-иракской границы функционировали три лагеря – учебных центра подготовки боевиков для действий на территории Ирака.

Иран активно использует нынешнюю ситуацию в Ираке также и для расширения там своей агентурной сети. По данным ежедневной иракской газеты Al-Nahdha число иранских агентов, действующих в Ираке, достигает 14000 человек.

Ни для кого не секрет, что на шиитском юге Ирака у Тегерана есть достаточно хорошая вербовочная база. Причем это не только и не столько иракские шииты – жители этого региона страны, — а, прежде всего, репатрианты, высланные из Ирака в Иран еще во времена Саддама Хусейна и возвращающиеся ныне на родину. По заявлению короля Иордании Абдаллы II, только в последнее время свыше одного миллиона человек пересекли границу и оказались в Ираке. Как отмечают наблюдатели, эти люди призваны выполнять не только специальные задания, но и играть роль «агентов влияния» (естественно, Ирана) при проведении в Ираке официальных политических мероприятий, таких как выборы. Примечательно, что по данным иракской газеты Al-Zaman 10 процентов из всех пяти миллионов прибывших в Ирак сумели зарегистрироваться как граждане Ирака, и они получили право голосовать на будущих выборах.

Парламентские выборы в Ираке проблема номер один для Ирана.

Известно, что шииты Ирака выразили готовность принять участие в этих выборах. Более того, пресловутый шиитский радикал Муктада ас-Садр, только что прекративший вооруженное сопротивление, не исключил вероятности участия в выборах своего движения.

Некоторые наблюдатели, по мнению иракской «Al-Sabah», считают, что иракские шииты пойдут на предстоящие выборы единым списком. К этому призвал шиитов член иракского Национального совета Ахмед Хусейн аль-Барак, выступая в Багдаде на заседании шиитского политического совета. Созданный в 2003 году политсовет включает в себя 24 действующие в Ираке шиитские партии и движения.

Иран полностью поддерживает идею этих выборов. Так, президент ИРИ Мохаммад Хатами заявил по этому поводу: «Предстоящие выборы — исторический момент для иракской нации, избавившейся от гнета баасистского режима. В этих выборах должны принять участие все слои общества, все этнические группы и все политические партии». Вместе с тем он подчеркнул, что многовековые проблемы Ирака сохранятся, если структуры власти в этой стране будут сформированы недемократическим путем. По словам иранского президента, только правительство, сформированное на широкой основе, будет способно решить проблемы Ирака, восстановить мир и порядок в стране.

Безусловно, Иран не останется в стороне от предвыборной борьбы в Ираке. Возможность выдвижения единого списка от иракских шиитов в значительной степени играет на руку Тегерану, поскольку дает возможность сконцентрировать усилия на одном направлении. В предстоящие недели активность Ирана в соседней стране усилится. Причем, главными темами иранской пропаганды будут борьба за демократичные, справедливые выборы и призывы ко всем иракским шиитам принять участие в этих выборах. Именно демократичность, справедливость выборов и высокая активность шиитских избирателей обеспечат шиитскому большинству победу.

Активность иранцев в соседнем Ираке, прежде всего на «шиитском поле», безусловно, вызывает недовольство некоторых официальных лиц в Багдаде.

Еще в начале августа министр обороны Ирака Хазем Шаалан заявил в эфире телеканала «Аль-Арабия», что главным врагом иракского народа является Иран. «Не секрет, что Иран оказывает поддержку группировке ас-Садра. Боевики воюют против сил коалиции с оружием иранского производства, которое им переправляют через границу. Поэтому, опираясь на имеющиеся у нас факты, мы считаем, что во всех бедах иракского народа виновен наш главный враг».

Особую настороженность иракских властей вызывает активная и не всегда легитимная деятельность ИРИ в Ираке по поддержке кандидатов-шиитов накануне президентских выборов.

Совсем недавно 7 декабря Ирак и Иордания выразили обеспокоенность в связи со стремлением Ирана превратить Ирак в исламскую республику под управлением шиитского правительства. Глава временного правительства Ирака шейх Гази аль-Явар, по данным газеты The Washington Post, обвинил иранские власти во вмешательстве в политический процесс в Ираке, вливании значительных средств в избирательную кампанию и поддержке кандидатов-шиитов. По его мнению, это может драматическим образом сказаться на геополитическом равновесии в регионе.

«К сожалению, ситуация ясно показывает, что Иран практически на ежедневной основе вмешивается в наши дела, особенно на юго-востоке Ирака, вмешивается в дела властей иракских провинций, граничащих с Ираном», — сказал аль-Явар. «Мы, иракцы, хотим жить в мире со всеми своими соседями, но не хотим, чтобы в нашу страну импортировались какие-либо идеологии, тем более ошибочные»,— заявил он. «Мы не можем позволить себе завести в Ираке сектантское религиозное правительство. Мы не согласимся с формированием религиозного государства» подчеркнул аль-Явар.

В свою очередь король Иордании Абдалла II заявил, что если в новом правительстве Ирака будут доминировать представители шиитов, традиционное равновесие между двумя основными религиозными общинами будет нарушено, что приведет к новой эскалации конфликта на территории страны и за ее пределами. По мнению короля Иордании, в случае прихода к власти в Ираке такого режима «возникнет полумесяц шиитских государств — от Ирана до Ливана, который изменит сложившийся в регионе традиционный силовой баланс» между шиитами и суннитами, представителями двух ведущих направлений ислама. «Если Ирак станет исламской республикой, это откроет перед нами целый ряд новых проблем», — сказал он.

Конечно, политологи и востоковеды разных стран, серьезные политики в самой Исламской Республике прекрасно понимают, что шансы на создание в Ираке шиитской государственности по лекалам ИРИ чрезвычайно малы. Однако усилия Ирана в постсаддамовском Ираке могут оказаться вполне эффективными. Их главная задача – обеспечить интересы Исламской Республики в соседней стране.

Таким образом, используя свои немалые возможности, Тегеран стремится решить в Ираке сразу несколько стратегических задач:

1. Насколько возможно «иранизировать» иракских шиитов, расширить базу сторонников «хомейнизма» в Ираке.

2. Создать условия для победы на выборах в иракский парламент шиитского большинства (причем проиранской его части), с последующим формированием органов государственной власти, в которых шииты будут играть заглавные роли.\

3. Сформировать в высших шиитских кругах группы агентов влияния с расчетом дальнейшего продвижения их на руководящие посты в структурах власти нового Ирака.\

4. Расширить общую агентурную сеть в Ираке.

5. Построить в Ираке механизм долговременного и всестороннего влияния Тегерана на всю систему общественно-политической и экономической жизни соседней страны.

6. Вывести Ирак из списка потенциальных военных противников, превратив его, если не в союзническое, то в дружественное государство.

7. Попытаться создать предпосылки для трансформации новой, постсаддамовской иракской государственности в исламистский режим, наподобие иранского. (Хотя серьезные политики в ИРИ прекрасно понимают, что шансы на создание в Ираке шиитской государственности по лекалам ИРИ чрезвычайно малы).

8. Не допустить роста курдского национального сепаратистского движения в Иранском Курдистане (под влиянием процессов, происходящих в Иракском Курдистане), которое могло бы угрожать целостности и безопасности ИРИ.

9. Оказать воздействие на США, с целью не только принять правила игры в Ираке, устанавливаемые ИРИ, но и создать базисные условия для восстановления прерванных 25 лет назад отношений между Тегераном и Вашингтоном.

Ясно одно, что влияние Ирана в Ираке существенно, и оно будет возрастать. Вне зависимости от того, какие силы в ИРИ стремятся использовать внутриполитическую ситуацию в Ираке в своих интересах, разрешить проблему Ирака Соединенным Штатам, коалиции, всему международному сообществу без участия Ирана невозможно.

29.18MB | MySQL:67 | 0,712sec