Сирия: о судьбе черкесского населения Голанских высот

Согласно оценкам, накануне начала гражданской войны в Сирии, в это стране проживало более 100 тысяч этнических черкесов, являющихся потомками мухаджиров, мусульманских переселенцев, покинувших Северный Кавказ после его завоевания Россией в XIX веке. К числу потомков мухаджиров относятся и несколько тысяч проживающих в Сирии этнических чеченцев, которых арабы обычно тоже называют черкесами.

Исторически важнейшим районом концентрации черкесского этнического меньшинства в Сирии были Голанские высоты (мухафаза Эль-Кунейтра), в которой черкесы составляли полвека назад весьма значительный процент населения. Черкесы были расселены здесь в 70-е годы XIX века властями Османской империи. С тех пор и до Шестидневной войны 1967 года в северной и в северо-восточной части Голанских высот, по соседству с друзскими селами существовали 12 черкесских сел. Изначально преимущественно черкесским населенным пунктом был и ныне заброшенный город Кунейтра, служивший административным центром мухафазы. Однако к середине ХХ века  черкесы постепенно стали третьей по численности этнической группой в Кунейтре после арабов и туркменов (туркоманов). Тем не менее, город Кунейтра оставался важным черкесским центром, как потому, что в нем продолжали проживать тысячи черкесов, так и потому, что в его окрестностях сохранились упомянутые выше 12  сел, в которых черкесы оставались основным или единственным населением.

Ситуация резко поменялась в июне 1967 года. В ходе Шестидневной войны Израиль с бою захватил Голанские высоты. Большая часть сирийского населения, в том числе черкесов, бежала в ходе боев вглубь Сирии. Ныне на контролируемой Израилем части Голанских высот проживают, помимо евреев, лишь друзы (в четырех крупных селах) и алавиты (в одном селе) у подножия Хермона. После аннексии основной части Голанских высот Израилем в 1981 году им была предоставлена возможность получить израильское гражданство. Алавиты поголовно воспользовались этой возможностью, а большинство друзов, живущих на Голанских высотах, до самого недавнего времени предпочитали сохранять сирийское гражданство и иметь при этом статус «постоянных жителей» Израиля, отличающийся от полноценного статуса гражданина тем, что он не дает права участвовать в выборах в Кнессет, но в то же время избавляет от обязанности службы в израильской армии (друзы и черкесы – единственные национальные меньшинства Израиль, подлежащие обязательному призыву в ЦАХАЛ наряду с евреями).

Алавиты были оставлены в своем селе, по сути, случайно, а тот факт, что израильтяне разрешили сирийским друзам остаться в своих селах на Голанских высотах, безусловно, объясняется усилиями фактически существовавшего в еврейском государстве продрузского лобби, в которое входили (и входят) как друзы, так и евреи. Черкесам Голанских высот повезло меньше.

Израильская газета «Давар» (орган Израильской Всеобщей Федерации Профсоюзов, издавался в 1925-1996 гг.), занимавшаяся в свое время журналистским расследованием этого вопроса, сообщила со ссылкой на жителей израильского черкесского села Кфар-Кама: «Сразу же по окончанию (Шестидневной – В.Ч.) войны несколько уважаемых членов (черкесской – В.Ч.) общины отправили письмо к близкому им министру Игалю Алону (1918-1980, во время Шестидневной войны был заместителем премьер-министра и министром труда в правительстве Леви Эшколя – В.Ч.) и попросили встречи с ним, чтобы поговорить о судьбе нескольких сотен (сирийских) черкесов, которые не покинули Голан. Эта встреча не состоялась. (…) Друзы на Голане остались в своих деревнях. А черкесам не была предоставлена такая возможность (…) Правительство Израиля не было заинтересовано в том, чтобы черкесы остались на Голане (…) Большинство членов этой общины бежали до окончания боев. (…) В село (Кфар-Кама – В.Ч.) дошли вести о том, что некоторые из них попытались уехать на родину черкесов на Кавказ после продолжавшегося 100 лет изгнания. Немногие остались в заброшенных деревнях, однако летом 1967 года они постепенно покинули их и присоединились к своим родственникам, которые рассеялись по всей Сирии». Следует отметить, что основными местами концентрации черкесов, бежавших с Голанских высот стали тогда Дамаск и Алеппо.

Попытка понять, почему черкесам, в отличие от друзов, не было позволено остаться в своих селах на Голанских высотах, приводит к следующим основным предположениям:

  1. Израильские черкесы не располагали таким мощным лобби, каким фактически располагали израильские друзы.
  2. Сирийские черкесы слишком тесно были связаны с сирийской армией и с другими силовыми структурами Сирии, с которыми, собственно, только что сражался ЦАХАЛ. В этом контексте можно упомянуть генерал-лейтенанта Мамдуха Хамбди Абазу (1932-1982), ставшего национальным героем Сирии и начальником сирийских ВВС, и начальника полиции Сирии генерала Хизмета Хапишта Мухамеда-Али (1900-1969). Израильтяне не доверяли сирийским черкесам в большей степени, чем сирийским друзам.
  3. Черкесское население Голанских высот было многочисленнее друзского и размещалось в большем числе населенных пунктов. Если бы оно вернулось после войны в свои села, у израильтян не было бы возможности превратить Голанские высоты в район с преобладающим еврейским населением, и они остались бы районом с преобладанием мусульманского населения, поскольку черкесы исповедуют ислам суннитского толка. Ни друзов, ни алавитов израильтяне не относили к числу мусульман.

Тем не менее, два черкесских села на Голанских высотах были все же были восстановлены. Однако произошло это только после Войны Судного дня 1973 года, которую в арабских странах называют Октябрьской войной, и последовавшего за ее окончанием подписания действующего, несмотря ни на что, до сих пор договора о прекращении огня между Сирией и Израилем. Согласно этому договору, в частности была создана демилитаризованная зона на Голанских высотах, разделяющая позиции ЦАХАЛа и сирийской армии. До войны Судного дня эта зона контролировалась ЦАХАЛом, теперь она должна находиться (и находилась до начала гражданской войны в Сирии) под контролем войск ООН. Сирийским войскам запрещено входить в эту зону. И именно в этой зоне находятся два последних черкесских села на Голанских высотах – Бир эль-Аджам и Барика.

Бир эль-Аджам расположен к югу от заброшенного города Кунейтра, у подножья холма Тель-Хазека, на высоте 942 м над уровнем моря. Это село было основано в 1872 году абадзехами, к которым позднее присоединились кабардинцы. После Шестидневной войны на холме Тель-Хазека, в непосредственной близости от в то время заброшенного села Бир эль-Аджам был построен передовой укрепленный пункт, который ЦАХАЛ контролирует до сих пор. В 1974 году между опорным пунктом ЦАХАЛа и заброшенным селом был построен пограничный забор. А в 1986 году сирийское правительство построило на свои средства несколько домов в северной части заброшенного села, чтобы побудить жителей Бир эль-Аджама вернуться, однако вернулись лишь немногие. Сейчас в Бир эль-Аджаме проживает порядка 400 человек. Это примерно половина потомков населения, жившего в этом селе до 1967 года.

Барика расположена к югу от Бир эль-Аджама, в 11 км от заброшенной Кунейтры на высоте 900 м над уровнем моря. Основано это село было  70-е годы XIX в. кабардинцами. Жители покинули его во время Шестидневной войны 1967 года и стали возвращаться только в 1974 году, когда их покинутое село было возвращено Израилем Сирии. По данным 2004 года, в Барике было 371 жителей, которые были только частью прежних жителей. Нежелание части прежних жителей возвращаться в родные села объясняется в первую очередь лучшими возможностями для заработка в крупных сирийских городах, в которых они оказались после Шестидневной войны.

Как уже было сказано выше, два упомянутых сирийских черкесских села были включены в демилитаризованную зону, в которую запрещен вход сирийской армии. Долгое время так и было. Однако осенью 2012 года Бир эль-Аджам и Барика были заняты суннитскими повстанцами. Тогда сирийская армия нарушила договор о прекращении огня от 1974 года и вошла в эти села, где вела бои против сил оппозиции. Учитывая сложившуюся на сирийской стороне границы ситуацию, ЦАХАЛ первоначально воздержался от силовой реакции на это нарушение. Лишь 11 ноября 2012 года в ответ на обстрел опорного пункта ЦАХАЛа на холме Тель-Хазека со стороны Сирии израильтяне открыли предупредительный огонь по сирийской территории. Никто из мирных жителей черкесских сел при этом не пострадал.

Еще в 2015 году российские СМИ сообщали о том, что вооруженные формирования черкесов принимали участие в боях на окраинах Дамаска на стороне правительственных войск. Но ситуация с черкесами, живущими в Бир эль-Аджаме и Барике, иная. Они слишком малочисленны сейчас в этом районе для создания крупных вооруженных формирований. Традиционно черкесы поддерживали правительство, однако вооруженное противостояние алавитов и шиитов с суннитами ставит их в непростое положение. В конечном счете, они тоже сунниты, и суннитские вооруженные формирования как таковые им непосредственно не угрожают (в отличие, например, от сирийских друзов). Однако основной защитой черкесов Бир эль-Аджама и Барики служит тот факт, что они расположены в демилитаризованной зоне, в непосредственной близости от границы с Израилем, который активно реагирует на даже случайные обстрелы своей территории и тем самым препятствует разворачиванию полномасштабных военных действий в непосредственной близости от пограничного забора.

52.58MB | MySQL:112 | 0,518sec